Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Взгляд изнутри на центры задержания детей-иммигрантов в США.


По всем штатам, прячась за торговыми центрами в центрах и на окраинах городов, находятся центры задержания Министерства здравоохранения и Управления социальных служб по расселению беженцев, в которых удерживается рекордное количество детей - более 13000. Республиканские и демократические конгрессмены называют эти центры безопасными, и даже приятными. Секретарь Министерства внутренней безопасности Кирстен Нильсен и конгрессмен Элиот Энгель заявляют, что эти тюрьмы «похожи на летние лагеря».

Но дети-иммигранты, с которыми поговорили репортёры World Socialist Web Site, рассказали другую историю. Эти дети из Центральной Америки, разлучённые со своими родными после пересечения американо-мексиканской границы, недавно были освобождены и согласились поделиться своим опытом на условиях анонимности. Они хотят, чтобы мир узнал об условиях содержания в этих центрах, расположенных в 15 минутах езды от домов обычных американцев. «Мне всё время хотелось плакать», - сказал 15-летний гондурасский мальчик, которого здесь мы называем Хорхе. Он удерживался в такой тюрьме более двух месяцев. - «Охранники следят за всем, что мы делаем, докладывают всё, что мы говорим. Это сводило меня с ума. Это тюрьма».
Collapse )

Усиление расизма при Байдене.


За несколько дней, которые потребовались для сбора вопросов к двум лидерам движения за права иммигрантов - Герлен Джозеф из Альянса «Гаитянский мост» и Патрис Лоуренс из Сети «Чёрные без документов» - федеральное правительство депортировало более 70 просителей убежища из Гаити, включая двухмесячного малыша и 21 другого ребёнка. Гаити переживает разгар политических потрясений, и правозащитники называют эти депортации «рейсами смерти». Вскоре ожидается следующая депортация сотен чернокожих иммигрантов, включая 135 гаитян. Большинство из них имеют семьи. СМИ мало пишут об этих депортациях, а когда пишут, то в этой широкомасштабной кампании против чёрных иммигрантов винят только «плохое агентство» - Иммиграционную и таможенную полицию (ИТП), которая, якобы отказывается соблюдать указ Байдена депортировать только подозреваемых в терроризме и осуждённых за тяжкие преступления. В первые дни своего президентского срока Джо Байден приказал на 100 дней заморозить «некоторые» депортации, но этот приказ заблокировал судья в Техасе, и депортации по самым серьёзным иммиграционным делам продолжились.

Но ИТП - не «плохое агентство». Она просто делает то, что всегда делала. Расизм встроен в основу иммиграционной системы, и ИТП просто соблюдает установленные правила. Однако, последний месяц побил рекорды по депортации из США чёрных иммигрантов. 5 февраля правозащитникам удалось приостановить отправку рейса с африканскими иммигрантами из Камеруна, Анголы и Демократической республики Конго. Но 1 февраля более 500 гаитян были депортированы в рамках программы по депортации 1800 гаитян до середины февраля. Соучредитель и исполнительный директор Альянса «Гаитянский мост» и директор Сети «Чёрные без документов» побеседовали с нами о кризисе чёрной иммиграции, о роли СМИ в уничтожении общин чёрных иммигрантов и о борьбе против этого.
Collapse )

Проблемы сельских больниц США в условиях COVID-19.


Трудно описать словами, как сильно COVID-19 ударил по сельским больницам США. В Северной Дакоте так много заражений, что медсёстры с COVID-19 без симптомов продолжают работать с пациентами. Айова и Южная Дакота приблизились к грани исчерпания больничных возможностей. Во многих местах первоначальные сотрудничество и добрая воля уступили место усталости и гневу на карантин, что затруднило соблюдение медицинских рекомендаций для остановки пандемии, поскольку люди отказываются даже носить маски.

Сельские больницы вступили в пандемию и без того в тяжёлом финансовом положении. Падающая демография, снижение доходов и рост расходов усложнили работу сельских больниц. Пандемия обострила эти проблемы. В середине марта большинство сельских больниц отказались от мер, останавливающих распространение вируса, столкнувшись с падением доходов, ростом цен и дефицитом необходимых материалов. Я работаю с сельскими врачами и администраторами больниц по всей стране в качестве исследователя, и вижу стресс, который они испытывают во время пандемии. Я привожу здесь свидетельства двух таких человек: главного исполнительного директора Сан Луис Валлей Хелф в Аламосе (Колорадо) Конни Мартин и доктора Дженнифер Бэкани Маккенни, которая занимается семейной медициной в Фредонии (Канзас). Но то же самое могут рассказать и многие другие медицинские работники сельских больниц, которые сталкиваются с чрезвычайным давлением.
Collapse )

COVID-19 превратит школы в тюрьмы.


Если вы задаётесь вопросом, что произойдёт, когда дети вернутся в школу, одна школа в Квебеке составила новые шокирующие правила. Очевидно, школы будут похожи на исправительные колонии. Это ещё один пример «возвращения к норме». Всё меняется, в том числе и жизнь наших детей.

Школы в Квебеке открываются 19 мая, и одна школа опубликовала новые правила. Эти правила выложены одним родителем на страницу Kate for Education в Facebook. Название школы не было раскрыто для безопасности родителя. Если вы думаете: «Ну, это Канада. Такая ерунда не может произойти здесь, в Америке». Я советую помнить, что правила изоляции в Канаде менее строгие, чем в США. Посмотрите на нелепые правила, которые есть у нас (например, магазины решают, какие товары нам необходимы), а уж потом говорите «это не может произойти здесь».
Collapse )

Лицемерие антииммигрантской пропаганды.


Почти каждый день мы слышим о протестах против защиты иммигрантов в Европе. Есть демонстрации, а есть и беспорядки. Считается, что правые правительства победили на выборах, потому что европейцев «достали смягчённые иммигрантские правила». СМИ постоянно об этом говорят. Мы должны это понимать и даже сочувствовать этому. Антииммигрантские настроения считаются даже синонимом стремлению европейцев «обрести независимость от Брюсселя и элит». Правый, расистский, избалованный и эгоистичный рабочий класс изображается как многострадальный тяжелоработающий контингент населения с прогрессивными желаниями.

Если взглянуть со стороны, это кажется возмутительным и даже оскорбительным, по крайней мере, для миллиардов людей, погибших в течение долгой истории европейского и североамериканского геноцидов - для тех, чьи родные страны превращены в руины, уничтожены средства к существованию, отобраны политические права, запрещён свободный выезд в другие страны, запрещена иммиграция в страны, которые до сих пор продолжают нарушать международное право, сея террор и хаос во всех регионах мира.
Collapse )

Внимательный взгляд на восстания по всему миру (2).

Первая часть.


МФ: Вы слушаете Clearing the FOG, правдивые разговоры, разоблачающие силы жадности с Маргарет Флауэрс и Кевином Зисом. И теперь к нам присоединился наш гость Андре Влчек. Андре – философ, романист, кинематографист, независимый журналист, поэт, драматург и фотограф, революционный интернационалист и путешественник, который борется против западного империализм и западного режима, навязанного всему миру. Сейчас он находится в Бейруте, в Ливии. Спасибо, что нашли время поговорить с нами, Андре.
Андре Влчек (АВ): Спасибо вам.
КЗ: Андре, мы ценим, что вы пришли. Я давно ценю то, что вы пишете долгое время, и я рад, что вы находитесь там, где сейчас проходят протесты, и можете разъяснить их. Многие запутаны действиями США по всему миру, они вмешиваются во множество восстаний. Вмешались ли туда США? Каковы там реальные проблемы? Ливан – одна из малоизвестных стран. Можете рассказать, что сейчас происходит в Бейруте, что происходит в Ливане? Что там за восстание? Опишите всё, что видите.
Collapse )

Куда идёшь, Ливан?


Прощай Ливан, образно и буквально. Прощай страна, которая, как многие считают, давно перестала существовать. Пять долгих лет я летал между Дальневосточной Азией и Ближним Востоком. Бейрут всё это время оставался одним из моих домов. Я прилетел сюда, когда ситуация в регионе стала невыносимой; когда дестабилизированная и замученная Сирия теряла своих детей в огромных количествах. Они были вынуждены покинуть свою Родину, направляясь в Бейрут, долину Бекаа и другие места этой планеты. Я прилетел, когда сирийские беженцы замерзали до смерти, страдали от эксплуатации и жестокости в древних, забытых богом деревнях, затерянных в отдалённых и беззаконных ливанских долинах.

Я не должен был писать об этом, но написал. Я не должен был увидеть это, но увидел. Это был позор ООН, хорошо замалчиваемый и скрываемый под техническим жаргоном. Беженцев не называли беженцами, а их лагеря не регистрировали официально как лагеря беженцев. Нам говорили, что всё, что видят наши глаза, на самом деле, было другим. Но глаза не врали. Ливанские миражи, песочные замки и мифы. Если вы живёте здесь, они окружают вас, душат вас постоянно. Я прилетел, когда палестинцы начали восставать в своих кошмарных лагерях – безнадёжных, чудовищных местах, где десятки тысяч людей вынуждены жить десятки лет, без помощи и почти без прав. И я улетаю, когда эта страна рушиться. Когда разрыв между имущими и неимущими достиг настолько огромных размеров, что часто кажется, что на одной крошечной территории, называемой Ливаном, существуют две страны, даже две вселенные.
Collapse )

Отличие Сирии от Афганистана.


Две ужасные войны, две катастрофы и два абсолютно разных результата. В Сирии сейчас осень, но почти вся страна расцвела, буквально поднявшись из пепла. В двух тысячах милях на восток Афганистан разбит на куски и истекает кровью. Там не имеет значения, какое время года - жизнь всегда ужасна, а надежда всегда мертва. Дамаск – древняя и великолепная столица Сирии – снова возвращается к жизни. Люди гуляют до поздней ночи, играет музыка, бурлит общественная жизнь. Не все, но многие снова улыбаются. Блок-постов становится всё меньше, и у входа в музеи, кафе и гостиницы больше нет металлоискателей.

Жители Дамаска настроены оптимистично, некоторые восторженно. Они упорно сражались, потеряли сотни тысяч мужчин, женщин и детей, но победили! Они победили, несмотря ни на что, благодаря поддержке друзей. Они гордятся своей победой, и справедливо гордятся. Давно унижаемые арабы внезапно поднялись и показали миру и самим себе, что они могут победить захватчиков, независимо от их военной мощи и извращённой тактики. Как я уже писал, Алеппо – это ближневосточный Сталинград. Это мощный символ. Там были остановлены фашизм и империализм. Неудивительно, что этот стойкий, храбрый и сильный центр панарабизма снова стал важным местом для свободолюбивых народов региона.
Collapse )

Сирия побеждает, потому что объединилась.


Да, она лежит в руинах, почти полностью разрушена, особенно в некоторых районах Хомса, Алеппо, Дамаска и других городов. Да, террористы и «иностранные силы» остаются в Идлибе и некоторых маленьких районах этой страны. Да, сотни тысяч людей погибли и миллионы стали беженцами. Но Сирия продолжает крепко стоять на ногах. Она не рухнула, как Ливия и Ирак. Она не капитулировала. Она даже не рассматривала возможность капитуляции. Она прошла через все муки, через огонь и невообразимую боль, но, в конце концов, победила. Почти победила. И, скорее всего, окончательная победа будет в 2019 году.

Несмотря на свой относительно маленький размер, она победила не как «маленькая страна», ведя партизанскую войну. Она победила как большое и сильное государство – в честной, прямой и открытой борьбе. Она мужественно сражалась с захватчиками во имя справедливости и свободы. Сирия победила, потому что у неё была лишь одна альтернатива - рабство и покорность - а это не свойственно её народу. Сирийский народ победил, потому что должен был победить, или столкнуться с гибелью своей страны и смертью мечты о панарабской Родине. Сирия побеждает, и надеюсь, ситуация на Ближнем Востоке изменится. Долгие десятилетия унижения арабов закончились. На Сирию смотрят все соседи. Все понимают: с Западом и его партнёрами можно успешно воевать, они не всемогущи. Они жестоки и безжалостны, но не всемогущи. Можно победить и самые порочные фундаменталистские образования. Я говорил это раньше и повторяю снова: Алеппо стал ближневосточным Сталинградом. Алеппо, Хомс и другие отважные сирийские города. Они выступили против фашизма, мужественно и самоотверженно сражались и выстояли.
Collapse )

Журналистская работа в Газе опасна для жизни.


Фотограф из Газы Мухаммад Аз-Заанун освещает события в Газе с 2006 года:
В пятницу (во время Великого Марша Возвращения) мой друг убедил меня уйти оттуда. Он сказал: «Тебе не надоело фотографировать? Хватит, мы беззащитны, уходим отсюда». Я просил его подождать, я чувствовал, что сниму там классную фотографию. Он взял меня за руку и потащил оттуда, несмотря на моё возмущение. Когда мы уходили, произошёл взрыв там, где мы только что стояли. Было ранено 60 человек. Мой друг испугался и сказал, что чувствовал, что с нами что-то произойдёт, если мы останемся там. Это был ужасный момент для всех нас.
Collapse )