Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Деревенская сказка.


У каждого есть незабываемые случаи или истории, которые произошли с нами, или о которых мы слышали. Из-за своей уникальности они никогда не стираются из памяти. Одну из таких историй я помню до сих пор. Эту историю рассказал нам первый учитель. Когда он вошёл в наш класс, казалось, его лицо сияет ангельской добротой и красотой, его одежда пахнет амброй, глаза излучают детскую невинность, вся фигура светится, словно он спустился с неба. Хотя его урок был связан с чистой наукой, он начал с поучительной истории, которую невозможно забыть. Свой первый урок он посвятил нравственному и общественному воспитанию, заронив, как в плодородную землю, в наши жаждущие знаний умы семена благоразумного развития. Вот его история.

На берегу реки стояла небольшая и тихая деревня. В ней жили добрые и отзывчивые люди. Жили они спокойно и мирно. Они были уверены, что у них всегда будет достаток, они всегда будут помогать друг другу, и не одна семья не будет голодать. Они ходили в гости друг к другу, проверяя все дома, и не засыпали, пока не убедятся, что у всех всё хорошо. Жители этой деревни жили за счёт земледелия и им нужна была вода. Их земля была плодородна, воды всем хватало. Все были хорошими крестьянами, здоровыми и благополучными, потому что всё необходимое, включая животную и растительную пищу, было доступно даже для бедных. Хотя, на самом деле, благодаря взаимопомощи, в этой деревни не было ни одной бедной семьи.
Collapse )

Художник как пророк.


Израильский писатель и диссидент Ури Авнери спросил египетского генерала: как египтянам удалось удивить израильтян, когда они начали войну в октябре 1973 года? И генерал ответил: «Вместо чтения разведывательных докладов, вы должны были читать наших поэтов». Яростное чувство предательства, охватившее американское общество, редко или почти никогда не проникает в СМИ. Чтобы понять дикую экономическую и эмоциональную цену деиндустрализации, разрушения демократии, мрачно-нигилистического насилия массовых расстрелов, господства опиоидов, усиления милитаризма и концентрации богатства в руках крошечной клики коррумпированных олигархов, необходимо прислушаться к поэтам, писателям и другим художникам. Эти художники, которые, как правило, находятся на обочине нашей массовой культуры – наши невидимые пророки.

«Что есть общего у Кьеркегора, Достоевского, Ницше и большинства других пророков, так это сильное этическое мировоззрение и повышенная чувствительность к принципам и морали – как очевидным, так и к тем, что скрываются под поверхностью», - написал живописец Энрике Мартинес Селайя. - «Им также свойствена немедленность. Пророки не склонны ждать подходящего момента. Их пророческое видение требует действий, оставляя мало места для расчётов и дипломатии. Для пророков, истина – это не просто вера, а моральный долг, который заставляет их говорить и действовать, не обращая внимания на удобство и выгоды. Но пророки должны делать больше простых разговоров и действий, недостаточно быть апокалиптическим. Надо что-то выдвигать вперёд». Все деспотические режимы, включая и наш, вели войны с культурой. Они стремятся исказить и убить историческую память. Селайя назвал это нападение на память «философским насилием». Оно вызывает в нас «чувство чужеродности, изгнания, чувство, что у нас нет возможности проверить, откуда мы пришли, потому что многие знания утеряны».
Collapse )

Террористическая внешняя политика.


«Аль-Каида на нашей стороне в Сирии», - сообщил госсекретарю США Хиллари Клинтон в электронном письме от февраля 2012 года её помощник. Журналист Макс Блументаль сделал эту фразу эпиграфом к своей последней книге «Управление дикостью». Эта фраза раскрывает связь военной политики США на Ближнем Востоке с распространением таких экстремистских группировок как Аль-Каида и Исламское Государство. И она позволяет понять события последнего десятилетия в Афганистане, Ираке, Ливии и Сирии. Избрание Трампа и рост исламофобии в Европе и США – прямой результат американского вмешательства в Афганистан 1979-1989 годов и терактов 11 сентября 2001 года, которые стали поводом для нападения на Афганистан и Ирак.

Название книги взято из стратегического документа 2004 года, написанного джихадистским идеологом с нигилистическим и жестоким взглядом на мир под псевдонимом Абу Бакр Наджи. Наджи написал, что создание Исламского Государства в регионе возможно в условиях хаоса, созданного американскими войнами. Этот хаос поможет джихадистам создать «администрации дикости» в отдаленных регионах и использовать их для управления государством. «Документ Наджи точно соответствовал», - пишет Блументаль, - «политике свержения правительств органами госбезопасности Вашингтона, и тесным отношениям» между органами госбезопасности и террористами. Блументаль пишет, что эти тесные отношения вышли за пределы идеологии, достигнув «консолидации путём прямого сотрудничества», особенно в Ливии и Сирии, где США и другие внешние силы снабжали джихадистов оружием и финансами.
Collapse )

Альтернативные правые и упадок капитализма в США.


В конце 1934 года появилось второе издание книги Палма Датта «Фашизм и социальная революция». Эта книга исследует экономические и политические причины и природу фашизма. В введении к этой книги отмечена очень важная мысль: «Фашизм – не просто выражение определённого движения, определённой партии в современном обществе, это наиболее полное выражение всей тенденции современного капитализма в состоянии упадка». Последние 3-4 года по всему миру наблюдается резкий рост политических демонстраций и акций, организованных людьми, которые с гордостью называют себя фашистами. Из этого роста можно сделать разумный вывод об усилении фашизма, как международного явления. Конечно, особенности различных людей и организаций этого движения различаются в разных странах и регионах, но их фашистская природа едина, как и природа глобального капиталистического упадка. В США и Канаде фашизм принял известную по СМИ форму «альтернативных правых (альт-правых)».

Большая часть альт-правых – молодёжь и представители среднего класса. Многие из них с высшим образованием и разбираются в компьютерной технике и интернете. Исторически сложилось так, что именно подобные контингенты чаще тяготели к фашизму и другим реакционным движениям, особенно в условиях катастрофических кризисов капиталистической экономики, по аналогии с нынешним кризисом, который начался в 2007-2008 годах. Не имея возможности заработать достаточно для погашения своих долгов и оплаты своей собственности, в условиях отсутствия революционных левых организаций, они обращаются к политике фашизма. Злобная и грубая фашистская риторика, в сочетании с экономическим и политическим национализмом, кажется революционной. Но как показывает история, эта революционность приводит лишь к усилению тех самых капиталистических сил, которые вынудили этих людей обращаться к радикализму.
Collapse )

Проблемы современных арабских книг.


Серьёзные проблемы, с которыми сталкивается современная арабская культура, включая политические и экономические кризисы, а также техническая революция, которая отталкивает людей от чтения, негативно сказываются на арабских интеллектуалах и писателях, которые, кроме отдельных личностей, также вынуждены подчиняться гегемонии власти. Эти проблемы заставили некоторые культурные учреждения искать новые методы возрождения культуры с помощью конкурсов, ярмарок и выставок.

Одним из мероприятий этого направления стала первая книжная ярмарка Ближнего Востока, которая стала крупнейшей книжной ярмаркой в мире. Огромный зал в Дубае был заполнен тремя миллионами книг, которые круглосуточно продавались по сниженным ценам. Серия этих книжных ярмарок организована компанией Big Bad Wolf. Первая ярмарка прошла в малазийском городе Куала-Лумпур в 2009 году, затем аналогичные ярмарки были организованы в таких азиатских городах как Джакарта, Манила, Себу, Коломбо, Бангкок и Тайбей. Организатор этой выставки Эндрю Яп надеется, что огромное количество книг привлечёт многих посетителей. «На таком зрелом рынке, как дубайский, это привлечёт разнообразных читателей», - сказал он. Эмиратская писательница Руда Аль-Мари, чья книга также продавалась на этой ярмарке, сказала, что город Дубай нуждается в таких мероприятиях, которые поощряют к чтению новое, зависимое от компьютеров, поколение. «Мы нуждаемся в таких ярмарках, которые побуждают к чтению, побуждают взять в руки книгу… почувствовать её запах… сделать это снова… хорошо проводить время… читать интересные рассказы. Мы очень в этом нуждаемся. В этом нуждается каждое поколение».
Collapse )

Турецко-сирийская граница: беспорядок, разрушение и несчастье.


Когда мы впервые встретились в 2017 году, турецкий поэт Мустафа Горен гордо стоял, бросая вызов чудовищной бетонной стене, построенной по приказу Анкары. Она разделила два города с одной и той же культурой: турецкий Каркамис и сирийский Джарабулус. Этот поэт прочитал мне свои стихи и мой друг - переводчик моих книг родом из города Адана - попробовал сходу перевести их. Стихотворение начиналось необычно – с предупреждения Европе и её народам: «Однажды придут настоящие лидеры мира, они отрежут все ваши газовые и нефтяные поставки, и вы окажетесь в дерьме ещё глубже, чем ограбленный вами мир! Вы сожжете свою дизайнерскую одежду и обувь, просто чтобы согреться. Вы забыли, но скоро вам напомнят: мы все – люди!»

Он поднял правую руку, крича в небо обвинения. Чем-то он был похож на советского революционного поэта Владимира Маяковского. Поэт был явно возмущён. Это был 2017 год. Всё на границе было сырым, новым и ужасно болезненным. Казалось, всё могло произойти - и хорошее и плохое - полномасштабная турецко-сирийская война, даже турецко-русская война, или выход Турции из НАТО и более тесный союз с Россией и Ираном против Запада.
Collapse )

Интервью с Андрэ Влчеком о западном терроризме.


Знаменитый американский журналист, режиссер-документалист и романист Андрэ Влчек описал бесчисленное множество вооружённых конфликтов по всему миру. Одна из последних его работ называется «О западном терроризме». Эта книга составлена на основе бесед с Ноамом Хомским – прославленным экспертом по пропаганде. Совместно они исследуют наследие колониализма, который продолжает существовать до сих пор, и осуждают лицемерие Запада по поводу терроризма, так как именно он виновен в его распространении. Мы встретились с Андрэ Влчеком, чтобы узнать его мысли об этой книге и многом другом.

Во время дискуссий с Ноамом Хомским, Вы выкладываете факты об империалистическом интервенционизме в новейшей истории: в Азии, Латинской Америке и Ближнем Востоке. Какова цель переключения внимания с предполагаемых врагов Запада на сам Запад?

В течение многих веков Запад военно и экономически грабил мир. Чтобы «узаконить» свои преступления, он создал чрезвычайно сложную и эффективную пропагандистскую систему, навязав всему миру свою «логику» и свои культурные догмы. На самом деле, это огромная трагедия, так как многие завоёванные культуры были намного выше и гуманистичнее, чем Запад. В результате этого, естественное и логическое развитие мира подорвано и даже разрушено. Преобладают лишь западные догмы, приносящие неустойчивость, хаос, злобу и разочарование.
Collapse )

Молодые американские евреи больше не верят израильской пропаганде.


Немногие книги по истории Палестины становятся бестселлерами. Но книга «История палестинского народа: от древнейших времён до современной эры» стала лидером рейтинга Amazon. Её автор, израильский академик Ассаф Волл, утверждал, что рассмотрел «тысячи источников», чтобы описать «уникальный взгляд палестинских людей на мир и человечество». Однако, когда администрация Amazon узнала, что все 130 страниц этой книги пусты, она удалила её с сайта. Но сотни обманутых клиентов уже успели заплатить за неё по 10 долларов. Выступая на израильском радио, Волл заявил: «Кто-то должен сказать палестинцам правду, даже если она причиняет боль».

В истории палестинского народа были подобные инциденты. В 1969 году израильский премьер-министр Голда Мейр заявила всему миру: «Не было такой вещи как палестинцы». Через 15 лет появилась книга под названием «С незапамятных времён», которая заслужила одобрение учёных и СМИ США. В ней писалось, что палестинцы – не коренной народ Палестины, а современные экономические мигранты, которые пользуются достижениями Османской империи. Талантливый еврейский аспирант Норман Финкельштейн назвал эту книгу мошенничеством, и вскоре все забыли о ней.
Collapse )

Литературная цензура в школах препятствует прогрессу.


«Я верю, что книги бросают вызов и ставят вопросы. Они открывают для нас окна в жизнь других людей и являются зеркалами, в которых мы можем посмотреть на себя. В конечном счёте, если вы придерживаетесь точки зрения, которая может быть перевёрнута романом, позвольте мне утверждать, что проблема не в романе», - сказал писатель Джон Грин в своём последнем видео-выступлении: «О запрете «В поисках Аляски»». Это выступление появилось после того, как Американская библиотечная ассоциация опубликовала список категорически запрещённых и спорных книг за 2015 год, в котором на первом месте оказался награждённый несколько лет назад этой же ассоциацией роман Грина «В поисках Аляски».

Но почему некоторые учреждения и организации (наиболее известные случаи касаются государственных школ) запрещают книги? Согласно Американской библиотечной ассоциации, книги запрещаются или ставятся под сомнение для защиты людей от «трудных идей и сложной информации». Некоторые во всём винят самих родителей, которые считают, что эти книги не подходят для чтения из-за анти-семейных представлений, гомосексуальности, ругательств и откровенных сексуальных сцен. Часто чиновники организаций и школ запрещают книги, не прочитав их. Они ссылаются на указанную им одну сцену, одну страницу или одно слово, которые выглядят неблагонадёжно, и под этим предлогом запрещают всю книгу.
Collapse )

Почему в школах США запрещают книги Марка Твена?


Недавно в одной филадельфийской школе исключили из учебного плана роман Марка Твена «Гекльберри Финн» под предлогом наличия в этой книге слова «негр».
На прошлой неделе частная квакерская «Дружеская центральная школа» запретила 11-классникам читать этот классический американский роман Марка Твена, потому что «школьники могли почувствовать себя дискомфортно».

Daily Sheeple сообщает: «Конечно, эта книга радикально опередила время в своём критическом отношении к рабству. Она изображает мальчика, который дружит с рабом и проходит через множество трудностей, чтобы помочь ему обрести свободу…»
Но в политкорректной Америке правда уже давно не имеет значения.
Collapse )