antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

На Борнео уничтожена не только природа, но и великая древняя культура.


Полное разрушение около малазийской границы.

Вы когда-нибудь думали о третьем по величине острове на Земле - Борнео (называемый Калимантаном в Индонезии) - как об одной из колыбелей мировой демократии? Возможно, нет, а должны были. Пока Европа участвовала во множестве внутренних и экспансионистских войн, на некогда пышном тропическом Борнео люди, принадлежавшие к древним местным культурам, совместно и согласованно принимали общие решения, или, используя западный термин, «демократически». А если использовать сегодняшние стандарты, они решительно «защищали окружающую среду», проявляя большое уважение к природе вокруг них: ко всем живым существам, растениям, густым лесам, широким рекам и даже маленьким ручейкам. Действительно, местный народ - дайков - часто называли «охотниками за головами», но, в основном, европейские ориенталисты. Но это была лишь одна из многих особенностей их культуры. Даяки говорили на более 170 языков и диалектов, обладая сложной системой культур, обычаев и законов.

Суть в том, что во многих отношениях и на протяжении многих веков традиционные даяки могли прекрасно сосуществовать со своим островом и окружающей средой. Если бы их оставили в покое, они бы продолжали так жить и сейчас - жить своей жизнью, на своей земле, и, скорее всего, жить хорошо. К сожалению, этого не произошло. Борнео пострадал от нападения, колонизации и опустошения, как только началось вторжение европейских захватчиков. На короткий период остров оккупировали японцы, затем европейцы снова вернулись, а после «обретения независимости» остров оказался разделён между тремя суверенным странами: Индонезией, Малайзией и Брунеем.

И это не улучшило ситуацию. Возникли жестокость и почти безумие индонезийского грабежа, который начался после организованного Западом военного переворота 1965 года (при поддержке иностранных горнодобывающих и лесозаготовительных компаний). О разграблении природных ресурсов Калимантана ходили легенды. Для Джакарты и её иностранных хозяев так называемое переселение значительно облегчило грабежи, превратив, в то же время, местный народ в меньшинство и крепостных на собственной земле. Сейчас культура по-настоящему «жива и здорова» только в нескольких нетронутых уголках отдалённых внутренних районов. Там люди всё ещё помнят, каким был Борнео. И они понимают, что нужно и можно сделать, чтобы его спасти. Но похоже, никто не хочет учиться у них, или хотя бы прислушаться к ним.


Самый длинный дом в мире, глубоко в тропическом лесу.

Путешествовать по так называемому Сердцу Борнео непросто. Но возможно. И собирая кадры для наших документальных фильмов и книги, нам удалось посетить в мае 2018 года несколько отдалённых мест, расположенных межу индонезийским городом Путуссибау и границей с Малайзией. Путуссибау расположен на могучей реке Капуас - в верхнем её течении. В отличие от других крупных городов на индонезийском Калимантане, он по-прежнему значительно окружён нетронутыми девственными лесами, так как находится в охраняемом районе.

После почти полного опустошения Калимантана, которое мы в течение нескольких месяцев наблюдали в западной и южной частях острова, Сердце Борнео казалось удивительно нетронутым. Обитатели различных традиционных «длинных домов», стоящих в десятках километров от города, оказались хорошо осведомлёнными о нынешнем состоянии Борнео, и даже готовыми безбоязненно обсуждать это. Они также знают историю и традиционные культуры их географического региона и всего острова.


Глава длинного дома Паулус Тулун Даун.

Коренной житель Борнео, старый даяк и глава традиционного длинного дома Паулус Тулун Даун сказал нам: «Мы, особенно даяки-таманы (название этой субэтнической общины даяков, живущих в глубине Борнео), унаследовали мудрость и традиции наших предков. Мы знаем, как жить в гармонии с природой. Поэтому здесь мы не разрушаем окружающую среду. Без природы нет жизни. Мы учим нашу молодёжь сохранять эту важнейшую ценность в повседневной жизни, и говорим нашим детям, чтобы они не поддавались влиянию иммигрантов из других частей страны и из-за границы, тех, кто приезжает сюда и продолжает разрушать Калимантан.

Мы продолжим жить в этом длинном доме, потому что верим, что в этой жизни есть мудрость, по сравнению с обычными домами. Здесь мы живём в гармонии со всем сообществом, мы помогаем друг другу и делимся своим имуществом. Все важные решения принимаются после консультаций с членами нашего сообщества. Компании по производству пальмового масла много раз приходили к нам, предлагая купить наши земли, но мы всегда отказываемся, потому что знаем, что пальмовое масло приносит вред природе и нашим жизням. Думаю, в других местах людей соблазняют деньги и обещания компаний, поэтому они продают всё, что у них есть, и в результате теряют свой лес».

К нашей беседе присоединился молодой человек по имени Хендри. Он полон энтузиазма, мечтает о работе в медицине и развитии жизни его сообщества. Вскоре становится ясно, что оба поколения на одной волне: «Продавать землю предприятиям - не хорошая мысль. Во-первых, между компаниями, правительством и местными жителями не бывает чётких и честных правил сотрудничества, поэтому мы не доверяем им. Во-вторых, пальмовое масло может дать некоторую выгоду, но только на короткий срок. А как же наши будущие поколения? Мы не хотим, чтобы наша вода была отравлена, мы не хотим потерять наши леса, и лишить будущего наших детей и внуков».

«А что насчёт добычи золота?» - спросили мы. Очевиднее, чем в других районах Калимантана, «нелегальная» (хотя, на самом деле, полностью защищаемая и даже финансируемая правительством, полицией и военными) добыча золота на реках и берегах уже отравила целые селения и водохранилища ртутью и другими чрезвычайно ядовитыми веществами.

Хендри не сомневается: «Мы не разрешаем здесь любую добычу золота. В этой традиционной области, даже когда люди срубают одно единственное дерево без разрешения нашего лидера, мы наказываем в соответствии с нашими законами. Поэтому, мы категорически не разрешаем здесь добычу золота, так как знаем, насколько плохими могут быть разрушения от добычи золота».

Мы хотим узнать о «демократических принципах», которые находятся в основе управления местных общин, о и жилищах (типа длинных домов), которые строятся здесь несколько десятилетий и даже веков. «Да, мы живём в нашей собственной форме демократии в течение многих лет и десятилетий. Но для нас это просто естественная форма жизни», - ответил он.


Пара, потерявшая дом в Путуссибау.

Демократия. «Власть народа» по-гречески. Она официально продвигается Западом, но, на самом деле, она исчезает, немедленно запрещается в странах, завоёванных и колонизированных европейцами и их потомками. На Борнео существовала Республика Ланьфан (蘭芳共和國 по-китайски). В «Хронике Ланьфан» (многогранном проекте, вдохновлённом историями и исследованиями Республики Ланьфан XVIII века, основанной на западе Борнео одним китайцем) указывается: «Республика Ланьфан была первой демократической республикой в Юго-Восточной Азии, основанной на западе Борнео китайцем народности хакка. Основанная Ло Фан Бо в 1777 году, эта республика просуществовала 107 лет с 10 президентами, пока не была запрещена с началом голландской оккупации в 1884 году. Китайцы впервые прибыли на Борнео для добычи золота и сформировали различные кланы по месту происхождения. Первоначально известный как Ланьфан Конгси, Ло Фан Бо объединил всех хакка в этом районе, чтобы создать Республику Ланьфан. После голландского вторжения их потомки бежали на Суматру, в Куалу-Лумпур и Сингапур. Многие учёные считают, что один из потомков впоследствии стал отцом-основателем Сингапура. Хотя хакка составляют меньшинство в Сингапуре, именно они сыграли важную роль в становлении этого космополитического города-государства».

В журнале музея Сарауак отмечается: «Когда голландский империализм вторгся в современную Индонезию, Ло основал Республику Ланьфан в 1777 году (со столицей в Восточном Ваньцзине), чтобы защитить китайских поселенцев от голландского угнетения… Поселенцы впоследствии избрали его своим президентом. Ло реализовал многие демократические принципы, включая идею, что все государственные вопросы должны приниматься после консультаций с гражданами республики. Он также создал комплекс исполнительных, законодательных и судебных учреждений. В этой республике не было постоянной армии, но было министерство обороны, которое руководило национальным ополчением, основанном на воинской обязанности».


Даяки в окружении родной природы.

Когда я разговаривал об этой впечатляющей республике в Нагасаки (Япония) с ведущим австралийским историком Джеффри Гунном, он с восхищением сказал о её достижениях: «Да, она была очень развита. Не только политически, но и технически, в строительстве водных сооружений, дамб». Уроженка Калимантана профессор Мира София Лубис, которая много лет изучала этот остров, сказала: «В Джакарте и других местах многие люди считают, что калимантанцы очень просты, невежественны и глупы. Но давайте посмотрим правде в глаза. Что здесь произошло, на самом деле? Великая и прогрессивная Республика Ланьфан уничтожена голландскими колонизаторами. Затем японцы убили почти всех образованных людей на западе Калимантана, многие из которых были китайского происхождения. К тому же, во многих отношениях, Калимантан был маргинализирован правительством Джакарты, особенно в эпоху Сухарто».

Вместе с Хендри мы поехали в деревню Энсанак примерно в 200 км. от Путуссибау. Здесь также плантации пальмового масла покрывали огромные площади земли. «Охраняемые территории» далеко отсюда. Как и всюду, на индонезийском Калимантане ручьи, протекающие по этим плантациям, окрашены в тёмно-красные или чёрные цвета из-за ядовитых химикатов, используемых компаниями. Хендри хотел, чтобы мы поговорили с его родственником Маваном, который когда-то был лидером-активистом и боролся против плантаций пальмового масла. Он даже блокировал проезд грузовиков компании и возбуждал судебные процессы от имени местных общин. Но после долгого и утомительного путешествия Маван не хотел говорить об ужасных испытаниях, выпавших на долю местных жителей.

Его крошечная деревня полностью окружена плантациями. На десятки километров вокруг не осталось ни малейшего клочка нетронутой земли. И всё же он говорил о выгоде плантаций пальмового масла, а не об их разрушительных последствиях для людей. «Они купили его!» - кричал Хендри в машине на обратном пути. - «Они продолжают покупать наших людей». Вернувшись в длинный дом Бали Гунди, Паулус Тулун Даун высказал свои предположения: «Люди, которые ходят в школы в Индонезии, думают, что становятся умнее, но, на самом деле, они работают на правительство и частные компании, и ничего не делают для помощи своим родным деревням и городам. Пока они получают деньги, им всё равно. Короче говоря, чем больше здесь «образованных» людей, тем больше они поддерживают корпорации. Они возвращаются из школ и начинают пропагандировать разрушительную деятельность. Политическая система здесь тоже откровенно разрушительна».

Путуссибау, возможно, в каком-то смысле лучше других провинциальных городов Калимантана, типа Синтанга (сильно разрушенного добычей золота). Но и здесь положение людей плачевно. Падающий гигант (Индонезия) всё ещё каким-то образом выживает из-за необузданной добычи полезных ископаемых Папуа, Суматры и Калимантана, но это очень мало даёт местному населению. Согласно Greenpeace: «Тропические леса Индонезии - очаг биоразнообразия, богатый эндемичными видами и жизненно важный для регулирования климата Земли. Но эти леса вырубают ради плантаций по производству пальмового масла, целлюлозы и бумаги, делая Индонезию третьим в мире источником парниковых газов, и угрожая вымиранием местным видам, например орангутангам».

Сейчас Индонезия занимает первое место в мире по производству пальмового масла (свыше 21 млн. тонн), на втором месте находится Малайзия. Этот бизнес приносит доход в десятки миллиардов долларов. Но коренное население индонезийского Калимантана остаётся нищим. Вечером, перед отъездом из Путуссибау, мы перешли реку из центра города в район, разрушенный недавно оползнем, под названием Кедамин. Там мы увидели участок земли, который буквально раскололся пополам, одна часть его осталась на холме, а другая обрушилась в реку. Дома больше не было. Остались только руины. Хозяева дома, мужчина и его жена Йени, сидели на самодельной скамейке, в тени остатков брезентовой крыши.

Сначала они бесстрастно рассказали о том, что случилось с ними две недели назад: «Вода в реке Капуас продолжала подниматься, она текла с огромной скоростью. Вдруг она ударила в наш дом в 3 часа ночи. Земля около берега реки внезапно треснула и обрушилась. Часть дома - кухня и столовая - исчезла в мутной воде. Оставшаяся часть дома превратилась в руины».

Затем женщина заплакала. Теперь ей и её семье придётся полагаться на помощь соседей и родственников. Один из соседей предложил им временное убежище. Как всегда в таких ситуациях, правительство почти ничего не делает. Оно не обращает внимания на опасность катастрофы, а после трагедии ничего не делает для укрепления берега. После потери дома семье предложили в виде «правительственной помощи» одно лишь одеяло!

Местные жители ни на что не могут рассчитывать. Им некуда обратиться за помощью. У Калимантана всё отняли, и ничего не возвращают, за исключением некоторой «инфраструктуры» - дорог, которые построены для перевозки добытых полезных ископаемых. Недалеко от места нашей беседы с Йени мужчина испражнялся в реку, присев на корточки за своим домом. В нескольких метрах ниже по течению кто-то стирал одежду и купался. Очевидно, что в этих городах мало что осталось от былой славы Борнео и от богатой и гордой культуры даяков!


Таким Калимантан был раньше.

Если бы его не завоевали, колонизировали и поработили голландские, британские и японские захватчики, если бы позже он не пострадал от жадной и лицемерной политики Явы, остров Борнео, скорее всего, превратился бы в один из самых традиционных и процветающих регионов Юго-Восточной Азии. Когда даяков и китайцев оставляли в покое, они жили здесь в мире. Обе культуры имеют собственные демократические виды правления. Оба народа уважают природу. Но они слишком слабы, чтобы бороться с превосходным оружием и безудержной алчностью захватчиков. Их победили, унизили и заставили подчиняться.

Мы знаем, что случилось потом. Это отчётливо видно на всём острове: почти всё сожжено, раскопано и разрушено. Живущие здесь люди сталкиваются с ужасными бедствиями. В старых длинных домах, глубоко в лесу, люди продолжают сопротивляться и жить, как до оккупации. Внутри этих замечательных длинных домов можно найти секреты Борнео, а также ответы на многочисленные вопросы, в том числе и на самый острый: «почему произошла эта катастрофа?» В умах и сердцах людей, которые ещё могут сопротивляться «образованию», навязанному из Джакарты и Запада, есть решения проблем и идеи развития и спасения этого некогда одного из самых красивых островов на Земле.


Автор - Андре Влчек (Andre Vltchek) - философ, романист, кинематографист и независимый журналист. Шесть его последних книг: «Новая столица Индонезии (New Capital of Indonesia)», «Китайская инициатива Один пояс, один путь (China Belt and Road Initiative)», «Китай и Экологическая Цивилизация (China and Ecological Civilization)» в соавторстве с Джоном Коббом (John B. Cobb, Jr.), «Революционный оптимизм, западный нигилизм (Revolutionary Optimism, Western Nihilism)», революционный роман «Аврора (Aurora)» и популярная политическая документалистика «Разоблачение лжи Империи (Exposing Lies Of The Empire)». Другие его книги можно посмотреть по этой ссылке. Смотрите также его новаторский документальный фильм о Руанде и Демократической Республике Конго «Руандский гамбит (Rwanda Gambit)» и его фильм-диалог с Ноамом Хомским «О западном терроризме (On Western Terrorism)». Источники текстов Влчека: веб-сайт, блог twitter, и блог patreon.

Источник: Borneo – Not Just Nature, But Also Great Ancient Culture Has Been Destroyed, Andre Vltchek and Mira Lubis, countercurrents.org, June 29, 2018.

Tags: Англия, Андре Влчек, Бруней, Голландия, Индонезия, История, Китай, Малайзия, США, Япония, война, демократия, идеи, империя, кризис, неолиберализм, преступность, экология
Subscribe

Posts from This Journal “Андре Влчек” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments