antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Усиление расизма при Байдене.


За несколько дней, которые потребовались для сбора вопросов к двум лидерам движения за права иммигрантов - Герлен Джозеф из Альянса «Гаитянский мост» и Патрис Лоуренс из Сети «Чёрные без документов» - федеральное правительство депортировало более 70 просителей убежища из Гаити, включая двухмесячного малыша и 21 другого ребёнка. Гаити переживает разгар политических потрясений, и правозащитники называют эти депортации «рейсами смерти». Вскоре ожидается следующая депортация сотен чернокожих иммигрантов, включая 135 гаитян. Большинство из них имеют семьи. СМИ мало пишут об этих депортациях, а когда пишут, то в этой широкомасштабной кампании против чёрных иммигрантов винят только «плохое агентство» - Иммиграционную и таможенную полицию (ИТП), которая, якобы отказывается соблюдать указ Байдена депортировать только подозреваемых в терроризме и осуждённых за тяжкие преступления. В первые дни своего президентского срока Джо Байден приказал на 100 дней заморозить «некоторые» депортации, но этот приказ заблокировал судья в Техасе, и депортации по самым серьёзным иммиграционным делам продолжились.

Но ИТП - не «плохое агентство». Она просто делает то, что всегда делала. Расизм встроен в основу иммиграционной системы, и ИТП просто соблюдает установленные правила. Однако, последний месяц побил рекорды по депортации из США чёрных иммигрантов. 5 февраля правозащитникам удалось приостановить отправку рейса с африканскими иммигрантами из Камеруна, Анголы и Демократической республики Конго. Но 1 февраля более 500 гаитян были депортированы в рамках программы по депортации 1800 гаитян до середины февраля. Соучредитель и исполнительный директор Альянса «Гаитянский мост» и директор Сети «Чёрные без документов» побеседовали с нами о кризисе чёрной иммиграции, о роли СМИ в уничтожении общин чёрных иммигрантов и о борьбе против этого.

Тина Васкес: Сейчас мы наблюдаем, как сотни чёрных иммигрантов, и в частности гаитян, становятся целями депортации. Многое из этого происходит потому, что ИТП открыто нарушает указы президента Байдена, что, кажется, полностью освобождает от ответственности Байдена и Алехандро Майоркаса - нового секретаря Министерства внутренней безопасности (МВБ). Как ваши организации относятся к этим депортациям?

Герлен Джозеф: Думаю, мы наблюдаем продолжение того, что создано правительством Трампа. Его правительство демонтировало иммиграционную систему и разрешило античёрную риторику. Гаитянские иммигранты давно являются целями, и теперь мы просим правительство Байдена предпринять что-нибудь в отношении злоупотреблений, античерноты и расизма в этой системе, потому что он имеет полномочия начать демонтаж этого. Мы просим, чтобы правительство Байдена достойно приветствовало просителей убежища. Мы просим предоставить статус постоянного и легального проживания всем людям без документов. Мы просим восстановить различные визы. Мы просим глубже изучить коренные причины миграции чёрных. В Камеруне продолжается пятилетний конфликт. В Мавритании рабство. Землетрясение на Гаите убило сотни тысяч человек и сделало бездомными миллионы. Также были ураганы и политические беспорядки, которые вынуждали людей уезжать. Гомосексуалисты бегут с Ямайки. Чёрные иммигранты - одни из самых уязвимых, и у нас всегда на спинах нарисованы цели, при Байдене ничего не изменилось.

Патрис Лоуренс: Байден несёт ответственность, потому что у него есть полномочия остановить депортации. Он - один из самых влиятельных людей в мире. Я понимаю, что есть много нюансов, но МВБ относительно ново. ИТП относительно нова. Они быстро создали эти агентства, и они могут быстро их демонтировать, но они не собираются этого делать. Угнетатель не собирается добровольно разрушать эти системы, это должны требовать угнетённые. Если бы у главы МВБ была политическая воля остановить эти депортации, он бы сделал это. Но он не делает этого, и я думаю, не собирается делать. Это много говорит о его характере и характере Джо Байдена. Нам нужны люди, которые готовы пойти на политический риск, нам нужны люди, чтобы решить, что депортация чёрных мигрантов - не вариант. Моё пожелание правительству Байдена - вернуть каждого человека, депортированного им. Я хочу, чтобы гаитянам был предоставлен статус жителя, чтобы они могли вернуться. Это те репарации, на которые они имеют право. Америка причастна к тем условиям, с которыми сталкиваются люди на Гаити, и если США создают беженцев, они должны помогать им.

Сегодня США депортируют гаитянские семьи, и вскоре депортируют пятерых беременных гаитянок. «Чёрный альянс за справедливую иммиграцию» заявил, что у США есть исторические обязательства перед Гаити, и они должны поддерживать гаитян без документов. Разъясните эти исторические обязательства.

Г.Д.: Когда мы говорим об историческом контексте отношений Гаити и США, мы должны понимать, что Гаити - одна из немногих стран, солдаты которых воевали за США в войне за независимость. Кровь гаитян лежит в основе этой страны. Нынешние США - прямой результат Гаитянской революции, которая вынудила Францию отказаться от Луизианы, опасаясь нападения США, именно поэтому она вынуждена была подписать соглашение о продажи этой территории США почти даром. Гаити стала первой страной, запретившей рабство, и без Гаитянской революции США не были бы такими, как сегодня.

Мы также должны понимать, что Гаити - это заноза в теле США. США не признали независимость Гаити, и ввели эмбарго против неё, потому что боялись, что если будут поддерживать партнёрские отношения с Гаити (рабами), то на Юге узнают, что происходит на Гаити, восстанут и будут бороться за свободу. Гаити - угроза Западному миру, и особенно США. Гаити была партнёром США, а США не были партнёром Гаити, и теперь пришло время наладить настоящее партнёрство. США замалчивают, преуменьшают и уничтожают эту историю и реалии жизни на Гаити, чтобы система расизма продолжала наносить вред не только нам, но и другим народам мира. Надо помнить, что система лишения свободы США построена в 1980-х для содержания гаитянских беженцев. Основы системы лишения свободы связаны с Гаити и рабством.

Альянс «Гаитянский мост» и Сеть «Чёрные без документов» называют эти депортации на Гаити «рейсами смерти». Расскажите об условиях в стране, в которую мы возвращаем людей.

Г.Д.: Сейчас на Гаити идёт восстание, и диаспора требует, чтобы нынешний президент покинул власть. Депортация людей в разгар восстания на Гаити - это бессовестное поведение со стороны США. Это во-первых. Во-вторых, многие покинули Гаити после землетрясения, из-за которого погибли 250 тыс. человек, а беженцами стали миллионы. Они хотят безопасности. Никто не хочет покидать дом, но они вынуждены были покинуть. Беременные женщины, младенцы, маленькие дети отправляются буквально в никуда. Для депортируемых беременных женщин нет медицинской инфраструктуры. Им некуда пойти. Они спасаются бегством, и часто пытаются сбежать от гендерного насилия. Я хочу, чтобы американцы потребовали, чтобы мы работали лучше. Мы голосовали за Байдена и Харрис, потому что они обещали, что будут лучше и непохожими на Трампа. Заявлялось, что эти выборы - борьба за американскую душу, но мы продолжаем те же самые бесчеловечные действия, которые были при Трампе. Это гуманитарный кризис, и мы требуем честности и справедливости.

Как СМИ, мы полностью виновны в замалчивании чёрных иммигрантов. Простой взгляд на относительно недавние истории, которые были взрывными, показывает, что было несколько сообщений, в которых открыто говорилось, что несправедливость несоразмерно затронула чёрных иммигрантов или была направлена на них. Первое разделение семьи произошло с конголезской женщиной и её дочерью. Итерации мусульманского запрета были нацелены на чёрные страны. Подавляющее большинство семей, лишённых свободы в ожидании депортации - чёрные просители убежища. Использование раздела 42 для быстрого изгнания иммигрантов во время пандемии в первую очередь затронуло чёрных мигрантов. Что вы можете сказать о вреде, который причиняется, когда чёрные иммигранты пропадают из сообщений СМИ?

П.Л.: Этот вред огромен. Политические изменения исходят от людей, которые имеют право подписывать документы и принимать законы - политиков, законодателей, конгрессменов. Их система представлений - это то, что заставляет их принимать выбор, а не количество людей, пришедших в их кабинет, или величина митинга. Их решения зависят от того, что публикуют репортёры. Когда мы говорим с представителем о чём-то, что влияет на наших людей, первое, что они спрашивают: есть в СМИ статьи об этом? Об этом пишут? Репортажи - вот на что они обращают внимание в порядке придания нашим жизням легитимности. Они хотят опубликованную статистику о том, кто был депортирован, они хотят видеть цитаты и интервью.

Мы в самом низу. У нас нет возможностей для всего этого. У нас есть панические телефонные звонки в час ночи. У нас есть многочисленные сообщения в WhatsApp от обеспокоенных людей. Вся наша команда в Сети «Чёрные без документов» состоит из чёрных иммигранток, у которых не было или сейчас нет документов. Мы проводим собрания о том, как последний указ или постановление повлияет на мать нашей сотрудницы. Мы отвечаем за звонки от разных людей, хотя часто и не можем помочь им. К нам много приходит электронных писем с призывами о помощи. К нам приходят напуганные люди без документов в поисках утешения. Вот и всё что у нас есть, но в этом мире с этим многого не сделать, потому что для законодателей наши слова не доказывают то, что мы - люди, пока СМИ не решать написать о нас. Есть политический расчёт: что поможет мне переизбраться? Что сделает мой имидж компетентным? Они ничего не хотят знать о нас, пока мы не устроим бунт или протест и СМИ не сообщат о нас. Очень жестоко, что мы должны подвергать себя большому риску, чтобы люди воспринимали нас серьёзно и писали о нас, но после этого мы рискуем ещё больше. Наши слова искажаются. Семьи разделяются. ИТП нацелена на нас.

Г.Д.: Умалчивание - это то, о чём мы кричим пять лет. Одна из задач Альянса «Гаитянский мост» - рассказывать истории чёрных иммигрантов. Реальность такова, что если ваши истории не рассказываются в СМИ, то вы не существуете. Если вы не существуете, вы не можете получить помощь. Если вы не можете получить помощь, вас заставляют замолчать. Если вы молчите, вы можете умереть, и никому не будет до этого дела, потому что они не знали, что вы существуете.

Когда прекращают писать об иммигрантах, сознательно или нет, продолжается расизм. Если вы не пишете о реальности, вы поддерживаете эту систему. Гаитянские семьи разделяют на границе все эти пять лет. Когда гаитяне в поисках убежища добираются до границы, то мужа депортируют, а женщину оставляют, если она беременна или с детьми. Это тоже разделение семьи. Наши люди на несколько лет застревают на границе. Этих историй практически нет в СМИ. На этой неделе я говорила с гаитянином, который застрял в Мексике. Его жена и дети в США без него, потому его задержали в США, посадили в тюрьму, а затем депортировали. Он вернулся на Гаити, но там стало ещё хуже, и он отправился пешком в США во второй раз, попросил убежище, но дверь закрыли перед его носом. Его арестовали, сняли отпечатки пальцев и отправили в Мексику. Я спросила его, зачем он отправился во второй раз, и он заплакал. Он сказал, что хочет быть со своими детьми, он никогда не видел своего двухлетнего ребёнка, потому что его жена родила, когда он сидел в тюрьме. Мы не слышим истории о детях, оставшихся без отца, и о том, что гаитянским семьям не разрешают воссоединиться.

Есть ли у вас какая-нибудь вера в изменение всего этого, что мы, как журналисты, начнём активнее и правдивее освещать иммиграцию, включая чёрных иммигрантов?

П.Л.: Я не могу на это рассчитывать. Для нас это слишком большой риск. Мы определили, что законодатели и другие люди во власти слушают прессу, а многие СМИ не сообщают о нас. Со СМИ у нас отношения на грани любви и ненависти, потому что они искажают наши истории, вырывают слова из контекста, и печатают бесполезные статьи, как в тот раз, когда один репортёр 30 минут говорил с одним из наших людей, а затем они всю статью построили вокруг одной его фразы: «мы - не преступники». Мы хотим создать наши собственные платформы и сообщать наши истории с нашей точки зрения. Мы собираемся сопротивляться. Мы хотим работать с компетентной прессой, но мы также хотим, чтобы доверяли и нам самим.

Что вы думаете о своей борьбе при правительстве Байдена? Какие проблемы вы ожидаете в следующие четыре года?

Г.Д.: Мне хотелось бы сказать, что мы готовились к этим четырём годам целых пять лет. Разделение гаитянских семей нужно было прекратить пять лет назад. Депортации нужно было прекратить пять лет назад. У нас нет времени на терпение, потому что мы заплатили большую цену. Сейчас мы думаем, что мы должны сосредоточиться на помощи и изменении системы. Мы не можем вернуться к тому, что было раньше. Когда люди говорят: «давайте вернёмся к тому, что было раньше», они не понимают, что нам, чёрным, не к чему возвращаться. Мы должны бороться, чтобы создать что-то лучшее. Некоторые люди могут позволить себе роскошь мечтать о времени, которое они считали нормальным, но мы не можем себе позволить этого. У нас не было ничего «нормального». Мы должны бороться за перемены, мы должны оказывать влияние, мы должны менять систему, чтобы сделать мир лучше, чем раньше. Как и мои предки, которые возглавили борьбу на Гаити, мы должны бороться за свободу и коренное изменение системы. Мы готовы сесть и поговорить со всеми, кто в этом заинтересован, но мы будем привлекать их к ответственности.

П.Л.: Я отвечу на ваш вопрос так: Я готова к тому, что разделение общин и изгнание людей будет теперь называться «прогрессом». Если будет какая-то отсрочка или визовая программа, они не устранят существующие барьеры, они только создадут новые барьеры, которые ещё больше помешают иммиграции. Большая часть наших людей полностью игнорируется нынешней системой, и люди не понимают, что большинство из них лишаются документов, вылетая в США, что задерживает визу. У них почти нет вариантов. Если вы не можете получить визу, вы можете сделать это через брак. Что это означает для гомосексуалистов, чьё понятие о семье не такое гетеросексуальное и патриархальное?

Мне интересно узнать, какие истории будут распространять СМИ при правлении Байдена. При Трампе было интересно наблюдать, как его сторонники копаются по поводу Мавритании, особенно в Огайо, где поселилось много мавританцев, и где постоянно проводились депортации. Рабство существовало в Мавритании до 2000-х, и возвращение туда чёрных до сих пор опасно. Сторонники сильно ухватились за эту работу, что меня очень удивило, но, вероятно, это была вина белых, потому что они услышали слово «рабство». Они увидели общего врага, который, по их мнению, ведёт себя хуже США. Они увидели страну, которая настолько плоха, что в ней до сих существует рабство. Но и в США до сих пор есть рабство. Просто есть потребность отделить себя от проблемы, и выглядеть защитником.

Я должна сказать, что одна из вещей, о которых я слышала, это сомнение многих правозащитников по поводу улучшения иммиграционной политики при Байдене. Я много думаю об этом, с журналистской точки зрения. Я никогда не видела такого уровня сообщений в СМИ по поводу иммиграции при Трампе. Я никогда не видела, чтобы белые американцы так поддерживали иммигрантов, как при Трампе. Мне интересно, что будет с этой поддержкой при Байдене?

Г.Д.: Хочу сказать, что для меня это не «работа». Это моё призвание. Я не могу себе позволить роскошь прекратить делать это. Я - иммигрантка с Гаити. Я прошла через эту систему. Я знаю боль и трудности. Я пережила это, я выстрадала это, и я понимаю, когда люди говорят «встать в очередь», когда нет очереди. Я здесь, чтобы попробовать изменить систему, чтобы у людей был путь, и если они решат получить гражданство, то смогут это сделать. Я просто занималась своим проклятым бизнесом, когда мне позвонили и сказали, что чёрные люди застряли на границе, и, похоже, они с Гаити. Я отправилась посмотреть, что там происходит. Теперь я занимаюсь этим. Я не знаю, что будут делать другие, но я не брошу это.

П.Л.: Уже многие перестали этим заниматься. Чёрные кричат с крыш, что происходят депортации, и Байден может их остановить. Но где возмущение? Что случилось с обеспокоенностью «детьми в клетках»? Я не слышала ни слова о планах Байдена по решению проблемы лишения свободы семей. Если бы президентом снова стал Трамп, то первые 100 дней он также депортировал бы чёрных, и тогда сотни стали бы протестовать на улицах, несмотря на пандемию. Похоже, мы не можем собрать народ на протесты, когда Байден объявлен спасителем. Мы возвращаемся к тому же самому: им нужно было отделиться от Трампа, потому что, по их мнению, он был олицетворением зла, а они хотели чувствовать себя добрыми. Байдена, они не считают слишком плохим. Они считают, что протестовать против Байдена - это протестовать против себя.

Я почувствовала разочарование после выборов. Я написала, что те, кто стал моими друзьями и соратниками за последние четыре года, больше не будут таковыми, потому что мы будем отличаться. Мне нужна поддержка, чтобы бороться с байденовскими депортациями, но этой поддержки не будет. Так и оказалось очень быстро. Я была права. Но меня это не сильно беспокоит. Это немного расстраивает, но мы, чёрные, привыкли, что нас предают, и мы привыкли полагаться друг на друга. Иногда я спрашиваю себя: возможно, все эти протесты при Трампе проводились только для того, чтобы показать, что они не расисты. Эти протесты, плакаты «Чёрные жизни имеют значение» - всё это формальность, они поставили галочку, и им больше нужно выступать против расизма и системы. По крайней мере, у нас есть люди, которым мы можем позвонить через четыре года, когда Трамп или другой республиканец пойдёт на выборы. Мы знаем белых лучше, чем они сами себя знают. Мы знаем, как повернётся история, потому что история повторяется.


Источник: Biden Spent Black History Month Deporting Black Immigrants. Where’s the Outrage?, Tina Vásquez, Prism, truthout.org, February 17, 2021.

Tags: Гаити, СМИ, США, демократия, депортации, идеи, империя, нацизм, протесты, статистика
Subscribe

Posts from This Journal “нацизм” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments