antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Марш уйгуров (2).

Начало.


На окраинах Кабула и Джелалабада в Афганистане я регулярно встречал людей, которые бежали от растущей активности ИГИС в различных частях этой страны. Некоторые вынуждены жить в таких лагерях для внутренних перемещённых лиц как Баграми на окраине столицы. Мои друзья в этой стране говорят о переброске джихадистских боевиков (в основном ИГИС) из Сирии в Афганистан. Среди них, как и следовало ожидать, много уйгуров. Эти боевики перебрасываются для прохождения полного тренировочного курса. Они готовы воевать, идеологически обработаны и чрезвычайно жестоки, даже по стандартам Афганистана, который раздирается гражданскими войнами и вторжениями.

Близость Афганистана к Китаю через короткую границу на востоке, а также к бывшим советским азиатским республикам (Афганистан граничит с Туркменистаном, Таджикистаном и Узбекистаном), превращает его в идеальное место для подготовки подрывной деятельности против Китая, России и среднеазиатских республик. Важно понимать, что ОПОП разработана для соединения Китая со всем миром через инфраструктурные коридоры, многие из которых проходят по древнему Шёлковому пути через Среднюю Азию, Иран, Пакистан и Афганистан. Город Урумчи и провинция Синьцзянь - одни из самых важных транспортных узлов. Запад, желающий сорвать этот, вероятно, самый важный глобальный проект, использует уйгурских сепаратистов, террористов и религиозных фанатиков, чтобы погрузить в нестабильность и даже хаос эту часть мира.

Несколько высокопоставленных членов Аль-Каиды, типа Абу Яхья и Мустафы Насара, встречались в Афганистане с уйгурами, которые проходили там военную подготовку, и выразили им личную поддержку. East Turkestan independence movement также поддержано в «Девятом пресс-релизе Исламская Весна» главы Аль-Каиды Аймана Аз-Завахири. Также важно помнить, что во время битвы 2015 года за Кундуз в Афганистане иностранные исламистские боевики присоединились к Талибану и ИГИС. Среди них были уйгуры, чеченцы, рохинджи, киргизы, таджики и узбеки. TIP воюет в Сирии и других странах, руководство базируется в Афганистане и Пакистане, а большинство членов нелегально действуют на территории КНР.

Мать троих детей сидит на крыльце своего временного дома в сирийском городе Ас-Сукайлябия. Она медленно перечисляет ужасы, которые ей пришлось пережить до её бегства из своей деревни в районе Идлиб: «Террористы, которые совершили массовое убийство в моём городе - уйгуры. Убиты мои кузены и другие родственники. Это сделали уйгуры. Да, они. В апреле 2014 года. Они расстреливали. Мы выступили против них, попытались защититься. Потом нас начали убивать, сначала в бою, затем в жажде месте. Потом, убитым отрезали головы». «Это были самые жестокие из террористов?», - спросил я, на что она ответила. - «Да, на севере и юге, западе и востоке Идлиба, они были чудовищны. Ими командует Nusra Front. Они похищают солдат и жестоко убивают их. Они убивают целые семьи, и убивают их так, что я даже не могу описать. Самая лёгкая смерть - расстрел, а затем обезглавливание. Они похожи на чудовищ».

Она понимает, что спаслась чудом: «Я до сих пор помню это. Я сбежала с тем, что осталось от моей семьи, в 4 утра. Уйгуры убивали, а также индонезийцы, одурманенные, безумные. Понимаете, мои родные были учителями, учителями английского языка. У меня трое детей. Они не собирались никого щадить». Потом я встретил Нуру Аль-Хадур и её 17-летнюю дочь Найю из деревни Кафер Нбуда: «Мы ужасно боимся уйгуров, это бандиты. Я даже не хочу вспоминать, что произошло. Хотя я знаю, что должна поговорить с вами, с людьми вроде вас, чтобы остановить всё это безумие. Понимаете, мне пришлось бежать с четырьмя своими детьми, на мотоцикле, как в каком-то безумном кино».

Она пытается подобрать слова для начала: «Прежде всего нам пришлось отключить мозг, чтобы выжить. То, что происходило, было далеко от «нормы». Это был ужас. Это почти невозможно описать. Я просто обычная женщина. Они вошли в наш город и начали обезглавливать. Стрелять. Их лица, их выражения - невозможно думать об этом. Мне повезло, в ту ночь я не потеряла своих родных, потому что мы сразу же убежали».

Я спросил, употребляют ли уйгуры из TIP наркотики, нападая на деревни. Мой вопрос вызывает большую дискуссию. «Определённо», - отвечает она. - «Они не могли бы так вести себя, если бы были в нормальном состоянии». Мой друг Анас, который приехал вместе со мной, вмешивается: «Мой друг из Сирийской арабской армии сказал мне, что карманы террористов всегда набиты наркотиками. Уйгуры пользуются каптагоном». Другие солдаты подтвердили, что у захваченных террористов всегда много «боевых наркотиков».

Я с ужасом задаюсь вопросом, что сделал бы хорошо натренированный отряд террористов TIP, если бы захватил деревню в Китае. За два последних десятилетия уйгурские сепаратисты совершили сотни терактов в Китае, убив бесчисленное множество человек. Но нигде в КНР они не захватили ни одной деревни. В Ас-Сукайлябии я встретился с командиром Национальных сил обороны Набилем Аль-Абдаллахом. Мы разговаривали по-русски. Он отвёз меня к линии фронта, к самому краю, где отчётливо видны позиции Al Nusra. Затем он пригласил меня в эту красивую часть Сирии, когда «закончится всё это безумие».

В штабе он сказал мне: «Мы не боимся уйгуров, но очень серьёзно относимся к их опасности. Посмотри, в районе Идлиб, который захвачен ими, терроризм растёт. Если, улучшив здесь свои боевые навыки, боевики вернутся в Китай, они принесут огромную угрозу. Уйгуры - худшие бойцы. И прямо перед нами - Идлиб - мировая столица терроризма. Это лаборатория терроризма. Здесь террористы со всего мира. Здесь уйгуры учатся смертельному ремеслу». - Он замолкает, предлагая мне ароматный сирийский чай, а затем продолжает. - «Уйгурские террористы напали на наш народ. Они издеваются над ним. Если мы не справимся с ними, вскоре они нападут на весь мир. Наша проблема не только в уйгурах, ИГИС, TIP, Nusra. Наша проблема в идеологии, которую они принесли. Они используют ислам, они совершают варварство, прикрываясь исламом, но всех их поддерживают США и Запад. Сирийская армия и Национальные силы обороны жертвуют своими солдатами во имя всего мира, а не только этой страны».

Сведения о количестве уйгурских боевиков в Сирии весьма противоречивы. Принято считать, что их около 2000, но это включая семьи. Набиль объясняет мне: «Сейчас в Идлибе 400-500 боевиков. Все международные террористы в Идлибе подчиняются Al-Nusra Front. Их поддерживают Катар, США, Саудовская Аравия и Турция. Офицеры американской разведки внутри моей страны. Есть турецкие наблюдательные пункты. Турецкие войска». И снова меня повезли на линию фронта. Я осмотрел сирийские позиции и посёлки, включая Ас-Сукайлябию. Здесь, около Идлиба, до сих пор идёт война - настоящая, жестокая война. Недалеко от нас грохочут миномёты, ищутся и обезвреживаются мины. Продолжают умирать люди.

Недалеко от электростанции города Мухрада, которую недавно освободила сирийская армия, солдаты нашли несколько обугленных тел. Мне сказали, что это, скорее всего, «азиатские» террористы. Но уйгуры это или индонезийцы, никто не может сказать. Командир отряда Национальных сил обороны сказал мне: «Уйгуры - сильные бойцы. Ими командует Al-Nusra front. Они очень скрытны, действуют под разными именами. Они там, в Идлибе. Когда падёт Идлиб, они падут вместе с ним». Мне показывают карты. Скорее всего, когда всё закончится, уйгуров перебросят в другое место. Назад в Турцию, в Афганистан, или, если ничего не будет сделано, чтобы остановить их, в Китай.

Один сирийский аналитик написал мне: «Опасность уйгуров в Сирии многогранна. Прежде всего, они не могут быть частью какого-либо целостного решения, потому что они никак не относятся к Сирии. Так или иначе, их присутствие вредно, ведёт к разделению страны. Последняя информация об их размещении здесь ясно указывает, что они намеренно используют Турцию, чтобы помешать сирийской армии восстановить порядок в Идлибе. Ещё в 2016 году сирийская армия пыталась войти в идлибский город Джиср-эш-Шугур со стороны Латакии. Но военная операция провалилась из-за TIP, которая находится в этом районе. Следует упомянуть, что TIP возглавила атаки на посты сирийской армии в Джиср-эш-Шугур, и устроила там резню. Вторая проблема - прямая угроза китайским интересам в регионе, с запугиваниями в интернете. Существует также большая опасность возвращения уйгуров в Китай, и вербовки молодых экстремистов, которых можно использовать для нападения на КНР. Поэтому Китай должен участвовать во всех усилиях по нейтрализации такой угрозы. И мир должен понять эту самооборону».

Индонезия, самая населённая страна с мусульманским большинством, после правого военного переворота, поддержанного США и Британией, стала верным союзником Запада. Там запрещены коммунизм и атеизм, а вместо них разрешены самые экстремистские и гротескные формы капитализма. Расизм в Индонезии достиг легендарного уровня. С 1965 года в этой стране произошли три геноцида, включая на оккупированном острове Западный Папуа. Китайское меньшинство здесь всегда страдало от бесчисленных погромов и дискриминаций. Это началось в эпоху голландского колониализма и продолжается до сих пор. Кроме того, большинство индонезийских мусульман исповедует крайне нетерпимый, радикальный суннитско-ваххабистский ислам, который пришёл из Саудовской Аравии и создан под руководством британских империалистов.

Правая, религиозная и неолиберальная Индонезия, в целом, считает КНР врагом. Сразу после переворота 1965 года десятки тысяч китайцев были хладнокровно убиты, сотни тысяч обращены в рабство, бесчисленные женщины стали жертвами групповых изнасилований, миллионы были вынуждены сменить имена, отказаться от родного языка, характера и культуры. Многие элементы индонезийского режима и аппарата с энтузиазмом начали сотрудничать с Западом в его новом крестовом походе против Пекина и интернационального взгляда на мир. Уйгуры стали идеальным оружием в войне с Пекином. Один чиновник из Министерства иностранных дел Индонезии сказал мне, что уйгуры начали переправляться из Китая в Турцию, а затем в Сирию, по фальшивым турецким паспортам ещё десять лет назад. Это удивило некоторых сотрудников иммиграционной службы Индонезии в международном аэропорту Джакарты. Но вскоре «странность» прояснилась, и уйгурам разрешили продолжать свой смертельный марш.

Этот индонезийский чиновник сказал мне во время встречи в Бандунге: «Между уйгурскими и индонезийскими исламистскими радикалами установилась «дружба». Некоторые индонезийцы даже летали в Урумчи. Были налажены связи, и, в конце концов, многие прилетели в Индонезию для идеологической работы, сбора средств и боевой тренировки. Эти связи восходят к тем временам, когда эти боевики тренировались в Мекке, Медине и Эр-Рияде, в Саудовской Аравии. Визовый режим между Индонезией и Китаем относительно мягкий, поэтому члены TIP без проблем попадают в Индонезию. Оказавшись здесь, многие становятся имамами, а другие попадают в лагеря, где тренируют джихадистских боевиков, особенно в центре острова Сулавеси».

«У них огромная сеть», - добавил он. - «У них есть такие же сети в Таиланде и Малайзии. Недавно нескольких из них депортировали из Паттаи (Таиланд). Большинство из них прошли обучение в религиозных университетах Саудовской Аравии и некоторых других ближневосточных стран. Прибывая в Индонезию, они привозят пропагандистские книги и фильмы, чтобы разжечь недоверие и ненависть к Китаю. В этих книгах говорится, что китайцы - неверные и нечистые. Эти книги призывают запрещать все символы китайской культуры».

Это чрезвычайно расистская и жестокая пропаганда. Подобные же книги распространяются в Индонезии и против шиитских мусульман, при такой же предсказуемой поддержке Саудовской Аравии. «В Индонезии около 200 уйгурских студентов, основная задача которых - учёба на имамов и внедрение в местную систему. Некоторые просто пойманы здесь в ловушку. Некоторые участвуют в подрывной деятельности вместе с индонезийскими джихадистами. Они собираются отправиться в Сирию, а затем в Китай».

На беспокойном острове Сулавеси множество уйгурских боевиков находится на свободе, хотя в 2015 году четырёх арестовали, осудили и приговорили к длительным тюремным срокам за участие в террористической группировке Mujahidin Indonesia Timur (MIT), которой командует Сантосо, он же Пакде, он же Абу Варда. Группировка Сантосо присягнула на верность ИГИС Абу Бакра Аль-Багдади. Осуждение 4 уйгуров в 2015 году может быть истолковано как изменение курса правительства Джокови. Как и Турция, Индонезия пострадала от нескольких смертельных терактов, и начала считать ваххабитских джихадистов опасностью. Кроме того, в последние годы начало меняться отношение к Китаю, который стал считаться партнёром, особенно за его инвестиции в разваливающуюся индонезийскую инфраструктуру.

Но ситуация остаётся очень сложной. Некоторые уйгуры продолжают прибывать в Индонезию через международный аэропорт в Манадо (Сулавеси). Другие прибывают на лодках из Филиппин. Примечательно, что две крупнейшие мусульманские организации Индонезии - Нахдатул Улама и Мухаммадия - побывали с визитом в китайском городе Урумчи, осмотрели там всё, и, по итогам своего исследования, официально заявили, что в Китае мусульман не притесняют. Стало ясно, что те, кто продолжает распространять антикитайские слухи в Индонезии и других странах Юго-Восточной Азии, финансирование и поддержку получают из-за границы.

Индонезийская писательница Росси Индира, которая помогла мне с написанием этой статьи, несколько раз встречалась с радикальными группировками на Яве, а также с ведущими политиками, которые категорически отказываются очернять Китай в интересах Запада. Конечно, экстремистские исламистские организации никогда не меняли своего курса. Председатель индонезийского экспертного совета Anti-Shia National Alliance Атип Латифул Хайат заявил Росси Индире о «правах человека» и «угнетении мусульман» в КНР. Anti-Shia National Alliance открыто заявляет, что «мусульмане Баликпапана будут морально и материально поддерживать любое стремление к освобождению уйгурских мусульман в китайской провинции Синьцзян». Окта из программного департамента НПО с Западной Явы под названием ACT, которая раньше занималась активным сбором денег и товаров для уйгуров, сказал, что теперь этот вопрос больше не является для них приоритетным.

Легендарная индонезийская исследовательница и писательница Дина Сулейман, которая постоянно защищает Сирию и Иран, написала недавно: «ACT опубликовала свой годовой отчёт, но мы не смогли найти подробностей о том, куда пошли все деньги. Они только опубликовали, что определённая сумма была перечислена в страны за пределами Индонезии, без каких-либо пояснений. Мой друг бухгалтер изучил опубликованный отчёт, и сказал, что они использовали различную терминологию для вычисления процентной доли пожертвований для своих нужд. Он сказал мне, что, возможно, до 60% пожертвований они использовали для своих нужд». Типичный случай широко распространённой индонезийской коррупции? В данном случае, это хорошо. Пусть лучше эти деньги разворуют, чем они пойдут на организацию уйгурских терактов!

Председатель фракции Ханура в индонезийской Палате Представителей Инас Зубир открыто высказывает сомнения в преследовании уйгуров правительством Китая, недавно он сказал Росси Индире: «Индонезийцы должны осторожно прислушиваться к заявлениям об уйгурских мусульманах, потому что новости о предполагаемой дискриминации со стороны китайского правительства распространялись в последнее время только глобальными СМИ и западными НПО. А западные страны открыто выступают против Китая. В сентябре 2018 года Центральный комитет Мухаммадии (под руководством Хаедара Насира) встретился с Китайской мусульманской ассоциацией (вице президент которой Абдулла Амин Джин Рубин). Абдулла Рубин опроверг вышеуказанные обвинения. Он сказал, что все мусульмане в Китае, включая уйгуров, пользуются равной свободой и хорошим отношением правительства. Доказательство: в Синьцзяне, где проживают уйгуры, действуют 28 тыс. мечетей и более 30 тыс. имамов. Правительство даже способствует созданию Исламского колледжа в Синьцзяне. Так что, религиозная жизнь мусульман процветает. Я подозреваю, что вопрос о дискриминации уйгурских мусульман был намерено поднят некоторыми партиями в стране, чтобы дискредитировать правительство Джоко Видодо. Думаю, что оппозиция намерено создавала представление, что его правительство не заботилось об уйгурских мусульманах».

Несколько джихадистских ячеек в Малайзии и Филиппинах также обещают поддерживать уйгурских экстремистов. В 2017 году джихадисты из ИГИС напали на город Марави на филиппинском острове Минданао. За этим последовала затяжная битва между армией и террористами. Местные армейские офицеры сказали мне, что среди погибших оказалось несколько иностранных боевиков. Несколько индонезийцев и малазийцев. А также были и другие, в частности, прибывшие из Китая, хотя официальных упоминаний об уйгурах не было. Но что китайские СМИ и сами китайцы говорят об этом? Естественно, не просто услышать незападные голоса за шумом антикитайской пропаганды, распространяемой такими информационными агентствами как Yahoo News и Google.

Ещё в 2013 году China Daily опубликовала статью Ли Сяошуана под названием «Никчёмное освещение Синьцзяна западными СМИ». Он ярко выразил то, что западные СМИ пытались замолчать более десяти лет: «Западные СМИ стали пропагандистской машиной для уйгурских сепаратистов. Как коренной житель Синьцзяна, я возмущён лживыми сообщениями в западной прессе о происходящем в Синьцзян-Уйгурском автономном районе во время месяца Рамадан, когда мусульмане соблюдают пост. Ссылаясь лишь на одного уйгурского активиста, они обвинили китайские власти в запрете мусульманам поститься и молиться в мечетях, в сопровождении необъективных заявлений, что китайское правительство подавляет этнических уйгуров, и перемещает в Синьцзян огромное множество китайцев хань для разбавления уйгурской культуры. Без сведений из первых рук, не говоря уж о неоднократных разъяснениях правительства Синьцзяня, как эти СМИ могут быть такими безответственными? Как мир может узнать всю правду? Это напоминает бунт в этом регионе 26 июня, который привёл к смерти 27 человек. Это была явная резня, но некоторые западные СМИ, как и прежде, описали эти теракты как часть этнического конфликта. Они называют террористов, которые предали свою религию, убив невинных людей, «героями», стремящимися к религиозной и политической свободе».

20 марта 2019 года Си Вэньтин и Бай Юньи из Global Times написали с большей откровенностью: «Обманывающие заголовки, необоснованные обвинения, неизвестные опрашиваемые, двойные стандарты - не трудно заметить это во многих статьях западных СМИ, сообщающих о Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. В последние месяцы произошёл особенно интенсивный поток таких сообщений, которые испортили антитеррористические усилия Китая в этом регионе тактикой вызова негативных эмоций у читателей».

Запад предпочитает умалчивать, что в Китае живут более 20 млн. мусульман. По данным Государственного управления по религиозным вопросам, в стране насчитывается более 21 млн. мусульман, около 36 тыс. мест исламского поклонения, более 45 тыс. имамов и 10 исламских школ. В китайском исламе есть некоторые интересные особенности: например, некоторые мечети возглавляют женщины-имамы. Повсюду в Китае доступна халяльная еда, и она очень популярна. Многие люди проявляют большой интерес к мусульманской культуре. Во время моей поездки в Китайский город Сиань в 2018 году я был впечатлён огромными усилиями китайского правительства по поддержке мусульманской культуры в этом историческом мультикультурном центре, где несколько веков назад проходил легендарный Шёлковый путь. Исламская цивилизация, музыка, еда, религиозные центры и архитектура стали величайшим магнитом для десятков миллионов туристов со всего Китая. Я лично убедился, что в Сиане нет дискриминации. Я пришёл к таким же выводам, что и две делегации массовых мусульманских движений из Индонезии, которые были недавно в Синьцзяне. Мы не нашли жестокого обращения в Китае к мусульманам и их религии.

Мне и другим экспертам по Китаю часто кажется, что народ и даже правительство Китая не знают, как защититься от злобных и абсолютно несправедливых нападений на их страну, от нападений из-за рубежа. Китай хочет мира. Он предлагает дружбу. Но в ответ его оскорбляют, постоянно атакуют и унижают. Правда очень проста: Запад не хочет мира. Его не волнует справедливость. И никогда не волновала. Он хочет лишь власти. Пока у Китая всё хорошо, лучше, чем у Запада, пока его политическая и общественная система становится всё более популярной во всём мире, и особенно в развивающихся странах, Вашингтон, Париж, Лондон, Берлин и Токио не прекратят свои нападения на Пекин. Чтобы процветать и даже выжить, китайскому дракону придётся сражаться. Только побеждённый, униженный и завоёванный Китай будет «приемлем» для Запада. Китай, который уважает себя и помогает другим, будет сталкиваться с западными нападениями.

Великий китайский поэт Су Ши (1037-1101) написал однажды: «Пейзажи меняются, когда люди смотрят вблизи или издали, или с разных сторон». Он имел в виду, что гора Лушань не покажет всех своих истинных черт, только потому, что мы поднимемся в горы. То же самое можно написать и о политике. Только потому, что человек живёт в Китае, ещё не значит, что он сможет полностью понять злобу и неумолимость антикитайских нападений иностранных противников. И он не всегда может понять причины этих нападений. Нападения на Китай носят не только экономический и военный характер. Религии - одно из самых смертельных орудий, используемых против Китая. Будь то радикальный буддизм, евангелистское христианство или экстремистский ислам.

Китай должен защищаться всеми средствами. Экстремистские уйгуры на марше. Многие из них жестоки и очень опасны. Они уже убили тысячи невинных людей в различных странах. Их цель - разрушить целостность Китая и его великих интернациональных проектов. Они хорошо финансируются. Их стремление к «независимости» спровоцировано иностранными державами. План экстремистских уйгуров прост - отточить террористическую тактику и боевые навыки за границей, а затем вернуться в Китай и начать сеять кошмар дома. Запад охотно поддерживает этот смертельный марш. Экологическая цивилизация Китая, уничтожение бедности в самой густонаселённой стране мира и ОПОП угрожают господству Запада. Китай имеет полное право защищаться. Он просто обязан это делать. Мыслители всего мира должны говорить правду. Если они будут молчать или продадут свою совесть за деньги и привилегии, как сделали многие на Западе, то будущие поколения осудят их.


Автор - Андре Влчек (Andre Vltchek) - философ, романист, кинематографист и независимый журналист. Шесть его последних книг: «Новая столица Индонезии (New Capital of Indonesia)», «Китайская инициатива Один пояс, один путь (China Belt and Road Initiative)», «Китай и Экологическая Цивилизация (China and Ecological Civilization)» в соавторстве с Джоном Коббом (John B. Cobb, Jr.), «Революционный оптимизм, западный нигилизм (Revolutionary Optimism, Western Nihilism)», революционный роман «Аврора (Aurora)» и популярная политическая документалистика «Разоблачение лжи Империи (Exposing Lies Of The Empire)». Другие его книги можно посмотреть по этой ссылке. Смотрите также его новаторский документальный фильм о Руанде и Демократической Республике Конго «Руандский гамбит (Rwanda Gambit)» и его фильм-диалог с Ноамом Хомским «О западном терроризме (On Western Terrorism)». Источники текстов Влчека: веб-сайт, блог twitter, и блог patreon.


Источник: March of the Uyghurs, Andre Vltchek, journal-neo.org, July 21, 2019.

Tags: Англия, Андре Влчек, Афганистан, Египет, Индонезия, Ирак, Катар, Китай, Малайзия, СМИ, США, Саудовская Аравия, Сирия, Таиланд, Турция, война, демократия, идеи, империя, коррупция, нацизм, неолиберализм, преступность, пропаганда, религия, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “Андре Влчек” Tag

  • Огромный и тайный успех социалистического Вьетнама.

    Лет двадцать назад, когда я переехал в Ханой, этот город был унылым, серым, дымным. Война закончилась, но шрамы остались. Я привёз свой внедорожник…

  • Западный садизм.

    Западная культура явно одержима правилами, виной, покорностью и наказанием. Запад - наименее свободное общество на Земле. В Северной Америке и…

  • Марш уйгуров (1).

    Запад снова пытается уничтожить Китай с помощью религии и терроризма. Для начала следует заметить, что уйгурам удалось создать очень древнюю и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments