antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Беспорядки не меняют систем.


Хотите революцию, говорите? Никто из левых не может извлечь «уроков» из бунта 6 января в здании Капитолия в Вашингтоне. Если на мгновение отбросить фашистский характер толпы, подстрекаемой бывшим президентом Дональдом Трампом и его приспешниками (чего, я на самом деле, не советую делать), то там не было ничего существенного. Видимо, есть некоторые люди, которые, не разделяя политических взглядов бунтовщиков, считают, что этот пример может стать моделью для достижения совершенно других целей.

Во-первых, мы должны помнить очевидный факт, что толпа поклонников Трампа проникла в Капитолий с позволения некоторых столичных полицейских и охранников, которые в значительной степени разделяют взгляды бунтовщиков, и при этом, не колеблясь, жестоко подавляют все левые демонстрации, какими бы мирными они ни были. Во-вторых, правительства и экономические системы не свергаются толпами, штурмующими штаб-квартиры и правительственные здания. Любое изменение на пути к улучшению мира, к которому стремятся левые общественные движения, не добьётся успеха, пока подавляющее большинство населения не будет их поддерживать, а значительное число граждан не начнёт реально добиваться желаемых системных перемен с помощью хорошо продуманных мер, перестав оставаться пассивными сторонниками. Не существует короткого пути к организации.

Как бы ни хотелось верить, что любая форма экономической демократии, называем ли мы её социализмом или чем-то ещё, простым голосованием может привести к переменам - это нереально. История убедительно доказывает нам, что мирные методы наталкиваются на мощные контратаки - это показали и Парижская Коммуна в 1870 году, и победа на демократических выборах 1970 года Сальвадора Альенде и современная Боливарианская революция. С другой стороны, это не означает, что мы обречены в отчаянии заламывать руки и ничего не делать, пока капитализм продолжает унижать людей и уничтожать окружающую среду.

Всякое человеческое творение имеет срок жизни, и всякое человеческое творение можно изменить или убрать человеческой рукой. Рабство, феодализм и другие системы прошлого не были естественными, не были предписанными, они были продуктами человеческого воображения. Капитализм - не конец истории. Это всего лишь одна из многих систем угнетения, одна из многих систем организации. Он не постояннее рабства, феодализма или других систем прошлого. Если бы это было не так, не было бы столь маниакальной деятельности для убеждения нас, что «нет альтернативы». Серьёзное движение должно использовать широкий спектр тактик и подходов, которыми обладают сплочённые организации, объединяющие движения в мощные альянсы, предоставляющие людям в системах угнетения возможности достижения своих целей, одновременно укрепляя их в более широком понимании структурных причин системных кризисов, с которыми необходимо бороться. Времена, когда людям говорили «подождите своей очереди» или «угнетение закончится, когда произойдёт революция», должны безвозвратно закончиться. С другой стороны, разделение на бесчисленное множество групп, которые изолированно работают только над специфическими проблемами - это гарантия неэффективности решения общих системных проблем, к чему мы стремимся в своей борьбе.

Движение масс в 1917 году.

Это миф, что Октябрьская Революция 1917 года в России была работой маленькой клики заговорщиков, которые насильственно захватили власть. Отряд большевиков вошёл в Зимний дворец, прошёл по коридорам, нашёл кабинет, где собрались остатки Временного правительства, и просто арестовал их. Едва ли кто-то открыл стрельбу в Санкт-Петербурге (известном как Петроград). Почему это получилось так просто? Потому что вся страна была в движении, а поддержка правительства испарилась. Городские массы Санкт-Петербурга, Москвы и других городов поддержали большевиков. В деревне, где политическая поддержка была у социалистов-революционеров, революция поддерживалась негласно: крестьяне фактически выступили против правых социалистов-революционеров (которые только что отделились от левых), отняв землю у помещиков и аристократов, и распределив её между собой. Это решительно поддержали большевики и левые социалисты-революционеры, которые вскоре объединились в коалиционном правительстве.

Всё это могло произойти потому, что агитация большевиков, левых эсеров и Межрайонной организации объединённых социал-демократов перевернула Русскую армию, возглавившую разоружение полиции, которая вскоре исчезла. Русские солдаты и матросы взяли под свой контроль военные части, отказываясь выполнять приказы офицеров, и даже разоружая их, передав управление над армией и флотом в руки социалистов. Наиболее ярко это проявилось, когда командующий армией Лавр Корнилов попытался провести переворот против Временного правительства. Железнодорожные пути были разобраны, чтобы заблокировать движение армии к Санкт-Петербургу, и глава Временного правительства Александр Керенский был вынужден призвать большевистских бойцов защищать столицу. За всем этим стояла колоссальная работа, проводимая в экстремально репрессивных условиях.

А что можно сказать о Февральской Революции, которая произошла перед Октябрьской Революцией? Ни большевики, ни какая-либо другая партия не сыграли непосредственной роли в Февральской Революции, которая свергла царя, поскольку лидеры этих организаций находились в то время в изгнании за границей, или в ссылке в Сибири, или в тюрьмах. Тем не менее, неутомимая работа активистов заложила фундамент для этого. Тогда большевики составляли меньшинство даже среди активных рабочих в городах России, но уже к концу года их кандидаты стабильно составляли большинство во всех организациях рабочего класса: фабричных комитетах, профсоюзах и Советах. Их лозунг «Власть Советам, земля крестьянам, мир народам, хлеб голодным» вызвал мощный резонанс.

В один прекрасный день десятки тысяч работниц текстильных фабрик вышли на улицы, а затем к ним присоединились работники металлургических заводов. Через два дня отдельные стачки переросли во всеобщую забастовку. А ещё через пять дней пришёл конец царскому режиму - одной из самых жестоких диктатур в мире. Почему именно в этот день? Почему именно эта забастовка, одна из многих, проходивших в последние недели и даже годы? Мы никогда не узнаем точно. Самое большее, что мы можем сказать, это то, что в этот день терпение русских закончилось. Это был удивительный подвиг, свергнувший автократический режим, который они терпели несколько веков. Действия полиции тоже сыграли свою роль - некоторые отряды, посланные царём для подавления восстания, отказались стрелять и даже перешли на сторону народа.

И всё же, в этом не было стихийности. Русские социалисты неустанно закладывали фундамент, хотя тайная царская полиция опустошала их ряды, и многие из них столкнулись с изгнанием, ссылкой, каторжными работами, тюрьмой и смертью, но их идеи не удалось искоренить. Выступления социалистических агитаторов, слова социалистических газет, брошюр и листовок находили отклик в русских сердцах - не только в городах, но и в деревнях, армии и флоте. Именно эта практическая работа, проводимая долгие годы, дала народу России инструмент, необходимый для понимания и изменения этих условий - организацию.

Движение масс в 1979 году.

Ещё один пример - захват в 1979 году власти сандинистами во главе широкой коалиции, охватывающей все слои никарагуанского общества, несмотря усилия никарагуанской корпоративной элиты (промышленников и сельско-хозяйственных экспортёров), которые хотели убрать Сомосу, но оставить чрезвычайно репрессивную систему. Правительство США под руководством Джимми Картера работало над достижением той же цели, решив, что Сомоса стал для них слишком тяжёлой обузой. Поэтому, как говорили сандинисты, задача заключалась в том, чтобы построить свою многоклассовую коалицию, выходящую за рамки крестьян и высококвалифицированных рабочих, включив другие общественные группы, в том числе церковные организации и социальных христиан.

Хотя сандинисты разработали повстанческую стратегию в отсталой стране Глобального Юга, их стратегия хорошо применима и для развитых стран Глобального Севера, поскольку там существуют аналогичные социальные сложности и разделения. Хотя никакая теория не может быть целиком перенесена в другое место и время, организаторы прямо признали, предприняв соответствующие действия, тот факт, что рабочие - это не только фабричные синие воротнички, но и белые воротнички, и другие работники различных учреждений и предприятий. Любая революция, которая всерьёз пытается выйти за пределы капитализма, устраняя огромную власть капиталистической элиты, должна, если она хочет добиться успеха, учитывать интересы всех трудящихся, независимо от их социального статуса.

Одних забастовок недостаточно. В сентябре 1978 года отряды сандинистов напали на Национальную гвардию в нескольких городах, включая Леон, спровоцировав восстания. Хотя сандинисты вскоре отступили, тысячи левых ушли с ними, показав, что они не оставят тех, кто поддерживает их и строит лучший мир. 4 июня 1979 года снадинисты призвали к «всеобщей повстанческой забастовке», заблокировав всю страну. Скоординированные атаки начались в нескольких городах, изолируя отряды Национальной гвардии и вынуждая её растягивать свои силы. К 16 июля почти все крупные города Никарагуа оказались в руках повстанцев, и режиму угрожало свержение. Правительство США всё ещё пыталось договориться о сделке с католическим архиепископом Манагуа, различными членами корпоративной элиты и Хунты Национального восстановления, чтобы помешать сандинистам придти к власти, но мощная народная поддержка сандинистов разрушила планы США.

17 июля диктатор Анастасио Сомоса Дебайле бежал из страны после многих лет войны с собственным народом и конфликтов с таким множеством предприятий, что даже значительная часть никарагуанской буржуазии хотела, чтобы он ушёл. К этому дню привели долгие годы неутомимой организационной работы сандинистских революционеров, часто с риском для жизни. Через два дня, 19 июля, сандинисты триумфально вошли в столицу страны, Манагуа, уже захватив контроль над большей частью страны на последнем этапе восстания. Этот успех - не результат стихийной атаки толпы на правительственное здание, а следствие терпеливого создания массового движения, которое стало достаточно сильным, чтобы свергнуть чрезвычайно коррумпированную и жестокую диктатуру.

Неорганизованная группа людей, даже если она увлечена идеей создать лучший мир, с которой были бы все согласны, не имеет шансов на успех. Ни малейшего шанса. Попытка создать альтернативную или сфальсифицированную историю путём подмены хороших людей фашистами, разыгрывая безумную фантазию - бесплодное занятие, которое лишено каких-либо исторических знаний. Выбрасывание на свалку истории капитализма и правительств, поддерживающих его насилием - это служба человечеству и здоровью Земли. Но для этого необходима сильная организация, поддержка её идей большинством, солидарность между странами и движениями. И это совершенно противоположно толпе, подстрекаемой фашистом.


Источник: Riots Don’t Change Systems: There’s No Shortcut to Organizing, Pete Dolack, counterpunch.org, February 05, 2021.

Tags: История, Никарагуа, Россия, США, Франция, демократия, идеи, империя, кризис, неолиберализм, протесты
Subscribe

Posts from This Journal “идеи” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments