antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Экономика Ирака в условиях нефтяного кризиса.


В этой статье представлена макроэкономическая статистика Ирака с небольшой детализацией по отдельным сферам, основанная на последних официальных правительственных данных. Она, конечно, не может заменить обширные и специализированные исследования, опубликованные в научных журналах, но может создать общее представление о вопросах регулирования национальной экономики и управления государственным сектором. Решение этих вопросов должно основываться на достоверных фактах, не выходя за рамки объективной оценки событий и возможностей.

Производство, доход и инвестиции.

По официальным оценкам, ВВП Ирака в 2018 году составлял 255 трлн. динаров, а размер населения в том же году был 38,3 млн. человек, так что средний ВВП на душу населения должен составлять 5667 долларов при нормальном обменном курсе, это соответствует 9,3% от аналогичного показателя США и 51,6% от среднемирового показателя. Национальный доход Ирака составляет 245 трлн. динаров, а средний доход гражданина - 5445 долларов. Ирак входит в группу развивающихся стран, и его средний уровень дохода находится внизу верхней части этой группы, которая делится на две части в соответствии с уровнем среднего ВВП на душу населения: нижняя часть - от 1006 до 3955 долларов, а верхняя - от 3956 до 12235 долларов.

Сектора, не связанные с добычей нефти, внесли в 2018 году 54,33% в ВВП, в том числе 4,53% сельское хозяйство, ненефтяная добывающая индустрия и перерабатывающая промышленность. Если рассматривать только ненефтянные сектора экономики, то три упомянутых выше сектора составляют 8,34% от общего объёма; строительство, энергетика и водоснабжение - 12,92%, а все остальные сектора, главным образом, сфера услуг - 78,74%. Доля государственной экономики в ненефтяных секторах составляет 39%, а частной - 61%. Основная доля ненефтяной экономики сконцентрирована в сфере услуг. Иракская экономика испытывает недостаток в сельском хозяйстве и промышленном производстве, 91,66% ненефтяной экономики приходится на строительство, энергетику, водоснабжение и непроизводственную деятельность. Резкий спад наблюдается в сельском хозяйстве и перерабатывающей промышленности: в 2005 году объём производства в этих секторах составлял 27,8% от общего объёма, а в 2018 году - 9,3%. В 2019 году в сфере услуг было занято 60% рабочей силы, в сельском хозяйстве - 18%, и 22% в остальных секторах - в добыче полезных ископаемых, включая нефть и газ, перерабатывающей промышленности, строительстве, ремонте, энергетике и водоснабжении.

Средняя добавленная стоимость рабочей силы в сфере услуг выше, чем в других секторах, за исключением нефтегазовой промышленности, а в сельском хозяйстве она самая низкая. Широкое различие в производительности труда или добавленной стоимости рабочей силы - признак недостаточного развития экономики. Эта модель экономики, характеризуемая быстрым ростом сферы услуг и сокращением производства товаров, господствует теперь в Ираке. К этой картине следует добавить также доминирование добычи нефти в получении национальных доходов и перевод государственных расходов на иностранную валюту. По данным Министерства планирования, в третьем квартале 2019 года объём добычи нефти увеличился на 3,8%, по сравнению с тем же кварталом 2018 года, но добавленная стоимость нефти снизилась из-за уменьшения цен на нефть и снижения экспорта. В то же время добыча других полезных ископаемых увеличилась на 4,1%.

Одно из наиболее серьёзных последствий замедления экономического развития - чудовищная отсталость перерабатывающей промышленности Ирака, средний доход которой на душу населения составляет 108 долларов. Это очень низкий показатель, если сравнить с такими развитыми странами как Германия и Южная Корея. В 2018 году на перерабатывающую промышленность развитых стран приходилось около 70% товарного экспорта, а для стран Восточной Азии и Тихого океана этот показатель составил 86%. Разве может Ирак защититься от колебаний цен на нефть, которая приносит иностранную валюту, при такой промышленной отсталости? Ни для кого не секрет, что для перехода на уровень развитых стран необходима тесная связь между развитием промышленности и экономическими преобразованиями.

В последние годы в Ираке наблюдается низкий уровень инфляции - соответственно: 0,1%, 0,2%, 0,4% и 0,2% в 2016–2019 годах, это меньше половины процента и самый низкий уровень инфляции в мире. Стагнация цен внутри Ирака объясняется снижением общего спроса ниже уровня, достаточного для обеспечения работы производственных сил. В 2020 году, после начала пандемии коронавируса, общий спрос и уровень экономической активности продолжили снижаться, ещё сильнее, чем в 2019 году. Причина этого - сокращение государственных расходов из-за нефтяного кризиса. Известно, что государственные расходы, особенно в Ираке, являются основным фактором, определяющим общий спрос, а следовательно, и уровень экономической активности. Поэтому государственные расходы имеют важнейшее значение, в дополнение к поддержке работы государственных служб, развитию инфраструктуры и привлечению инвестиций. С другой стороны, низкая инфляция означает стабильность покупательной способности иракского динара и его высокую надёжность в сохранении богатства, по сравнению с иностранными валютами.

Компенсации работникам государственного сектора составляют 43,8 трлн. динаров, из которых 1,9 трлн. динаров попадают в нефтяной сектор, а 41,9 трлн. динаров - в ненефтяные сектора. Большая часть компенсаций работникам государственного сектора выплачивается из правительственного бюджета. В большинстве стран мира доля компенсаций работникам в общей сумме государственных расходов постоянно сокращается, а в Ираке растёт, это объясняется спадом товарного производства. Компенсации работникам частного сектора в Ираке составляют 26,1 трлн. динаров. Эти цифры отражают ослабление производственной функции государственного сектора и рост частного бизнеса.

Официальная статистика показывает, что капитал в натуральном выражении на национальном уровне находится ниже ожиданий, которые формируются на основе соотношения между производством и капиталом. Это объясняется смещением экономической деятельности в сферу услуг и непроизводительную финансовую деятельность. Кроме того, следует отметить высокие затраты на формирование капитала в государственном секторе из-за низкой эффективности управления инвестициями, слабости контроля и других причин. В частном секторе наблюдается незначительное накопление капитала в целом, и особенно в областях товарного производства, жилищного строительства, торговли, туризма, обслуживания ресторанов и в других малозначительных сферах бизнеса. Частный бизнес не выигрывает от обилия иностранной валюты и низких налоговых ставок.

Иностранные инвестиции, в основном, остаются за пределами нефтяного сектора, попадая иногда во вторичные сферы деятельности, что вызывает серьёзную критику. Иностранные инвестиции в широком смысле состоят не только из прямых инвестиций, но и из множества финансовых потоков. В страну поступают одни финансовые потоки из-за границы, в то же время другие финансовые потоки вытекают обратно. Таким образом, на макроэкономическом уровне, финансовые потоки определяют дефицит или профицит текущего баланса. Если экономика работает с положительным балансом в текущих иностранных операциях, т.е. экспорт товаров и услуг за границу превышает импорт и выплату долгов иностранным банкам, это означает, что в стране остаётся больше иностранных инвестиций, и наоборот. Однако, во всём мире иностранные инвестиции не играют ключевой роли для экономики, составляя около 3% от ВВП. Невозможно представить, чтобы Ирак смог получить существенно больший объём иностранных инвестиций, даже если органы государственной власти и частные сектора смогут выполнить все требования, выдвинутые Всемирным банком и МВФ.

К сожалению, тяга к иностранным инвестициям в большинстве развивающихся стран основана больше на мифах и газетных статьях, чем на научных знаниях, которые помогают объективно воспринимать мировую экономику. Формирование основного капитала, а также ежегодное пополнение основных средств в инфраструктуре и производственных мощностях находились на очень низких уровнях в начале этого столетия из-за блокады. И до сих пор поступление капитала в Ирак намного ниже, чем в Южную Корею и Китай. Из этого можно сделать вывод, что иракская экономика срочно нуждается в значительных инвестициях, снижении расходов и росте темпов накопления активов в натуральной форме для ускорения развития инфраструктуры и производственных мощностей. Суть не в расходах, а в создании реальной эффективности на местах. Ожидается, что государственный сектор будет играть главную роль в инвестициях, поскольку он составляет две трети производительной национальной экономики и обладает большими административными, организационными и техническими возможностями в международном общении, что необходимо для сложных инвестиционных операций.

Государственные финансы и финансовый сектор.

В период 2011-2018 годов доходы государственного бюджета достигли пика в 2012 году, составив около 120 трлн. динаров, а расходы достигли своего пика в 2014 году, составив 125 трлн. динаров. В 2016 году доходы и расходы снизились на 54 и 74 трлн. динаров соответственно. Самые высокие доходы ненефтяной экономики были зафиксированы в 2017 году, составив 12 трлн. динаров. Колебания общих доходов понятны и ожидаемы, пока нефть является главным их источником, а её цена на мировых рынках нестабильна. Кроме того, механическая связь государственных расходов с доходами означает постоянные осложнения и нестабильность спроса и занятости. Ограниченный размер ненефтяных доходов указывает на то, что расширение ненефтяной экономики не решит проблему финансирования государственных расходов, пока нет изменений структуры организации экономики и философского подхода к управлению государственными доходами.

В 2018 году внутренний правительственный долг достиг 41,8 трлн. динаров, что на 32,3 трлн. динаров больше, чем в 2014 году, но по отношению к ВВП это самый низкий показатель, в сравнении с другими странами со средними доходами. Внешний же долг вырос в 2018 году на 9,4 млрд. долларов по сравнению с 2014 годом, в котором он был ниже, чем в 2011 году, а доходы были на 5,4 млрд. долларов выше, чем в 2011 году. Эта статистика показывает, что иракская экономика не страдает от тяжёлых долгов. Это связано с тем, что сотрудничество Ирака с международными финансовыми институтами, ООН и другими структурами не было нацелено на крупное кредитование. С другой стороны, развитые и богатые страны не испытывают большого желания участвовать в восстановлении Ирака и активно развивать инвестиционные проекты. Поэтому, для поиска международной помощи в нынешнем кризисе необходимо пересмотреть внешнюю позицию Ирака.

Вклады частного сектора в банки увеличились с 25 до 30 трлн. динаров - это очень низкий показатель по отношению к объёму иракской экономики, в сравнении с другими странами. Размер кредита 41 трлн. динаров больше суммы вкладов, но очень мал по сравнению с ВВП. Совокупный капитал акционерных компаний по-прежнему очень низок - это результат организационной отсталости частного сектора и принадлежности банкам большей части акций на рынке. Капитал банков вырос с почти 4 трлн. динаров в 2011 году до 15 трлн. динаров в 2018 году, но наблюдается относительная пассивность капитала из-за недостатка вкладов, а следовательно и кредитов, которые взаимосвязаны.

Общие иностранные активы Центрального банка Ирака - золото, иностранная валюта и иностранные инвестиции - составили в марте 2020 года 66,6 млрд. долларов. В ноябре 2019 года денежная база, банковские вклады и выпущенная наличность для внебанковских операций в Центральном банке в совокупности составили 77,2 трлн. динаров; денежные средства, находящиеся в текущем обращении и в депозитах, составили 86,5 трлн. динаров, а общий объём денежных средств - 102,9 трлн. динаров.

В конце 2018 года денежные средства, находящиеся в текущем обращении и в депозитах, составляли 77,83 трлн. динаров, из которых 40,5 трлн. динаров находились во внебанковском обращении, а остальные лежали на депозитах, при добавлении других депозитов суммой 17,6 трлн. динаров, объём денежных средств составил 95,4 трлн. динаров, и это не такая уж большая финансовая глубина при сравнении с ВВП. По мере роста объёма вкладов, взаимодействующих с кредитами, объём денежных средств должен увеличиваться быстрее роста производства, увеличивая финансовую глубину иракской экономики. Сочетание увеличения финансовой глубины с ростом доли акций и долговых ценных бумаг в ВВП делает экономику более устойчивой, а чем устойчивее экономика, тем с большим государственным долгом она может справиться.


Источник: اقتصاد العراق في مواجهة أزمة المورد النفطي, annabaa.org, 24 Мay 2020.

Tags: Ирак, банки, демократия, империя, кризис, статистика
Subscribe

Posts from This Journal “Ирак” Tag

  • Терроризм чужими руками.

    Во время Второй мировой войны нацисты решили, что использование в своих интересах общин Чечни, Казахстана и Узбекистана - лучший способ разрушить…

  • Уроки победы Талибана.

    Перед нами стоит неотложная задача: в свете последних событий мы должны немедленно освободиться от рамок и барьеров, установленных в последние 20…

  • Империя не прощает.

    Карфагенский полководец Ганнибал, который почти победил Римскую республику во Второй Пунической войне, покончил с собой в изгнании в 181 году до…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments