antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Мечты о будущем без полиции.


Демонстрация, прошедшая в декабре 2014 года в Сиэтле, в честь убитых полицией Эрика Гарнера и Майла Брауна.

Примечание редакции 7 июля 2016 года: во вторник и среду, всего за 24 часа, полицейские убили двух чёрных мужчин: Элтона Стерлинга и Филандо Кастиля. Эти жестокие убийства ещё больше доказывают, что необходимо искоренить расистский институт полиции в США и создать новые пути к коллективной безопасности. Сегодня мы повторно публикуем важнейшую статью Рейчел Херцинг, которая указывает на необходимость нового подхода в условиях безудержного государственного насилия.


Полицейские сканеры, электрошокеры, слежка и сбор данных, спецназ, введение чрезвычайного положения в районах, уличные обыски, штрафы - все эти полицейские реформы были приняты для улучшения полиции США. Предполагается, что такие реформы способствуют созданию более безопасных сообществ и помогают нам избежать полицейского насилия. Пропаганда полицейских реформ утверждает, что документирование, обучение и надзор могут защитить нас от преследования, запугивания, избиений, оккупации и убийств, которые государство использует для управления обществом. Но при этом не учитывается реальная функция полиции США - вооружённая защита государственных интересов. Если люди будут рассматривать полицейскую деятельность такой, какой она является на самом деле - набор практик для обеспечения соблюдения законов, поддержки контроля общества и культурной гегемонии со стороны государства с использованием силы - то они поймут, что мы должны не улучшать полицию, а сокращать её роль в нашей жизни.

Сегодня громче и чаще, чем когда либо ранее, звучат призывы к реформированию полиции США. Протестные движения, вдохновлённые смелым и динамичным сопротивлением в Фергюсоне, Балтиморе и других городах, повысили уровень понимания масштабов полицейских убийств, особенно чёрных людей, выдвинув на передний край новые голоса и идеи. Эти движения выдвигают рекомендации полицейских реформ. Некоторые рекомендации, вроде требований группы «Действие в Фергюсоне» «полного признания всех прав человека и остановки всех форм дискриминации», оказались очень широкими. В других случаях, требовали провести слушания в Конгрессе «для расследования криминализации сообществ по расовому признаку, полицейских злоупотреблений и пыток». Группа «Организация за чёрную борьбу» предложила полиции проводить «усиленную персональную подготовку невооружённой деятельности», а группа «Кампания Зеро» предложила расширить использование видеокамер в полицейской практике. Эти примеры лишь отражают широкий спектр рекомендаций, которые слышны сегодня со всех сторон.

Эта волна реформистских рекомендаций поднялась из-за повышенного общественного внимания к полицейским убийствам. Таким образом, сейчас определяется, что будет считаться жизнеспособным, законным и политически полезным. И конечно, СМИ являются в этом важным фактором, усиливая отдельные голоса и рекомендации, и игнорируя другие. Реформа - это всего лишь изменение. Если люди сталкиваются с вредом, который несёт им правящая система, некоторые из них будут стремиться улучшить эту систему, чтобы сократить вред. Стремясь к улучшению, они разрабатывают планы для облегчения принятия изменений, чтобы ослабить сопротивление им. Они могут выдвигать реформы после распространения сведений о ряде трагических инцидентов, предлагая методы и средства, которые, по их мнению, наиболее целесообразны для избавления от этих инцидентов. Что касается полиции, если главная цель изменений - устранение полицейских убийств, то реформы должны изменить практику, которая чаще всего приводит к этим убийствам.

Постепенные изменения практики, которая поддерживает системное угнетение, разделение и маргинализацию общества, очень важны для власти. Нацеливание на определённые аспекты и требования некоторых перемен помогают укрепить власть в репрессируемых сообществах. Без стратегического и долгосрочного взгляда на перемены сегодняшние реформы могут оказаться завтра инструментами репрессий. В 1990-х под влиянием комиссара полиции Нью-Йорка Уильяма Браттона появилась система отслеживания и анализа данных CompStat, которая использовалась для отслеживания «преступлений и беспорядков». Эта система предназначалась для подробного отслеживания жалоб на преступления, аресты и судебные повестки, с учётом места и времени. Информация со всех участков объединялась в одну базу данных для составления еженедельного отчёта, который оглашался на совещаниях полицейских руководителей.

Предполагалось, что CompStat приведёт к снижению преступности и повышению ответственности полицейских. Эта система была реформой старых методов ведения полицейской документации. CompStat начала широко использоваться в стране, став одним из стандартных инструментов современной полиции. И хотя её сторонники считали, что она сыграла важную роль в снижении уровня преступности, время показало, что это снижение было временным, превратившись в повышение. Кроме того, со временем полицейские начали испытывать принуждение для уменьшения или увеличения регистрации некоторых инцидентов, чтобы составлять необходимые отчёты. Ответственность полицейских, к которой, якобы, должна была привести CompStat, уступила место фальшивой статистике, которая составлялась для удовлетворения амбиций полицейского руководства. Демонстрируя падение уровня преступности, полиция показывала свою эффективность в преследовании людей, которые могут причинить вред населению.

Уличные допросы в Нью-Йорке стали демонстрацией силы полицейских. До CompStat полицейские, как правило, останавливали и допрашивали только тех, к кому они относились с подозрением, а обыскивали только при наличии обоснованного подозрения в их опасности (в основном, при подозрении в ношении оружия). Политика «разбитых окон», лежащая в основе деятельности нью-йоркской полиции, в сочетании с CompStat, привела к убеждению, что само присутствие подозрительных людей может угрожать обществу. Используя CompStat, полиция показывала, что искореняет эту опасность.

Вскоре тактика «остановка и допрос» превратилась в «остановку, допрос и обыск», а затем в «остановку и обыск». К 2011 году нью-йоркская полиция достигла уровня 684000 уличных остановок в год, 90% которых заканчивались арестами или повестками в суд. Эта практика непропорционально использовалась против цветных (особенно чёрных), молодёжи, бездомных и лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Глубина и ширина физического и психического ущерба этой практики привели к росту общегородских протестов и судебных исков против полицейского расизма. И хотя CompStat продолжает использоваться полицией по всей стране, чем дольше она используется, тем более очевидными становятся проблемы, которые она создала.

Специализация полицейской деятельности - ещё одна реформа, отражающая изменения потребностей полиции и общества. По мере развития современной полиции создавались подразделения, которые сосредотачивались на отдельных сферах преступности. Одно из самых известных подразделений - спецназ. Впервые полицейский спецназ начал использоваться в середине 1960-х для отдельных ситуаций, требующих применения военной силы, но вскоре эта практика стала нормой. В 90% городов США с населением более 50 тыс. человек есть отряды полицейского спецназа. Кроме того, свои отряды спецназа есть у Министерства сельского хозяйства и Министерства образования. Сотрудники спецназа участвуют в подготовке новых полицейских и другой полицейской деятельности: от остановок на дорогах до вербовки стукачей. Полицейский спецназ появился в результате очередной полицейской реформы, призванной улучшить работу полиции.

Понимание, что главной задачей полиции является защита государственных интересов, помогает прояснить: чему и кому служит полиция. И это же помогает нам понять, перед кем должна отчитываться полиция. Полиция отчитывается перед теми, кому она должна служить, хотя их интересы часто противоречат интересам сообществ, страдающих от полицейской агрессии. Если мы осознаем, что полиция служит для обеспечения соблюдения законов, поддержки контроля над обществом и культурной гегемонии, используя вооружённую силу в интересах государства, то поймём, что нам нужны постепенные изменения, которые ослабляют власть полиции, а не усиливают её. Это понимание может привести к ослаблению полицейского насилия без игнорирования серьёзных проблем, которые создают насилие в наших сообществах.

Любой, кто сталкивался с притеснением, психологическим и физическим вредом или смертью от действий полиции, понимает, что лучший способ уменьшить полицейское насилие - сократить контакты с полицией. Для такого изменения нужны постепенные шаги, направленные на устаревание и уход из нашей жизни полиции. Постепенная отмена полиции больше относится к построению нового, чем к отмене старого. Для этого необходимы дополнительные меры, чтобы не создавать сегодня чего-то лишнего, что потом придётся отменять. Мощные протестные движения создали возможность для масштабных и смелых перемен. Сейчас организации, которые усердно работали над мелкими изменениями, должны опробовать новые творческие подходы, а не обсуждать реформы, уже разрабатываемые Министерством юстиции, или возвращаться к старым формам, вроде гражданских наблюдательных советов, которые были лишь ширмой.

Вот лишь несколько примеров идей, которым уделяется меньше внимания, чем нательным видеокамерам или особым прокурорам, но которые направлены на ослабление власти полиции в сообществах США. Кампания 1% Молодёжной коалиции справедливости предлагает направить 1% бюджета полиции Лос-Анджелеса (100 млн. долларов) на программы поддержки молодёжи. Кампания «Поделись богатством» Сети общественной деятельности Лос-Анджелеса предлагает более справедливое распределение инвестиций в районах Лос-Анджелеса, чтобы они приносили людям пользу, а не страх перед полицейским насилием. При наличии достаточных ресурсов и возможностей развития, подобные шаги могут привести к изменению в приоритетах финансирования.

Проект «Зона, свободная от зла» в Дареме (Северная Каролина) и Кампания «Безопасный район» Проекта Одри Лорд стали тестовыми площадками для общественного ответа на зло, которое не исчезает от полицейских реформ. «Зона, свободная от зла» формирует сообщество знания и власти, которое может без полиции защищать себя. Этот проект направлен на обучение жителей Дарема вмешательству в сложные ситуации без привлечения полиции. Основанная в Бруклине (Нью-Йорк) Кампания «Безопасный район» направлена на снижение вреда для людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией и цветной кожей с помощью работы с местными предприятиями и общественными организациями над обеспечением безопасной обстановки без привлечения полиции.

Эти проекты могут быть повторены в других городах и стать моделями расширения влияния общественности. Проект «Сообщение истории и организация» показывает, что люди могут использовать творческие средства для устранения насилия без привлечения полиции. Эти проекты всерьёз относятся к страху, насилию и смерти, а также показывают, что вмешательство полиции - неправильное средство защиты. Такие идеи как отказ от использования полиции при обращении с психически больными, прекращение политики «разбитых окон» и запрет найма полицейских, которые замечены в злоупотреблении силой - лишь некоторые смелые рекомендации, которые появились сегодня. Мы вступили в эру смелых идей и больших надежд. Пока весь мир наблюдает, что США смогут сделать с полицейским кризисом, почему бы нам не сделать несколько шагов в направлении к будущему, свободному от полицейского насилия? Чем скорее мы сократим масштаб контактирования полиции с обществом, тем скорее мы достигнем этого будущего. Почему бы нам не начать делать это прямо сейчас?


Источник: Big Dreams and Bold Steps Toward a Police-Free Future, Rachel Herzing, truthout.org, September 16, 2015.

Tags: СМИ, США, аресты, демократия, идеи, коррупция, нацизм, полиция, протесты, расстрелы, статистика, суд, тюрьмы
Subscribe

Posts from This Journal “полиция” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments