antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Чрезмерная государственная слежка подрывает британскую демократию.


Постоянные читатели TruePublica знают, что за последние четыре года мы опубликовали множество докладов и статей о государственной слежке. Сегодня серьёзное беспокойство вызывает подрыв нашего механизма демократии чрезмерной и бесконтрольной государственной слежкой. Эта непропорциональная одержимость, значительно усилившаяся благодаря Терезе Мэй, стоявшей во главе Министерства внутренних дел, мешает фундаментальной способности экспертов по правам человека и гражданским свободам осуществлять своё право на протест. Мы всегда должны учитывать влияние чрезмерной государственной слежки на наши демократические права и состояние всего общества.

Кевин Блоу является координатором Сети мониторинга полиции (Netpol) с 2014 года, когда она начала изучать полицейское преследование оппозиции гидроразрыва в нашей стране. Он регулярно участвует в работе Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в защите права европейцев на свободу собраний, и 25 лет участвует в Проекте мониторинга Ньюхэма в Восточном Лондоне. В Netpol входят многие опытные британские активисты, адвокаты и исследователи, желающие поделиться своими знаниями. Эта организация исследует проблемы чрезмерной полицейской деятельности, которая нарушает право на свободу собраний. Она работает в сотрудничестве с независимыми организациями по защите гражданских свобод.


Здесь мы приводим выдержки из замечательного доклада Кевина Блоу о государственной слежке в Британии. Этот доклад широко охватил государственную слежку в таких сферах как полицейская деятельность, составление чёрных списков, независимая журналистика, профессиональные привилегии юристов, уязвимые группы, мирные протестующие и активисты, школы, иммиграция, медицина, социальные службы - почти во всех сферах гражданского общества. Этот отрывок касается «пугающего влияния» слежки на свободу собраний.

«Пугающее влияние» слежки на свободу собраний.

Право на свободу собраний защищается национальными и международными законами о правах человека. Несколько лет Netpol работала с такими организациями как ОБСЕ, чтобы уточнить руководящие принципы права на свободу собраний, с учётом полицейской конфронтации, злоупотреблений силой и массовых арестов, которые отпугивают людей от участия в мирных протестах. То же самое касается и использования сложного и повсеместного наблюдения за отдельными активистами, группами и даже целыми общественными и политическими движениями. Полицейская деятельность в Соединённом королевстве основана на разведке, стандарты которой изложены в Национальной разведывательной модели, которая была разработана в 2000 году Национальной службой криминальной разведки (сейчас это подразделение Национального криминального агентства). Центральный элемент этой модели - создание и использование персональных баз данных для «составления детальной картины (потенциального) правонарушителя и его связей для последующих действий», включая «привычки, образ жизни, способ действий, адреса, часто посещаемые места, генеалогическое дерево, фотографии, риск для общества, способность защитить себя и связанную информацию».

Проблема в том, что британская полиция относится к законной активистской деятельности также, как и к организованной преступности, составляя базы данных по размерам, структурам, руководству, связям с другими группами, уделяя особое внимание организаторам, приходя на дом к активистам, снимая на видео собрания и протесты, отслеживая активность в социальных сетях. Национальная разведывательная модель определяет «стратегию контроля» с использованием разведки, профилактических мер и преследования, с особым акцентом на «подрыв и разрушение сети». С момента основания Netpol в 2009 году активисты неоднократно высказывали нам свои опасения по поводу персональной слежки, поскольку во время арестов и обысков полицейские уже знали их имена. Мы собрали множество свидетельств активистов и даже защитников беженцев, которые были арестованы, допрошены и обысканы со ссылкой на Закон о терроризме 2000 года. Эти активисты сказали нам, что неприкрытая слежка отчуждает людей друг от друга, создавая впечатление, что они преступники. Слежка создаёт расколы в движениях, когда полиция выделяет так называемых «агрессивных», изолируя их от других активистов.

Внутренние экстремисты.

Страх, что полицейская слежка меньше касается реальной преступной деятельности и больше политической активности, подпитывается заявлениями полиции, в которых многие активисты и протестующие называются «внутренними экстремистами». Этот ярлык не имеет юридических оснований, и смысл его часто менялся с момента возникновения в 2004 году. Впервые он стал известен в 2009 году, когда Guardian сообщила о полицейской слежке в 2006 году за мирными экологическими протестующими на электростанции Drax в Северном Йоркшире. Но разоблачение в 2011 году тайного полицейского агента Марка Кеннеди привело к более широкому пониманию масштабов слежки за активистами, и в 2015 году было начато расследование тайной деятельности полиции.

Не менее пугает сбор данных о «внутреннем экстремизме» в Британии. В 2014 году член Зелёной партии и бывшая заместительница мэра Лондона баронесса Дженни Джонс обнаружила, что в столичной полиции было заведено на её личное дело, которое затем было уничтожено, чтобы скрыть факт слежки за ней. В том же году один активист сообщил, что полиция следит за политическими активистами на фестивале в Гластонбери, называя их внутренними экстремистами, несмотря на отсутствие судимости. В 2015 году ещё один член Зелёной партии Ян Драйвер, который баллотировался в члены парламента от Кента, противостоя члену Партии независимости Соединённого королевства Найджелу Фараджу, узнал, что полиция следит за ним более 4 лет. Несмотря на высказанные им многочисленные опасения, ярлык «внутреннего экстремизма» продолжал использоваться полицией для оправдания масштабного сбора разведданных на политических диссидентов. В частности, он использовался, чтобы скрыть от общественности участие сотрудников по борьбе с терроризмом в секретной правительственной программе «Профилактика».

С 2014 года Netpol проводит ежегодный День осведомлённости о внутренних экстремистах, чтобы осветить негативное влияние навязчивой полицейской слежки за так называемыми «экстремистами» - протестующими и политическими активистами. Тем самым мы поддерживаем призыв специального докладчика ООН 2013 и 2016 годов к властям «дать указание сотрудникам полиции, что мирные протестующие не должны относиться к категории внутренних экстремистов». Особое внимание мы уделяем серьёзным препятствиям, с которыми сталкиваются активисты, когда хотят выяснить, причислены ли они к экстремистам, и оспорить этот ярлык. Мы также участвовали в апелляционном разбирательстве в Верховном суде Британии по делу протестующего из Брайтона Джона Кэтта, которое стало спорным оправданием для тотальной слежки за политическими активистами в Британии. После двухлетних судебных разбирательств Netpol удалось оспорить в Информационном трибунале действия полиции, и вынудить её признать, что протестующие против гидроразрыва были причислены к категории «уязвимые для радикализации».

Протесты против гидроразрыва.

Мы поддерживаем движение против использования гидроразрыва для добычи сланцевого газа, и собрали доказательства причисления мирных протестующих к внутренним экстремистам в рамках программы «Профилактика». Например, в сентябре 2015 года операция «Профилактика» полиции Западного Йоркшира в среде местных учителей закончилась арестом члена парламента от Зелёной партии Кэролайн Лукас за участие в протестах против гидроразрыва в Сассесе, с обвинением её в экстремизме (в последствии выяснилось, что Лукас долгое время находилась под наблюдением спецслужб). Мы также выразили обеспокоенность, что приравнивание экологических протестующих к экстремистам приводит к широкому использованию тайных полицейских агентов, но полиция не обратила на это внимание. В декабре 2016 года Министерство внутренних дел, наконец, вынуждено было официально заявить, что «поддержка протестов против гидроразрыва - не признак уязвимости» к экстремизму, когда в прессу попали сведения, что в Йорке и Северном Йоркшире готовятся контртеррористические операции против экологических протестов.

Контртеррористические операции.

Однако, в сентябре 2017 года стало известно о местной контртеррористической базе данных, составленной полицией в рамках правительственной программы «Профилактика» во время протестов на Бродфордском мосту в Сассексе. Аналогичная база данных была составлена в Суррее в связи с «общественной напряжённостью по поводу наземных нефтегазовых операций» на востоке страны. Протесты в этих областях начались через несколько месяцев после того, как Министерство внутренних дел пообещало экологическим активистам, что оно больше не будет коллективно рассматривать их как внутреннюю экстремистскую угрозу. На самом деле, с тех пор как появились первые сведения о тайной слежке за сотнями экологов, национальное подразделение, ответственное за «внутренний экстремизм», вошло в состав полицейской Контртеррористической сети.

Это означает, что стало намного сложнее добиться раскрытия информации о так называемом экстремизме, т.е. о протестах, поскольку это стало приравниваться к терроризму. Это очень важно для отдельных активистов, поскольку при составлении секретных баз данных полиции, они могут оказаться в террористических списках. Это означает, что эти активисты, во время протестов или обычной жизни, как правило оказываются в сфере повышенного внимания полиции. Мы считаем, что в отсутствии внятного определения понятия «внутренний экстремизм», применение его угрожает развитию гражданского общества и оправдывает слежку и другие репрессивные полицейские меры.

Последствия.

Слежка за совершенно мирными демонстрациями показывает, что активисты намного чаще обычного населения сталкиваются с угрозой ареста, а значит с них больше собираются биометрические данные (внешние характеристики, отпечатки пальцев, ДНК), хранимые в полицейских базах данных. Такие аресты происходят довольно часто, и им не предъявляются обвинения в совершении преступлений, но однажды собранные эти данные уже не удаляются. Активисты сообщают, что полиция собирает данные на них во время обычных перемещений по стране на автомобилях, фотографирует их на протестах и собраниях, даже не высказывая каких-либо подозрений в причастности к преступной деятельности.

Netpol обнаружила такую слежку за протестами против гидроразрыва в Чешире и Ланкашире. Мы наблюдали, как полиция использовала для слежки за протестующими технологии распознавания номерных знаков и лиц. Последствия такого сбора данных очень тревожны. Кроме уже затронутых вопросов, у нас есть документальное подтверждение, что участники протестов и собраний чаще сталкиваются с полицейскими остановками и проверками автомобилей, а также другими вмешательствами в личную жизнь. Netpol считает, что такая интенсивная слежка оказывает столь же пугающее влияние на свободу протестов, как и полицейские разгоны протестов, так как заставляет многих активистов отказываться от общественной деятельности.

Это также сдвинуло полицейские приоритеты, заставив полицейских больше времени тратить за сбор разведданных, и чаще арестовывать протестующих, чтобы собрать с них биометрические данные. Это также значительно подорвало доверие к сотрудникам полиции по связям с общественностью, которые заявляли, что защищают протесты, так что теперь активисты относятся к ним с подозрением. Ключевой вопрос в этой деятельности связан с принципом неприкосновенности частной жизни при полицейском сборе данных и контртеррористических операциях. Но кроме того, возникает негативное влияние слежки на весь демократический механизм. Чрезмерное наблюдение за активистами затрудняет коллективные обсуждения и мероприятия. Об этом говорится в докладе Netpol.


Источник: Excessive state surveillance is now ‘undermining British democracy’, truepublica.org.uk, September 01, 2019.

Tags: Англия, аресты, демократия, полиция, протесты, репрессии, слежка, экология
Subscribe

Posts from This Journal “Англия” Tag

  • В массовой смертности от COVID-19 виновен капитализм.

    В конце февраля официальное число погибших от пандемии коронавируса в Европе превысило 800 тыс.. Смерть такого огромного масштаба - настолько…

  • Китайская мирная экономика.

    Около 10 лет назад Китай сознательно начал глобальную мирную экономику. Китай придерживается этой стратегии, несмотря на постоянную агрессию…

  • Марш уйгуров (2).

    Начало. На окраинах Кабула и Джелалабада в Афганистане я регулярно встречал людей, которые бежали от растущей активности ИГИС в различных частях…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments