antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Карл Маркс в Ухане: как китайский социализм побеждает COVID-19.


Статистика распространения коронавируса в Китае на 25 марта 2020 года.

Впервые вспышка COVID-19 была обнаружена в начале января 2020 года в китайском городе Ухань - столице провинции Хубэй. Эта эпидемия почти полностью была ограничена Китаем, пока через месяц не обнаружилась в Иране, Южной Корее, Японии и Италии. К 11 марта стало ясно, что распространение вируса происходит по многим регионам мира, и Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) официально назвала это пандемией. Когда этот вирус распространился по всей Европе и Северной Америке, возникла серьёзная опасность, что COVID-19 заразит значительную часть глобального населения и убьёт миллионы человек. Это глобальная чрезвычайная ситуация беспрецедентных масштабов.

Успехи Китая в сдерживании эпидемии.

В отсутствии вакцины и лекарства, единственный способ победить вирусную эпидемию — радикальное сдерживание заражения, что достигается тщательным тестированием, отслеживанием контактов, изоляцией больных и социальным дистанцированием для основной массы населения. Поняв характер и масштаб кризиса, китайское правительство приняло ряд срочных и бескомпромиссных мер. 23 января, когда было обнаружено 800 заражённых, в эпицентре вспышки был введён строжайший карантин. Десятки миллионов жителей Хубэя были вынуждены оставаться дома. Школы и предприятия были закрыты, а спортивные и культурные мероприятия отменены. Эпидемиолог и старший советник генерального директора ВОЗ Брюс Эйлвард сказал, что были применены «старомодные методы общественного здравоохранения, в сочетании со строгим и новаторским подходом в масштабе, который мы никогда не видели в истории».

Февральский доклад Совместной комиссии ВОЗ и Китая показал, что «столкнувшись с ранее неизвестным вирусом, Китай развернул возможно самые амбициозные, гибкие и решительные меры в истории». В этом докладе указывается, что актуальная медицинская информация регулярно и широко распространяется по многочисленным каналам; организованы общенациональные усилия по доставке медикаментов в Хубэй; местные власти обеспечили стабильные поставки товаров первой необходимости для предотвращения дефицита и спекуляций. Правительство сразу объявило, что тестирование и лечение, включая дорогие методики, бесплатны для всех, а также приняло меры для облегчения повседневной жизни граждан, заморозив платежи по ипотеке и кредитам и предоставив субсидии для регулярных выплат зарплат. Продажа продуктов питания была полностью переведена в интернет, а местные власти и отделения Коммунистической партии Китая (КПК) контролировали этот процесс, чтобы каждый дом получал продукты питания, а больные - выписанные по рецептам лекарства.

Со всего Китая в Ухань прибыли более 30 тыс. врачей и медсестёр. 45 больниц были превращены в центры по лечению COVID-19, организованы 12 временных госпиталей в помещениях выставочных центров и аналогичных зданий, за несколько дней с нуля были построены две совершенно новых больницы на 1000 и 1300 мест. Система здравоохранения первостепенное внимание уделила производству аппаратов для вентиляции лёгких и другим методам поддержания жизни, лечения и тестирования. Доктор Эйлвард сказал: «Китайцы очень хорошо поддерживают жизнь людей в условиях этой болезни». Чиновники общественного здравоохранения отслеживали каждый случай заражения, и тестировали каждого, кто общался с заражённым, в соответствии с рекомендацией ВОЗ: «тестировать, тестировать, тестировать».

Сдерживанию распространения коронавируса в Китае способствовали передовые технологии. По всей стране были установлены пункты проверки температуры, и людей попросили установить в телефоны приложение, которое предоставляет информацию о COVID-19, позволяет проверять у себя симптомы и сообщать о них, а также помогает органам здравоохранения отслеживать распространение заболевания. Широко использовался искусственный интеллект. Например, модель прогнозирования «помогла органам здравоохранения Чунцина и Шэньчжэня заблаговременно предсказать масштаб вспышки с точностью более 90%». Китайские технологические гиганты предоставили важные услуги для борьбы с COVID-19. «Alibaba Cloud предоставила государственным исследовательским институтам бесплатные компьютерные ресурсы для изучения генов коронавируса и разработки новых лекарств. Baidu открыла агентствам генетических исследований, центрам профилактики эпидемий и исследовательским институтам всего мира свой алгоритм для изучения РНК. Neusoft Medical пожертвовала больницам Уханя аппараты компьютерной томографии, цифровые аппараты магнитно-резонансной томографии, облачную платформу и передовое программное обеспечение для удалённой обработки анализов».

Для доставки еды людям в условиях карантина использовались роботы. Huawei и China Telecom совместно разработали удалённый видео-диагностический центр с поддержкой 5G, позволивший медикам проводить удалённые интернет-консультации. Демонстрируя приверженность международному сотрудничеству в борьбе с коронавирусом, Китайский центр по контролю за заболеваниями за несколько дней выявил и опубликовал геном COVID-19. Для сравнения, на выявление генома вируса Ebola в 2014 году ушло два месяца. ВОЗ признала, что «невероятно сложные меры» Китая помогли предотвратить сотни тысяч случаев заражения. Этот кризис достиг своего пика в Китае в начале февраля, когда каждый день появлялись 3000 новых случаев заражения. Кривая начала выравниваться в середине февраля. В первые три недели марта количество заражённых увеличилось всего с 80026 до 81008, а в конце марта почти все случаи новых заражений касались только приезжих из-за границы.

Эти меры по сдерживанию коронавируса предотвратили серьёзное распространение пандемии на другие китайские провинции за пределами Хубэя. Второе место после Хубэя по распространению коронавируса заняла южнокитайская провинция Гуандун с населением 113 млн. человек, где к концу марта было около 1400 заражённых и всего 8 смертей. На момент написания этой статьи не было ни одного больного в двух соседних с Хубэем провинциях — Хунань и Аньхой. На фоне полного контроля этого заболевания в Китае, карантинные меры постепенно ослабляются и люди возвращаются к нормальной жизни, сохраняя бдительность к возможности возрождения вируса. Экстраординарные китайские меры против COVID-19, несмотря на значительные экономические и человеческие затраты, для всего мира стали незаменимым уроком борьбы с пандемией. Медицинский журнал Lancet написал: «То, что произошло в Китае, показало, что карантин, социальное дистанцирование и изоляция заражённого населения могут сдержать эпидемию. Такое воздействие ответных мер на COVID-19 в Китае вселяет оптимизм во многие страны, где начинается распространение COVID-19».

Ответные меры на капиталистическом Западе оказались менее эффективными.

Одним из важных следствий решительных мер по сдерживанию пандемии в Китае стало замедление глобального распространения этого вируса, что предоставило другим странам время для подготовки. Во Вьетнаме, как и в китайских провинциях за пределами Хубэя, количество случаев заражения очень мало, так как меры по сдерживанию были введены на ранней стадии. Однако, учитывая высокую способность к распространению COVID-19 и активное экономическое сотрудничество Китая с другими странами, было ясно, что COVID-19 будет распространяться в других странах, если они не примут соответствующие меры предосторожности. В середине февраля коронавирус был обнаружен в Японии и Южной Корее, которые довольно быстро ввели широкомасштабные меры по тестированию, изоляции и сдерживанию, что привело с значительному спаду развития эпидемии.

На данный момент эпицентром этой пандемии является Европа: в Италии, Испании, Германии, Франции, Швейцарии, Голландии, Бельгии, Норвегии и Дании зафиксированы серьёзные вспышки, которые пока не удалось остановить. Сейчас уже во всех этих странах введены агрессивные меры по социальному дистанцированию, но статистика показывает, что эти меры оказались «слишком малыми и слишком поздними». Уровень заражения COVID-19 на душу населения в Западной Европе существенно выше, чем в Китае (на 24 марта в Италии 1057 заражений на миллион человек, в Швейцарии - 1016, а в Китае - 56). Поскольку весь мир за несколько недель был предупреждён об этом кризисе, страны (особенно богатые страны, имеющие все необходимые ресурсы) должны были начать принимать меры уже в конце января. Они должны были убедится, что имеют достаточные запасы наборов для тестирования вирусов, аппаратов для вентиляции лёгких, масок и защитной спецодежды. Они должны были увеличить человеческие и физические возможности своих систем здравоохранения. Они должны были подготовить механизмы социального дистанцирования. Джон Росс написал: «В то время как Китай смог добиться успеха своими решительными противовирусными мероприятиями, факты показывают, что Запад впустую потратил драгоценное время».

Самые позорные, безответственные и неумелые ответные меры наблюдаются в Британии и США. Рост числа заражённых уже в середине февраля показал, что вспышка эпидемии идёт по нарастающей, но этим странам понадобился ещё целый месяц, чтобы разработать меры по сдерживанию, которые до сих пор ещё очень слабы. Дональд Трамп открыто отрицал проблему, заявляя: «У нас всё под контролем. Это один человек, прибывший из Китая, и мы его контролируем. Всё будет прекрасно». А 6 марта он заявил, что никто не мог предсказать этот кризис: «Это то, о чём вы думаете, что это никогда не произойдёт. Что за проблема? Она пришла ниоткуда». Это полный дебилизм. Только дилетанты не могли понять серьёзность этой угрозы, множество уважаемых учёных сразу подняли тревогу и Трамп уже в конце января получил всю информацию от разведслужб.

После первых же случаев заражения правительства Британии и США должны были создать бесплатные и доступные центры тестирования, ввести карантины, рекомендовать пожилым и уязвимым людям перейти на самоизоляцию. Они должны были начать наращивать потенциал здравоохранения, разработать план действий в чрезвычайной ситуации, закрыть школы и общественные места, и разработать меры для обеспечения стабильных поставок товаров первой необходимости. Но даже на вторую неделю марта британское правительство лишь вскользь упоминало о COVID-19, хотя уже было несколько сотен подтверждённых случаев заражения (и наверняка, десятки тысяч реальных случаев). Открыто пренебрегая рекомендациями ВОЗ, главный медицинский советник Британии Крис Уитти заявил, что нет никакой необходимости проводить широкое тестирование: «мы перейдём от тестирования дома и амбулаторно, до ситуации, когда люди остаются дома, и им не нужно тестирование». Борис Джонсон заявил, что его стране нужно «просто поднять повыше подбородок», позволив всем заболеть и признав, что многие люди умрут.

Через пару дней эта преступно-халатная политика была облачена в научные одежды введением термина «стадного иммунитета», хотя эта гипотеза была быстро и полностью развенчана. Стадный иммунитет «потребует, чтобы значительная часть населения заразилась и выздоровела от COVID-19. Для выработки стадного иммунитета в Британии потребуется, чтобы заразились более 47 млн. человек». Это может привести к гибели более миллиона и госпитализации нескольких миллионов человек. Старший преподаватель вирусологии Университета Кента Джереми Россман сказал по этому поводу: «мы можем и должны добиться намного лучшего, чем это предложение. Китай быстро взял под контроль распространение COVID-19, не призывая к выработке стадного иммунитета (там заразилось только 0,0056% населения)».

Под сильным общественным давлением британское правительство только 20 марта закрыло школы, общественные места, рестораны, кафе, клубы и пабы. Был объявлен пакет спасения, чтобы компенсировать предприятиям и работникам потери доходов, но это не касается миллионов временных работников и мелких бизнесменов. Однако эти меры сильно уступают тем, что были введены в Китае на гораздо ранних стадиях развития пандемии. Высшие правительственные советники заявили, что 20 тыс. смертей от COVID-19 будут лучшим сценарием, а анализ Лондонского колледжа и Кембриджского университета показал, что нынешняя политика может привести к смерти 35-70 тыс. британцев. Это особенно шокирует при сравнении с Китаем, где количество смертей, вероятно, не превысит 4000. Учитывая, что население Китая в 21 раз больше Британии, это означает, что вероятный уровень смертности от COVID-19 в Британии будет в 300 раз больше, чем в Китае. И вместо того, чтобы наращивать возможности Национальной службы здравоохранения для организации адекватного тестирования и лечения (не говоря уж о необходимых средствах защиты для медицинских работников), правительство в большей степени настроено на строительство временных моргов.

Более чем очевидно, что нежелание адекватно бороться с этим кризисом коренится в экономических проблемах. Так, главный советник премьер-министра Доминик Каммингс заявил, что главное: «защитить экономику, и если это означает, что несколько пенсионеров умрут, что же, это плохо». И эта мысль нашла отклик по другую сторону Атлантики. Рост ВВП Британии практически равен нулю, а выход из ЕС приведёт уже к концу этого года к спаду. Период карантина из-за COVID-19, конечно, значительно сократит экономическую активность, а значит и прибыль, и именно этот фактор объясняет позорно недостойную реакцию британского правительства на эту эпидемию.

При социализме люди важнее прибыли.

«Наша самая большая сила в нашей социалистической системе, которая позволяет нам объединять ресурсы для выполнения главной задачи. Это ключ нашего успеха», - сказал Си Цзиньпин. Почему реакция на COVID-19 оказалась лучше и успешнее в Китае, а не на Западе? Почему развивающийся Китай с ВВП 10 тыс. долларов на душу населения (менее 20% от статистики США) смог ограничить распространение коронавируса менее 0,01% от всего населения, а такие богатые страны как Британия говорят о «стадном иммунитете»? Индийский коммунист Ситарам Йечури сказал: «В конечном счёте, всё сводится к вопросу о том, кто контролирует государство, и какой класс правит. При правлении буржуазного класса движущей силой являются показатели прибыли. При правлении рабочего класса на первом месте стоит ответственность общества». Легендарный южно-африканский борец за свободу Крис Хани согласен с этим: «Социализм — это не большие концепции и тяжёлая теория. Социализм — это приют для тех, у кого нет дома. Это вода для тех, кто не имеет чистой питьевой воды. Это медицинская помощь, это достойная жизнь стариков. Это преодоление огромного разрыва между городом и деревней. Это достойное образование для всего нашего народа».

Китай ответственно и эффективно отреагировал на пандемию COVID-19, потому что это социалистическая страна, и её правительство подотчётно не капиталу, а народу. Главный приоритет этого правительства - «удовлетворение потребностей народа в различных сферах - от образования, занятости, социального обеспечения, здравоохранения, жилья, защиты окружающей среды до интеллектуальной и культурной жизни». Как только стало ясно, что борьба с COVID-19 означает выбор между спасением миллионов жизней или защитой экономического роста, Китай однозначно выбрал спасение жизней. Кроме того, относительно централизованная система экономического контроля в Китае смогла быстро мобилизовать огромные ресурсы. Анализ Совета по международным отношениям показал, что китайское государство «может преодолеть бюрократический характер и финансовые ограничения, и способно мобилизовать все ресурсы». И CNN не смог не признать, что китайская способность «справиться с чем-то подобным объясняется способностью централизованного и сильного руководства реагировать на кризис».

Конечно, в современном Китае нет недостатка в частном капитале, но его экономическая стратегия, тем не менее, направляется государством. Правительство жёстко контролирует наиболее важные сектора экономики - «командные высоты»: тяжёлую промышленность, энергетику, финансы, транспорт, коммуникации и внешнюю торговлю. В финансах, которые оказывают ключевое влияние на всю экономику, преобладает «большая четвёрка» государственных банков, подотчётных правительству и народу Китая. Частное производство поощряется до той степени (и только до той степени), пока оно способствует модернизации, технологическим инновациям, занятости и повышению уровня жизни.

В капиталистических странах правительства находятся под контролем капитала, а в социалистических странах капитал находится под контролем правительства. «Группа миллиардеров не может контролировать китайское политбюро, как американские миллиардеры контролируют правительство США», - написал Эрик Ли. Правление коммунистической партии означает, что правительство не может принять решение о высшем приоритете капитала над интересами человеческой жизни, и капиталисты не имеют никакого выбора, кроме согласия с этим, даже если это приведёт к конфискации их имущества.

Действительно, многие крупные китайские компании предоставили свои услуги для борьбы с коронавирусом. В статье на сайте World Economic Forum отмечается: «Такие корпорации как Alibaba, Baidu, Bank of China, ByteDance, China Construction Bank, China COSCO Shipping Corporation, China Merchants Group, Envision Energy, Fosun Group, Guangzhou Pharmaceutical, JD.com, Mengniu, Ping An, SinoChem, Sinopec, Tai Kang Insurance, Tencent, Xiaomi, Yili и другие пожертвовали большие объёмы медицинских, продовольственных и других товаров в пострадавшие районы. Такие производители как BYD, Foxconn, Guangzhou Automobile Group Co. и SAIC-GM-Wuling ввели в работу временные сборочные линии для производства защитных масок и дезинфицирующих средств». Некоторые компании предоставили автономных роботов для доставки товаров людям, живущим в условиях карантина.

Борьба Китая с этой пандемией привела к широкому использованию самых передовых технологий, включая роботов, аппаратуру для медицинской визуализации и последние разработки в области искусственного интеллекта. Китай также далеко ушёл в области покупок, безналичного расчёта и удалённого образования с использованием интернета. Одним из лидеров подобных технологий стал город Нанкин. Ветеран науки и писатель Филип Болл написал недавно, что во многих областях науки и техники «Китай начинает задавать темп, которому обязаны следовать другие. Во время моей поездки по китайским лабораториям в 1992 году, только те, которые я видел в Пекинском университете, могли сравниться с хорошими западными университетами. Сегодня многие западные учёные завидуют ресурсам, которые есть у их ведущих китайских коллег».

Учитывая уровни научной отсталости, бедности и невежества, которые существовали в Китае до 1949 года, нельзя не удивиться, что сегодня КНР стала лидером в науке и технике. Все эти достижения — результат системных и стратегических усилий социалистического руководства. Другой неоценимый во время нынешнего кризиса аспект китайского социализма — огромная, компетентная и хорошо организованная Коммунистическая партия, члены которой есть во всех районах и предприятиях. Отделения КПК взяли на себя лидирующую роль в обеспечении первостепенных потребностей людей, которые оказались на карантине, управляя поставками продовольствия и медикаментов. Миллионы членов КПК по всей стране добровольно подключились к этой работе, необходимость которой ещё в январе отметил Си Цзиньпин: «Партийные комитеты и правительства на всех уровнях должны рассматривать предотвращение и контролирование вспышек коронавируса высшим приоритетом своей работы».

Ещё одно ключевое отличие Китая от крупных западных капиталистических стран заключается в том, что рабочий класс Европы и США за последнее десятилетие сильно пострадал от неолиберальной жёсткой экономии. Медицинские и социальные службы столкнулись с экстремальными сокращениями. Несмотря на богатство этих стран, уровень смертности от COVID-19 в США, Италии и Испании намного выше, чем в Китае. Уровень тестирования, лечения, предоставления информации, распределения еды, ухода за пожилыми и уязвимыми, денежных компенсаций и психологической поддержки в Китае намного лучше, чем в Европе и Северной Америке. В Китае не было никакого режима жёсткой экономии. За последнее десятилетие зарплата в Китае выросла в более чем два раза, а социальная помощь существенно увеличилась. За последние 15 лет было введено всеобщее медицинское страхование, названое Всемирным банком «беспрецедентным»: «это самое большое расширение страхового покрытия в истории человечества». Количество больничных мест на 1000 человек в Китае (4,34) существенно выше, чем в среднем по странам ОЭСР (2,9), и, конечно, выше чем в США (2,7) и Британии (2,5). Безусловно, этот важнейший фактор помог Китаю минимизировать ущерб от этой эпидемии.

Китайский интернационализм.

Основная дихотомия глобальной политики современной эпохи — это, с одной стороны, усилия США по восстановлению своей глобальной гегемонии принуждением и запугиванием, а с другой — приверженность Китая «миру, развитию и взаимовыгодному сотрудничеству», а также построению многополярного мира. В условиях COVID-19, Китай считал первейшим своим интернациональным долгом — сдерживание вспышки в Хубэе для выигрыша времени, чтобы весь мир смог разработать превентивные меры. Автор книги «Когда Китай правит миром» Мартин Жак написал: «Мы должны помнить, что это был новый вирус, о котором никто ничего не знал. Китай оказался, если хотите, подопытной морской свинкой. Проблема Китая существенно отличалась от проблем других стран. Китай столкнулся с новым вирусом. Все остальные могли учиться у Китая. Благодаря Китаю они знают, что такое коронавирус. Им не нужно всё начинать заново».

К началу марта вспышка в Китае оказалась, в основном, под контролем, но ситуация быстро ухудшалась в Иране, Италии, Испании и других странах. Китай продемонстрировал, что готов на всех уровнях помогать странам, пострадавшим от вспышек, а также сотрудничать с компаниями и исследовательскими институтами по всему миру в разработке вакцин и методов лечения. Китай отправил свои медицинские команды и огромные объёмы медицинских товаров — миллионы защитных масок, сотни тысяч наборов для тестирования вирусов, десятки тысяч аппаратов для вентиляции лёгких — во множество стран, включая Италию, Испанию, Иран, Камбоджу, Венесуэлу, Кубу, Филиппины, Францию, Ирак, Сербию и Польшу.

Китайские медицинские эксперты наладили тесное сотрудничество с Африканскими центрами по контролю и профилактике заболеваний, чтобы помочь подготовить местные команды к быстрым и решительным мерам против этой пандемии. Фонд Джека Ма, в координации с правительством Эфиопии, распределил 100 тыс. масок, 20 тыс. наборов для тестирования и 1000 защитных медицинских костюмов по всем странам Африки. Пока Китай отправлял помощь во все уголки планеты. США продолжали усиливать санкции против стран, которые отказываются им покоряться. Китай присоединился к глобальным призывам отменить санкции против Ирана и Венесуэлы. Отмечая бесчеловечность этих санкций в такое время, представитель Министерства иностранных дел Китая Гэн Шуан сказал: «В этот критический момент, когда все правительства и народы сражаются с эпидемией по всему миру, США упорствуют в санкциях против Венесуэлы, по меньшей мере, показывая своё неуважение к гуманизму».

Мы должны учиться у Китая.

За первые три недели марта количество заряжённых COVID-19 в Китае увеличилось с 80026 до 81054 (1,3%). В то же время, в остальном мире за тот же период количество заражённых выросло с 8559 до 223982 (2516%) и продолжает ускоренно расти. Эпидемия в Европе и США развивается хуже всего. Совершенно очевидно, что пришло время учиться у Китая, а не пренебрежительно относиться к нему. Любое правительство, которое сталкивается сейчас с эпидемией, и не изучает уроки китайского успеха, совершает тяжёлое преступление против своего населения. К сожалению, на Западе господствует сочетание расизма и антикоммунизма — ядовитая смесь «жёлтой угрозы» и «красного страха» — мешающее правительствам и СМИ признать усилия Китая.

Многочисленные статьи лишь распространяли слухи о нарушениях прав человека в закрытых китайских городах. Директор Human Rights Watch Кеннет Рот заявил в начале февраля: «Карантинные меры не работают. Это не ориентированный на права человека подход к общественному здравоохранению. Это лечение общества кувалдой». Через несколько недель, когда Ухань победил вспышку, а в европейских городах были введены карантины, эти заявления раскрыли невежество и империалистическую ложь подобных правозащитников. Дональд Трамп разжигал китаефобию и расистскую истерию, называя COVID-19 «китайским вирусом». Как и любой вирус, COVID-19 — всего лишь капля нуклеиновой кислоты, и не может иметь какой-либо национальности, но это не главное. Реакционные заявления Трампа предназначены для перекладывания вины за эту пандемию на Китай, отвлечения внимания от успехов Китая, и оправдания провала США.

«Вместо извлечения позитивных уроков из способности Китая контролировать этот вирус, западные СМИ и правительство США распространяли антикитайскую пропаганду. Горькая правда заключается в том, что антикитайская пропаганда привела лишь к тому, что Запад пренебрежительно отнёсся к надвигающемуся кризису, и теперь получил медицинскую, гуманитарную и экономическую катастрофу», - написал Джон Росс. Трудно представить, что жители Европы и Северной Америки спокойно примут смерть миллионов от COVID-19, наблюдая, как другие страны более успешно справляются с этой ситуацией. Безжалостная и смертельная природа западного капитализма разоблачается у нас на глазах. В конечном счёте, этот глобальный медицинский кризис показал, что социализм намного опережает капитализм, когда речь заходит об удовлетворении основных потребностей людей и защиты самого главного права человека — права на жизнь.


Источник: Karl Marx In Wuhan: How Chinese Socialism Is Defeating COVID-19, Invent-the-future.org, popularresistance.org, March 30, 2020.

Tags: Англия, Бельгия, Венесуэла, Вьетнам, Германия, Голландия, Дания, Ирак, Иран, Испания, Италия, Камбоджа, Китай, Корея, Куба, Норвегия, Пакистан, Польша, СМИ, США, Сербия, Филиппины, Франция, Швейцария, Эфиопия, Япония, банки, демократия, идеи, империя, кризис, медицина, нацизм, неолиберализм, пропаганда
Subscribe

Posts from This Journal “Китай” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments