antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Неолиберальная Колумбия.


В одном из беднейших районов Боготы Белене я увидел двух людей истекающих кровью посреди улицы. Один был уже мёртв. Толпа зевак лихорадочно перемещалась и громко кричала. Кто-то пытался помочь раненному. Я попросил водителя узнать, нужна ли им помощь, но местные обругали его, потребовав, чтобы мы немедленно уехали. Что это было? ДТП или убийство? Водитель не знал. На самом деле, он и не хотел знать. «Слушай», - сказал он. - «Ты можешь быть русским или китайским коммунистом, или ещё кем-нибудь, но здесь, в этих трущобах, ты как гринго, и это чертовски большая проблема для нас обоих и моей машины. Так что, если ты не собираешься оставлять здесь свои кости, мы должны валить отсюда».

«Я думал, в Колумбии любят гринго», - ответил я с сарказмом. «Внизу, да», - сказал мой водитель, махнув в сторону финансового центра Боготы. - «Но не здесь. Только не здесь». Прежде чем стать водителем, он был топ-менеджером одной из крупнейших южнокорейских электронных компаний, работавших в Колумбии. Мне всегда везло с водителями. Во время «Грязной войны» в Перу меня несколько недель возил отставной генерал разбитой армии, а в Болгарии, после восточно-европейского коллапса, меня возил бывший посол ООН. В неолиберальной Колумбии самые большие и странные особенности в этом мире. После видео- и фото-съёмок в нескольких ужасных трущобах на холмах местной столицы, я вернулся в гостиницу.


Местная бедность продолжает расти высокими темпами.

Всего в нескольких километрах от этих страдающих районов, в гостиничном кафе ужинали несколько богатых колумбийцев из Кали. Они говорили так громко, что я не мог не услышать их разговор. Они обсуждали диарею у своих собак, и методы лечения этого. «Это возмутительно», - посетовал один из них. - «Бедное животное гадит и гадит. Что это говорит нам о качестве еды и воды в Колумбии?»

Многих достали такие контрасты. Точнее, несколько миллионов колумбийцев решили, что ситуация стала «невыносимой». И 21 ноября 2019 года Колумбия взорвалась. Как и Чили несколько недель ранее. Этот взрыв был спонтанным, а для крайне-правого правительства Ивана Дуке очень неприятным. Его рейтинг упал до 26% - не так плохо как в Чили, где у поклонника пиночетовской диктатуры Пиньеры только 10% поддержки. Но всё же это очень плохо. Представьте, что вы правите фундаменталистской неолиберальной страной, в которой почти нет государственного образования и здравоохранения, с чудовищным финансовым разрывом, с 9 военными базами США (хотя возможно и больше), и с внешней политикой, которая откровенно управляется с Севера. Представьте, что в вашей стране остаются полуактивные левые партизанские движения, а ваше правительство радикально враждебно ко всему социалистическому, коммунистическому, красному или розовому, или немного прогрессивному. И большинство населения вашей страны категорически против того направления, в котором вы толкаете страну.

Представьте, что у вас есть все возможные проблемы, и левые партизанские движения – не единственные из них: у вас есть фашистские боевики, которые убивают людей, а также наркомафия, которая иногда предоставляет бедным намного лучшую помощь, чем ваше правительство, а по соседству расположена антиимпериалистическая Венесуэла, которая борется за выживание из-за агрессивного нападения США. У вас есть сотни тысяч венесуэльских беженцев, которые сбежали от американских санкций и английского и германского грабежа венесуэльского золота и валютных резервов. Ужасно, не так ли? Вы не знаете, кто эти люди. Против ли они президента Венесуэлы Мадуро? Несколько десятилетий миллионы колумбийцев пересекали границу, спасаясь от страданий и в поисках лучшей жизни в Каракасе и Маракайбо. Но сейчас всё наоборот: Венесуэла разграблена США и Европой. И сделано это с помощью Колумбии. К чему всё это приведёт?

Колумбийцы просыпаются, поднимаются и начинают требовать отставки президента и даже свержения всего режима. Представьте всё это. И что вы будете делать на месте президента? Сначала вы притворитесь, что прислушиваетесь, даже сочувствуете своему народу. Но когда вы понимаете, что протестующие считают, что все ваши немногие предложения – это ерунда, вы применяете спецназ, как в соседнем Чили, а также полицию, армию и даже неофициальные военизированные группировки для подавления протестов. Вы исполняете все приказы правительства США и «международных организаций», подчиняющихся Вашингтону: Организации Американских Государств, Всемирного банка, МВФ и других.


Напоминание об убитом полицией протестующем подростке Дилане Крузе.

Вы получаете конкретное указание от Майка Помпео из Вашингтона. Вы можете делать всё. Вы можете безнаказанно убивать, пытать. Главное, чтобы соблюдали Доктрину Монро, или, как некоторые говорят, вторую «Операцию Кондор». Пока убийства и пытки совершаются «правильными» людьми против «неправильных», они не замечаются. Вы начинаете запугивать народ. Люди получают ранения и погибают. Вы убили мальчика. Подростка по имени Дилан Круз. Его жизнь только начиналась. Ему было только 18 лет. Ваши полицейские застрелили его в голову. Я отправился туда, где это произошло. Люди там размахивали разорванными колумбийскими флагами. Такова теперь жизнь в Колумбии.

Национальные забастовки сотрясают столицу и другие крупные города. Дым и слезоточивый газ наполняют воздух главных улиц. Атмосфера напряжённая. Повсюду нигилистические пугающие надписи. Разбиты окна в старых автобусах вашей идиотской и дорогой «общественной транспортной системы». Это может быть только началом. Скорее всего, это так. Ваш режим ожидает. Устанут ли демонстранты и вернуться домой? Если они отступят – хорошо. Если нет, вероятно, государство будет защищать режим, разгоняя, калеча и убивая мирных демонстрантов, как в Чили. В неолиберальной Латинской Америке, подчиняющейся США, человеческие жизни ничего не стоят. Требования народа используются против него самого.

Сотни протестующих, в основном индейцев, блокировали площадь перед зданием Генеральной прокуратуры в Боготе, несмотря на множество полицейских. Один из лидеров протестов Феликс Руэда сказал мне в камеру, пока скандально известный колумбийский полицейский спецназ медленно приближался к нам, захватывая соседние улицы: «Мы жертвы вооружённого конфликта. Мы сильно пострадали от насилия, мы думаем, что это никогда не должно повториться в этой стране. Я – представитель жертв. И я сражаюсь за права человека. Все эти люди вокруг – жертвы вооружённого конфликта».

Женщина за его спиной прокричала: «Здесь почти все – жертвы. Мы – крестьяне, у нас нет никакой защиты». Руэда сказал: «Эти люди – жертвы государственного насилия, насилия вооружённых группировок». Я спросил его: почему СМИ не снимают протесты. «Иногда они появляются. Но только тогда, когда выламываются двери или гибнут люди. Один человек уже убит. Многие ранены. Сейчас колумбийцы воюют против колумбийцев». Ещё одна женщина прокричала мне: «И есть изнасилования. Девочки изнасилованы, даже мальчики».

Действия полиции, армии и вооружённых группировок против протестов в Колумбии настолько возмутительны и жестоки, что даже западные СМИ были вынуждены сообщить о некоторых самых серьёзных преступлениях. 11 декабря 2019 года Guardian написала: «На протяжении последних трёх недель Колумбия поражена демонстрациями, вызванными широким недовольством экономическими реформами, предложенными правым президентом Иваном Дуке, рейтинг одобрения которого с августа прошлого года упал до 26%. Протестующие недовольны несоблюдением мирного договора 2016 года с Революционными вооружёнными силами Колумбии (РВСК, FARC), которым формально закончились пять десятилетий гражданской войны, убившей 260 тыс. человек и сделавшей беженцами 7 миллионов.

В стране, которая ещё недавно имела самый высокий уровень похищений в мире, и чьи силы безопасности сами участвовали в насильственных похищениях, видеозаписи полицейских, похищающих протестующих, вызывают тревожные воспоминания. По данным национального агентства по делам жертв, более 150 тыс. человек были похищены с 1986 по 2017 год, и 80 тыс. пропали без вести. Солдаты всех сторон конфликта занимаются этим». С начала этих протестов люди снова начали исчезать, и действия колумбийских сил безопасности напоминают гражданам самые тёмные времена их страны. В одном случае, протестующую женщину уволокли в машину без опознавательных знаков. Два человека запрыгнули в свою машину и погнались за похитителями, и поэтому эту женщину выпустили. Этот случай стал широко известен. Но мне сказали, что было много аналогичных случаев, о которых ничего не сообщалось.


Потерянные надежды – общественные настроения проявляются на стенах и зданиях Боготы.

Я прилетел в Барранкилью - город на величественной реке Магдалена. Именно здесь великий колумбийский водный путь соединяется с теплыми водами Карибского моря. И здесь написан один из величайших романов XX века «Любовь во время холеры» колумбийского коммунистического писателя Габриэля Гарсия Маркеса. Здесь Флорентино Ариза 51 год 9 месяцев и 4 дня ждал любовь своей жизни – Фермину Даза. И здесь он занимался с ней любовью на речном катере. Гарсия Маркес закончил свой роман, глядя на поверхность этой величественной реки. Я всегда думал, что эта книга связана только с Картахеной, но мне объяснили, что это не так, она связана с рекой Магдалена. И здесь живёт моя подруга, одна из важнейших колумбийских журналисток, Констанца Виера. Она встретила меня в аэропорту и отвезла на длинный речной берег, где мы несколько часов говорили о Колумбии – её любимой и измученной стране.

Её отец два раза встречался с Мао. Она всё знала о переговорах между правительством и РВСК. Она - ходячая энциклопедия о Колумбии. Но в этот раз меня интересовало другое. Латинская Америка в смятении. Боливийское правительство жестоко свергнуто в результате фашистского переворота. Чили и Колумбия восстали. Венесуэла сражается за выживание. Куда идёт её страна? Констанца рассказала о коррупции при Дуке, о преступлениях Урибе и серьёзных нарушениях прав человека в её стране:

«Колумбия – очень консервативная страна Южной Америки. Она страдает от одного за другим правых правительств. Здесь огромное неравенство, одно из крупнейших в Латинской Америке. Когда начинаются протесты, правительство устраивает переговоры с протестующими, но они никогда не заканчиваются соглашением. Колумбия – неолиберальная страна. Теперь она потрясена огромными протестами. В этом мы должны поблагодарить Чили. Потому что при прошлых протестах, правительство говорило: посмотрите на Чили! Чилийцы благодарны генералу Пиночету. У них процветающая страна. Капитализм работает! Но теперь чилийцы восстали против неолиберализма, и сильно повлияли на Колумбию». Обстановка в Колумбии действительно гротескная, а цинизм бесконечен. Констанца привела один пример, который трудно вообразить в других странах: «В этой стране коррупция просто огромна. Как и нарушения прав человека. Только представь: правительство Дуке решило выплатить компенсации жертвам коррупции и нарушений прав человека – из статьи бюджета по финансированию государственных университетов!»

Я спросил её о военных базах США. «Видишь ли, это не так просто, как раньше. На базах США не находятся постоянно их солдаты. Солдаты, которые прибывают сюда, обычно делают это тайно. Часто это отряды разведки, или солдаты, которые приходят и уходят, используя местные военные базы по мере необходимости». Когда мы прощались в аэропорту поздно ночью, её друг и писатель сказал об идеях Симона Боливара: «Если вы поговорите с людьми по всей Латинской Америке, подавляющее большинство скажет, что восхищается Симоном Боливаром. Наш великий Освободитель! Но если вы прислушаетесь внимательнее, вы поймёте, что боливарианские идеи постоянно предаются».


Протесты около здания правительства.

Колумбия бурлит. В этой стране не одна проблема, а десятки или даже сотни. Пока индейцы протестуют в Боготе с требованием уважения их прав и культуры, фермеры коки (большинство которых – индейцы) требуют легализации их работы. И всё это на фоне эксгумации колумбийским судом около 50 трупов, казнённых армией. Reuters сообщает: «Количество убийств с 1998 по 2014 год составило около 2248. По данным Генеральной прокуратуры, большинство убийств совершено при правлении президента Альваро Урибе». Эти убийства приписаны боевым столкновениям, но, на самом деле, это внесудебные казни. Крайняя нищета, внесудебные казни, коррупция, безработица, позорная внешняя политика, полицейское насилие, чрезвычайно высокий уровень преступности – всё это взаимосвязано. И очень опасно.

Как-то ночью я прошёл по восставшей Боготе. Повсюду граффити. Полиция в состоянии повышенной готовности. Скопления людей внезапно возникают и рассеиваются во тьме. Рядом с аэропортом в районе Фонтибон прошло собрание организаторов забастовок. Я пришёл туда вместе с выдающимся колумбийским активистом Дэвидом Куртидором. Он познакомил меня с профессором математики Луз Джаннет Забалетой, которая активно участвует в организации протестов. Она сказала мне: «Пока все правительственные так называемые реформы проводились против рабочих, индейцев и студентов. Это восстание всё изменит».

Её товарищ, адвокат по правам трудящихся Артуро Партилла Лизаразо сказал: «Сейчас Колумбия вступает в огромную борьбу. Это борьба за уважение людей, живущих в этой стране. Неолиберальная политика провалилась здесь и повсюду. И Колумбия готова победить эту неолиберальную политику, которая разрушила жизнь нашего народа». Мы поговорили о бывшем правительстве Урибе, которое проводило военную политику. Мы также обсудили ужасное положение простых колумбийцев, миллионов голодающих детей, кошмарную безработицу среди молодёжи и невообразимые трудности, стоящие перед пенсионерами.

Позже в узком парке в центре города я встретил протестующих, размахивающих колумбийскими и чилийскими флагами. Музыканты играли музыку. Молодёжь танцевала. По краям парка двигались отряды полиции. Собираются ли они атаковать? Если да, то когда? Никто не знал. Я проехал через пустующую площадь Боливара, мимо президентского дворца, перекрытого военными. Несколько правительственных зданий были покрыты чёрными защитными занавесами. Поэтому они были похожи на похоронные залы. Рядом с правительственным районом расположен квартал «красных фонарей», где полно проституток, сутенёров и полицейских. В Колумбии власть и нищета не стыдясь соседствуют друг с другом.

В последний день, перед вылетом из Боготы в боливийский Ла Пас, я встретился с легендарным педагогом Германом Владимиром Забалой Арчиллой – теологом освобождения, который в том числе работал и с Иваном Ильичом. Он до сих пор продолжает свою деятельность в Латинской Америке, помогая создавать революционные системы образования в различных странах, особенно там, где большинство составляют индейцы. Владимир продвигает «педагогику непохожести». Он неисправимый оптимист и считает, что в Колумбии, как и во всей Латинской Америке, происходят необратимые преобразования:

«Мы в разгаре великих культурных перемен. Я могу наблюдать это даже в районах среднего класса. Мои соседки, которых я считал очень консервативными дамами, сегодня бьют в свои сковородки посреди улицы. Это явный протест против системы и правительства. Мы говорим здесь: Я боюсь, но я иду! Один из прежних президентов говорил: всё, что нужно сделать, это стать частью США. Колумбийские вооружённые группировки проникли в Венесуэлу в интересах Запада. Но посмотри сейчас. В таких местах как Кали растёт солидарность среди чёрного и индейского народа. И даже Эво Моралес был здесь, протестуя вместе с нами. Колумбийский народ любит его». «А теперь», - спросил я Владимира. - «Эво… Как всё это выглядит отсюда».

Он прямо ответил: «Мы не ожидали этого переворота. Мы были совершенно уверены, что популярность Эво среди боливийцев защитит его. Мы были уверены в кубинской разведке. Мы не думали, что Санта-Круз добьётся успеха с ужасными нацистами типа Камачо, которые связаны с наркоторговцами и западными правительствами». Но Владимир, как и я, сохраняет оптимизм. Латинская Америка просыпается. Объединённые, как здесь говорят, люди не могут проиграть. И медленно, и неохотно, латиноамериканские страны пытаются объединиться.

Колумбия не изменится мгновенно, но изменения уже начались. Проезжая через Боготу я вижу антиправительственные граффити, разрушенные здания, напоминания столкновений полиции и демонстрантов. Но я вижу и подозрительные попытки внедриться в это восстание западных организаций типа Otpor. Пока ещё рано делать выводы, но колумбийцы должны быть бдительными. Пока люди сражаются за Южную Америку, получая ранения и даже погибая, Запад замышляет заговор вместе с режимом Дуке, чтобы сохранить неолиберальную систему. Это будет долгая и сложная борьба. Колумбия – одна из самых разрушенных турбо-капитализмом стран Латинской Америки. С другой стороны, местная оппозиция очень сильна и активна. Колумбийцы удивительны, отважны, образованы и решительны.

В последний день в Боготе, задремав, я услышал громкие выстрелы перед гостиницей. Прожив несколько лет в Бейруте, я привык к таким звукам. «Праздничная стрельба в воздух», - подумал я в полусне. Люди кричали, но я слишком устал и уснул. На следующее утро, по дороге в аэропорт, водитель сказал: «Этой ночью они убили француза, прямо перед входом в твою гостиницу». «Слишком много убитых», - подумал я. - «Слишком много людей умирает в Колумбии. По разным причинам, но в основном насильственной смертью».

Паспортный контроль в аэропорту занял почти два часа. Иммиграционные полицейские выражали неприкрытую злобу к пассажирам. Они болтали друг с другом, играли в телефоны и ели. А люди ждали в очередях, как скот. Абсолютная безнаказанность. В самолёте из Боготы в Ла Пас моей соседкой оказалась женщина-чиновница из США. «Откуда ты?», - спросила она меня высокомерным тоном. «Россия», - ответил я. «Что?» - «Россия» - «Что это?» - «Российская Федерация». - «А, Русья?» - с подозрением и агрессией посмотрела она на меня. Я улетал из старой колонии США в новую.

Сидящая около меня женщина излучала неприкрытый холод смерти. Моё тело начало слегка дрожать. Но затем я вспомнил последние слова блестящего романа Гарсиа Маркеса, написанного на берегах Рио Магдалена: «Капитан посмотрел на Фемину Даза и увидел на её ресницах первый проблеск зимнего мороза. Затем он посмотрел на Флорентино Аризу, его непобедимую силу, его бесстрашную любовь, и он был ошеломлён запоздалым подозрением, что жизнь сильнее смерти, и не имеет границ». Моё тело расслабилось. И вдруг я стал уверен, что именно жизнь, а также великая страсть к ней, окончательно освободят Колумбию от ужасных объятий смерти.


Источник: Neo-Liberal Colombia – Where Life Has to Defeat Death, Andre Vltchek, globalresearch.ca, January 03, 2020.

Tags: Андре Влчек, Боливия, Венесуэла, Колумбия, СМИ, США, Чили, бедность, демократия, империя, коррупция, неолиберализм, полиция, преступность, протесты, расстрелы, репрессии, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “Колумбия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments