antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Мировое господство доллара может закончиться.


Президент Дональд Трамп хочет понизить доллар США. Он жалуется на переоценку американской валюты. Но правильно ли он обвиняет другие страны в «валютных манипуляциях»? Разве положение доллара США в международной валютной системе не является реальной манипуляцией? Сколько США выиграли от глобальной роли доллара, и закончится ли эта «непомерная привилегия»? Чтобы ответить на эти вопросы, мы должны рассмотреть денежную сторону подъёма американской империи. Трамп прав. Американский доллар переоценён. Например, по данным «Big Mac Index» журнала Economist, только три валюты стоят выше доллара США. Но главная причина этого – не валютные манипуляции, а роль доллара в качестве международной резервной валюты.

Это и дар и проклятье. Это дар, потому что страна, которая печатает международную резервную валюту, может наращивать торговый дефицит, не беспокоясь о растущем внешнем долге. Поскольку американский внешний долг вычисляется в собственной валюте, правительство всегда может выполнить международные обязательства, напечатав любое количество денег. Но роль международной резервной валюты несёт и проклятье, потому что торговый дефицит ослабляет промышленную базу страны. Вместо того, чтобы за импорт иностранных товаров платить экспортом внутренней продукции, США просто экспортируют деньги.

Американское превосходство.

Экономические показатели США в XX веке во многом обусловлены доминирующей ролью доллара в международной валютной системе. Главным образом, эта роль поддерживалась политическим и военным превосходством США, захваченным после Первой мировой войны. До сих пор положение доллара в глобальных финансах даёт США процветание дома и расширение военных действий в мире. После каждой из мировых войн XX века США становились крупнейшей страной-кредитором на фоне разрушения экономик врагов и союзников. После окончания Холодной войны эта модель повторилась. И США, кажется, стали единственной сверхдержавой.

В 1990-е доллар испытал новый расцвет, и экономика США волшебным образом омолодилась. Однако, на этот раз экономические и политические основы оказали существенно меньшую поддержку доллару на мировой арене. В отличие от периода после Второй мировой войны, основой долларовой экспансии 1990-х стала не экономическая сила, а рост долгов. Коэффициент государственного долга, который падал после войны, начал расти с 1982 года (рис.1).


Рис.1. Коэффициент валового федерального долга США (долг в процентах от валового внутреннего продукта), 1940-2018 гг. Источник: Бюро государственного долга США, tradingeconomics.com.

С ростом долга начался новый этап глобальной экспансии доллара. Распространение доллара обеспечило стабильность экономических показателей и военной силы США. Однако, новая система, которая выглядела достаточно мощной, оказалась очень хрупкой. Роль доллара в международной валютной системе и глобальная деятельность США поддерживались не экономической, а финансовой силой. Если после 1919 и 1945 годов США становились не только крупнейшим кредитором, но и крупнейшей промышленной державой, то с 1980-х США стали крупнейшим международным должником и столкнулись с ослаблением промышленной базы. Кроме того, в отличие от мировых войн и других конфликтов, после Холодной войны экономики России, Западной Европы и Юго-Восточной Азии не лежали в руинах. По уровню производственного потенциала и финансовых запасов эти регионы теперь сравнялись с США. Сначала казалось, что международная валютная система, возникшая в 1990-х, может стать новой версией старой Бреттон-Вудской системы, которая обеспечила центральную роль доллара после Второй мировой войны. Несмотря на некоторые сходства, новая система оказалась более несовершенной, чем старая, которая сломалась от внутренних противоречий.

Бреттон-Вудская система.

Как и первая Бреттон-Вудская система (БВС1), БВС2 характеризуется привязкой иностранных валют к доллару США или использованием доллара в качестве эталонной валюты. На этот раз, эту политику неформально проводят страны Юго-Восточной Азии, и в частности Китай. Благодаря этому, экономики Юго-Восточной Азии получают такое же преимущество, какое получали западноевропейские страны, когда их недооценённые валюты позволили им восстановить промышленную базу после Второй мировой войны. После этого этапа БВС1 развалилась, и европейцы начали создавать свою валютную систему. Отделение европейских валют от доллара прогрессировало и привело к введению евро в 1999 году. На данный момент, евро сравнялся с долларом по объёму внутреннего использования, и стал ещё одной международной резервной валютой, правда, пока уступая доллару (рис.2).


Рис.2. Доли крупнейших валют в международной валютной системе. Источник: Европейский центральный банк.

Центральные банки Юго-Восточной Азии, и главным образом Китая, накопили доллары в качестве международных валютных резервов. Однако, мало кто сомневается, что их готовность финансировать дефициты США и поддерживать их слабеющую валюту скоро рассеется. Как ранее в Европе, после достижения главной цели этих стран – промышленного развития на основе экспорта с использованием недооценённых валют – Юго-Восточная Азия отделится от доллара. БВС1, созданная после Второй мировой войны, подарила «непомерную привилегию» США, когда доллар стал основой международной валютной системы в результате Бреттон-Вудского соглашения. Поскольку многие страны привязывали свои валюты к доллару, а доллар официально был привязан к золоту стоимостью 35 долларов за тройскую унцию, казалось, что была найдена идеальная конструкция, избавляющая экономики от валютных сбоев и обеспечивающая основу для глобальной экономической экспансии.

Привязка к золоту предотвращала чрезмерное печатание долларов правительством США. Если страны имели положительный торговый баланс, по Бреттон-Вудскому соглашению им формально разрешалось обменивать лишние доллары на золото Казначейства США. При стабильном паритете доллара и золота, это ограничивало печатание долларов. Франция буквально восприняла текст соглашения и потребовала у США золото в обмен на накопленные доллары. Но другие страны с положительным торговым балансом, типа Японии и Западной Германии, пошли по другому пути. Поддерживая конкурентоспособность своих обменных курсов, Япония и ФРГ обратились к стратегии экономического роста за счёт экспорта, что снова сделало их промышленными державами.

БВС1 предоставила США особую привилегию, и им не потребовалось много времени, чтобы начать злоупотреблять ей. Расширяя систему социальной помощи и иностранных военных операций, США резко увеличили денежную массу. Разрыв между запасами золота в хранилищах Федерального резерва и обращающимися в мире долларами постоянно рос. Стало ясно, что у правительства США больше не осталось средств для соблюдения первоначального соглашения о привязке долларов к золоту. К концу 1960-х годов дефицит долларов 1950-х превратился в их избыток. Начала расти инфляция мировых цен.

Первоначально договор БВС1 предусматривал, что изменение валютных паритетов будет исключением, а не правилом. Но в 1960-х международная валютная система вступила в фазу сильной нестабильности, когда повышение курсов иностранных валют к доллару стало серьёзной проблемой. Новая извращенная валютная система стала подарком для валютных спекулянтов. Кандидатов на переоценку обменного курса, типа ФРГ и Японии, было просто определить. Взяв долларовый кредит, обменяв деньги по фиксированному курсу на германские марки или японские иены, и внеся деньги на депозит, можно было получить прибыль за счёт недооценки местных валют. Нетрудно было предугадать минимальный риск, который, в основном, сводился к расходам на разницу между процентами на долларовый кредит и процентами на депозит в германских или японских банках.

Длинная жизнь доллара.

В конце 1960-х международная валютная система превратилась в источник создания глобальной ликвидности, исходившей из США, но заставившей и другие страны импортировать эту инфляцию. Боровшиеся с инфляцией центральные банки, типа германского Bundesbank, не могли эффективно применять ограничительные инструменты. Учитывая то, что разница процентных ставок была главным фактором риска для валютных спекулянтов, ограничительная валютная политика с более высокими процентными ставками в стране - кандидате на переоценку привлекала больше горячих денег и делала бы спекуляции менее рискованными. Такие заграничные центральные банки как Bundesbank и Bank of Japan накапливали доллары в качестве международных валютных резервов, удерживая свои обменные ставки привязанными к доллару на заниженном паритете. Но скупая избыточное предложение долларов, эти страны расширяли собственную валютную базу и закладывали основу для внутренней инфляции.

В 1971 году так называемым «Смитсоновским соглашением» была сделана последняя попытка сохранить старую систему через отмену привязки доллара к золоту. Но вскоре стало ясно, что у старого режима больше не осталось шансов. В 1973 году было принято положение, по которому каждая страна могла выбирать свою собственную валютную систему, и Бреттон-Вудская система официально была объявлена мёртвой. С тех пор доллар вступил в длительное падение, прерванное двумя эпизодами. При Рейгане Холодная война вступила в свой финальный этап, и доллар на некоторое время стал безопасной валютой. Победа США в этой битве стала повторением итогов мировых войн XX века, и США в третий раз оказались на вершине мира. В 1990-х триада глобального господства, кажется, досталась США: непревзойдённая военная мощь, процветающая и инновационная экономика, и статус производителя глобальной валюты. Доллар США вошёл в очередной период укрепления. Однако, с 2002 года снова продолжилось ослабление доллара (рис.3).


Рис.3. Индекс доллара США, 1965-2019 гг.. Источник: tradingeconomics.com.

Доллар и внешняя политика США.

В 1990-х валютная политика США стала инструментом грандиозного геостратегического бизнеса. Неоконсервативное движение восприняло это как норму, что привело к политике, основанной на почти религиозной вере в право США на роль гегемона XXI века. Однако, в отличие от двух мировых войн, весь мир за пределами США не лежал в руинах. Если после двух мировых войн основную роль в укреплении доллара играла промышленная база США, то теперь не промышленность является основой глобальной роли США, а их ненасытный аппетит в частном и государственном потреблении. На данный момент главная ставка США в геостратегической игре – роль доллара как международной резервной и торговой валюты. Это одна из тех систем, которые долгое время продолжают жить по традиции, хотя причины их существования давно исчезли.

Большие перемены.

Упрощённая валютная политика США ускорила деиндустриализацию страны и способствовала индустриализации других стран (в основном, Китая и других стран Юго-Восточной Азии). Эта картина радикально отличается от положения после мировых войн XX века. По новой БВС2 США больше не являются крупнейшим кредитором с крупнейшей промышленной базой, теперь США – крупнейший в мире должник. Имперская политика требует обширной валютной политики, и это приводит к постоянно высокому торговому дефициту и ухудшению ситуации с внешними инвестициями (рис.4).


Рис.4. Международная инвестиционная позиция США (в миллионах долларов), 1976-2019 гг.. Источник: tradingeconomics.com.

Роль печатного станка глобальной валюты даёт огромные преимущества, которые заканчиваются проклятием. Расширение возможностей частного и государственного потребления обусловлено привилегией получать товары из-за границы без необходимости производить эквивалентный объём товаров на экспорт. В то время как другие страны вынуждены экспортировать, чтобы оплатить свой импорт, империя, печатающая глобальную валюту, освобождается от соблюдения самого фундаментального закона международной торговли. Это освобождает внутренние ресурсы для имперской экспансии, особенно в отношении заграничных войн. Чем больше такая империя расширяет свои военные завоевания, тем шире её валюта распространяется по миру, позволяя финансировать дальнейшие завоевания. Экспансия становится необходимостью для поддержания империи.

Однако, со временем растёт противоречие между ослаблением внутренней промышленной базы и расширением глобальной роли. Из-за отсутствия необходимости немедленной оплаты импортируемых товаров внутренняя культура меняется от производственной до гедонистической. Коррупция и кумовство подрывают политическую систему. Внутренняя экономическая система империи переходит на уровень «хлеба и зрелищ». Нынешнее глобальное положение США похоже на положение Испании в период упадка. Уже экономически опустошённая Испания пыталась удержать «свои владения» по всему миру, в то время как внутренняя экономика превращалась в военно-государственную систему. В конечном счёте, США воспользовались ослаблением Испанской империи, захватив Кубу, Пуэрто-Рико и Филиппины. Так начался географически-экспансионистский этап развития США, которые после 1898 года встали на путь построения империи XX века.

История всегда показывает общие и различные черты явлений. Действительно, Американская империя отличается от некоторых прежних империй. Но США кое в чём похожи на прежние империи, например, военной экспансией, которая приводит к такому усложнению содержания армии, что её стоимость становится слишком высокой. Противоречие между относительным положением экономики США в мире и положением армии США, а также ролью доллара достигает критической точки. Возникает мысль, что в мире, в котором экономическая сила США падает по сравнению с другими странами и регионами, должно оставаться всё меньше и меньше места для доллара. В отличие от оправданных ожиданий по отношению к доллару в 2007 году, когда финансовый кризис 2008 года привёл к укреплению валюты США из-за отсутствия альтернативы, следующий финансовый коллапс, скорее всего, закончится иначе.


Источник: Why the Dollar Rules the World — And Why Its Reign Could End, Antony P. Mueller, Mises.org, activistpost.com, August 13, 2019.

Tags: История, США, демократия, идеи, империя, коррупция, кризис, неолиберализм, религия
Subscribe

Posts from This Journal “кризис” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments