antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Эскалация американской демократической войны за нефть Ближнего Востока.


Центральные СМИ стараются избежать намёков на безумие американского убийства генерала Корпуса Стражей Исламской Революции Кассима Сулеймани. За этим убийством скрывается старая глобальная политика США, а не внезапная личная причуда Дональда Трампа. Трамповское убийство иранского лидера – явный односторонний военный акт, нарушающий международное право, но и соответствующий традиционной стратегии США. И эта стратегия подтверждена в прошлом году сенатским постановлением о финансировании Пентагона. Это убийство предназначено для увеличения войск США в Ираке, чтобы сохранить контроль над местной нефтью и спасти просаудовских и проамериканских террористов (ИГИС, Аль-Каиду, Ан-Нусру и другие ваххабистские группировки) в этом регионе. США нуждаются в ближневосточной нефти, чтобы спасти доллар. Это самая важная причина военной эскалации.

Я участвовал в обсуждении этой политики во время её формирования около 50 лет назад. Тогда я работал в Институте Хадсона и был приглашён на заседания в Белом доме, а также встречался с генералами в различных аналитических центрах и с дипломатами в ООН. Я более десяти лет работал экономистом по платёжному балансу в Chase Manhattan, Arthur Andersen и нескольких нефтяных компаниях. Нефтяная промышленность и армия – важнейшие составляющие внешней политики США. СМИ и публичные обсуждения отвлекают внимание от этой стратегии, внося путаницу слухами о настроениях Дональда Трампа, и разжигая ненависть к Ирану. Но главная причина этой эскалации на Ближнем Востоке – надвигающийся экономический кризис и роль нефти в дипломатии США.

Платёжный баланс.

Главная дефицитная статья платёжного баланса правительства США – заграничные военные расходы. Эти расходы от войны с Кореей в 1950-51 годах и до войны с Вьетнамом в 1960-х привели к отказу от привязки доллара к золоту в 1971 году. Проблема заключалась в том, как продолжать поддерживать более 800 военных баз по всему миру без снижения американского финансового влияния. Поэтому в роли основы резервов иностранных центральных банков золото было заменено казначейскими ценными бумагами США. После 1971 года у иностранных центральных банков почти не было возможности противостоять притоку долларов, кроме обратного их перевода в экономику США, покупая их казначейские бумаги. Таким образом заграничные военные расходы не снижали курс доллара и даже не принуждали повышать процентные ставки для привлечения иностранной валюты, чтобы компенсировать отток долларов на войны. На самом деле, военные расходы помогли снизить внутренний федеральный бюджетный дефицит.

Саудовская Аравия и другие ближневосточные страны ОПЕК быстро стали опорой доллара. Когда США в 4 раза подняли цены на экспортируемое зерно, составлявшее важную часть их торгового баланса, страны ОПЕК в 4 раза подняли цены на нефть. Из-за этого банки США были завалены крупными иностранными депозитами и кредитами странам «третьего мира», что привело к кредитному кризису 1972 года, после которого обедневшие страны попали в финансовую зависимость от США через МВФ и Всемирный банк. Разумеется, Саудовская Аравия не сохраняет свои долларовые доходы, полученные от продажи нефти, а сразу тратит их на покупку оружия США. Это привело к саудовской зависимости от поставок военной техники США и способности США отключить саудовскую армию, если она попробует действовать независимо. Сохранение доллара в качестве мировой резервной валюты – главная причина высоких военных расходов США. Другие страны не напрямую платят Пентагону, а через банки США.

Боязнь сопротивления этой системе привела к американской войне против Ливии, чьи резервы хранились в золоте, а не долларах, провоцируя и другие африканские страны освобождаться от «долларовой дипломатии». Хиллари и Барак напали на Ливию и украли её золото, попутно уничтожив правительство, государственное образование, инфраструктуру и всю антинеолиберальную экономику. И именно поэтому США боятся дедолларизации в Китае, России и многих других странах мира. Если доллар перестанет быть глобальной резервной валютой, США будут ограничены в дипломатическом и военном отношении, как было при золотом стандарте. И именно поэтому США начали войны с Сирией и Ираком. И Иран присоединился сейчас к дедолларизации.

Нефть.

Торговый баланс США зависит от нефти. Нефть – важнейший фактор, поскольку она импортируется компаниями США почти без затрат на платёжный баланс (и даже с прибылью для директоров этих компаний), а прибыли от международной торговой деятельности американских нефтяных компаний переводятся в США через оффшорные центры в Либерии и Панаме. Страны ОПЕК сохраняют свои официальные резервы в виде казначейских бумаг США, но не имеют права участвовать в прибыли американских компаний. Таким образом эти страны финансируют доллар. Стремление США сохранить эту схему объясняет их противодействие всем иностранным попыткам решить проблему глобальных климатических изменений, вызванных нефтяной промышленностью и военной машиной США. Эти попытки могут привести к ослаблению зависимости от нефтяной торговли США, а значит и к ослаблению их глобальной власти.

И из-за нефти США подрывают российский нефтяной экспорт через Северный поток. США считают глобальную энергетику национальной монополией США. Другие страны могут следовать примеру Саудовской Аравии, переводя долларовые излишки в экономику США, но не имеют права развивать собственные экономики, а тем более международные влияния. Таким образом, контроль над нефтью подразумевает под собой рост глобальных климатических изменений и военную эскалацию США.

Демократический терроризм.

Война с Вьетнамом привела в США к отказу от поголовного призыва граждан в армию и от использования крупных армейских группировок для ведения заграничных войн. Но без войн США не могут существовать. В результате были сформированы две стратегии ведения современных демократических войн: воздушные бомбардировки и иностранные наёмные группировки.

В этом плане снова сыграла решающую роль Саудовская Аравия, которая по всему миру контролирует ваххабитские террористические группировки, готовые взрывать, убивать и другим образом запугивать «врагов ислама», а вернее – врагов саудитов и США. Религия, на самом деле, не имеет для них значения, поскольку они не нападают на Израиль. США нуждаются в этих ваххабитских группировках. Так роль Саудовской Аравии в поддержке американского нефтедоллара дополнилась организацией террористического насилия иностранных наёмных группировок. Терроризм таких группировок как ИГИС, Ан-Нусра, Аль-Каида стал демократической формой современных американских войн.

Американская нефтяная война на Ближнем Востоке – демократическая, потому что США ведут её с помощью воздушных бомбардировок и наёмных террористических армий. Таким образом, терроризм стал демократической формой войны. Что такое демократия, с точки зрения США? Это любая страна, которая поддерживает внешнюю политику США. Боливия, Бразилия и Гондурас стали демократическими, после проамериканских ультраправых переворотов. Фашистский пиночетовский переворот в Чили сделал эту страну демократической за пристрастие к американскому неолиберализму. По той же причине Иран стал демократией при шахе, а Россия при Ельцине. Но Россия при Путине и Китай при Си – это не демократия. А терроризм, с точки зрения США - это сопротивление американскому неолиберализму, а не массовые убийства, осуществляемые американскими наёмниками.

Иранское сопротивление.

Кто сопротивляется долларизации и военной стратегии США? Главным образом, это Россия и Китай, которые объявлены стратегическими врагами за стремление к независимой экономической политике. На третьем месте стоит Иран, который около 70 лет находится под прицелом армии США. Американская ненависть к Ирану появилась после его первых попыток контролировать собственную нефть. В 1953 году ЦРУ и МИ-6 устроили переворот, чтобы свергнуть премьер-министра Мосаддыка, который захотел получить часть доходов от продажи иранской нефти. В Иране было установлено полицейское государство, подчиняющееся США. Только мечети были свободны от полицейского надзора. После революции и свержения шаха возникла Исламская Республика, означающая восстановление национального суверенитета. В 1974 году США смирились с независимостью ОПЕК, но действия иранцев их разозлили. Иран поддерживает шиитское население в различных странах своего региона, включая Ирак, разработав квазисоциалистические программы помощи беднякам, что противоречит идеологии неолиберализма, которую проповедуют суннитские и ваххабитские монархии.

США убили генерала Сулеймани, потому что он сражался с ИГИС и другими проамериканскими террористическими группировками, которые пытались свергнуть правительство Сирии, заменив его на американских марионеток. Сулеймани сотрудничал с армией США, когда она воевала с вышедшими из под американского контроля террористами. А в Ираке он сотрудничал с местным правительством, которое хотело восстановить контроль над своими нефтяными месторождениями, которые захватил Трамп. В начале 2018 года Трамп потребовал от Ирака «возместить американские расходы на спасение демократии» - т.е. на уничтожение остатков саддамовской экономики. Совсем недавно Трамп открыто вопросил: почему бы просто не захватить их нефть? Иракская нефть была военной добычей буше-чейновской войны.

Желание Трампа «получить что-нибудь» за военные расходы на уничтожение экономик Ирака и Сирии – просто отражение старой политики США. В октябре 2019 года New York Times написала: «В последние дни господин Трамп сделал сирийские нефтяные месторождения новым основанием для изменения курса и введения сотен дополнительных военных в разорённую войной страну. Он объявил, что США защитили нефтяные месторождения этой страны, оправдывая дальнейшее увеличение военного присутствия. Представитель ЦРУ заявил, что захват иракской нефти был важной составляющей предвыборной кампании Трампа».

Эта цель была и у вторжения в Ирак в 2003 году: «Почему бы просто не захватить их нефть?» Эта же цель была и у обамовского нападения на Ливию, хотя она владела не только нефтью, но и огромными золотыми запасами, пренебрегая ценными бумагами Казначейства США, и к тому же была светским и социалистическим государством. И именно поэтому американские неоконы боялись желания Сулеймани помочь Ираку вернуть себе свою нефть и уничтожить проамериканских террористов. Именно поэтому его и убили. Американские политики и СМИ сделали всё возможное, чтобы скрыть эти важнейшие причины.

Международное противодействие американской империи.

США будут продолжать так действовать, пока не будет сильного международного сопротивления. Если европейские страны не присоединятся к этому сопротивлению, они пострадают от американских террористических войн, наплывов беженцев и растущего глобального потепления. Россия, Китай и их союзники уже встали на путь дедолларизации, пытаясь сдержать военные расходы США. И сейчас слово за Ираном. СМИ пытаются изобразить США жертвой иранских атак. Мэр де Блазио отправил полицейских на ключевые перекрёстки, чтобы показать, что нам угрожает «иранский терроризм», словно Иран, а не Саудовская Аравия стоит за терактами 11 сентября, и словно Иран предпринял насильственные действия против США, а не наоборот. Говорящие головы в телевизорах снова подняли истерику по поводу «исламского терроризма».

Они пытаются доказать нам, что убийство генерала Сулеймани защитило нас. Трамп и военные чиновники заявили, что он убил американцев, и теперь иранцы планируют новые теракты, чтобы убить как можно больше невинных американцев. Это знакомая позиция США в мире: слабые и угрожаемые, нуждающиеся в сильной защите. Но какова позиция Ирана? Если он хочет избавиться от долларовой и нефтяной стратегии США, в первую очередь, он должен стремиться освободить Ближний Восток от американских войск, особенно тех, что оккупировали нефтяные месторождения. Оказалось, что безумство Трампа стало катализатором этого процесса. 5 января иракский парламент потребовал вывода американских оккупантов. Генерал Сулеймани прибыл в Ирак с миротворческой миссией. Если армия США покинет Ирак, американские неоконы потеряют нефтяные доходы и возможность вмешиваться во внутренние дела Ирана, Ирака, Сирии и Ливана.

Рядом с Ираком расположена Саудовская Аравия, которая стала дьявольским источником ваххабитского экстремизма проамериканских армий наёмников, которые воюют за контроль над нефтью и финансами Ближнего Востока, провоцируя массовые наплывы беженцев в Турцию, европейские и другие страны, где люди могут спастись от насилия ИГИС и Аль-Каиды. Логично было бы уничтожить власть саудовской монархии. Эта власть основана на нефти. Она уже столкнулась с йеменскими ракетами. Если американские неоконы нападут на Иран, ответом может стать уничтожение нефтяных предприятий саудитов и их собратьев в Кувейте и других королевствах. Это положит конец финансированию террористов и доллару на Ближнем Востоке. И это приведёт к свержению монархий Персидского залива.

А также сторонники многополярного мира и разрыва с неолиберальной и неоконсервативной политикой США должны оказать давление на Европу, чтобы она вышла из НАТО, которая является основным военным инструментом для защиты доллара и нефтяных доходов США, угрожая Европе климатическими изменениями и военными конфликтами. Кроме того, противники войны и неолиберального разрушения мира должны прямо говорить о реальных причинах военной эскалации на Ближнем Востоке. Все должны понимать, что США готовы начать войну из-за ближневосточной нефти, используя для этого легионы ИГИС и других наёмников.

Я могу понять эмоциональные призывы к импичменту Дональда Трампа. Но это, очевидно, не то, потому что явно связано лишь с интересами верхушки Демократической партии. Намного важнее – обвинить Трампа в нарушении конституционных ограничений и в военной агрессии против Ирана. Конгресс одобрил трамповское убийство Сулеймани и полностью виновен в этом. Он отменил поправку к Закону о полномочиях национальной обороны 2019 года, которая запретила бы Пентагону начинать войну с Ираном и убивать его граждан. Эта отмена продемонстрировала, что Конгресс, Белый дом и Пентагон хотят начать войну с Ираном и убивать его граждан.

За всем этим стоит Разрешение о применении военной силы 2002 года, принятое после саудовских терактов 11 сентября, которое лишило Конгресс единоличной власти начинать войны под предлогом необходимости контртеррористических операций против Аль-Каиды. Проблема состоит в том, как вынудить американских, европейских и азиатских политиков понять, что политика США создаёт новые войны, волны беженцев, препятствия торговли нефтью в Ормузском проливе, и, в конечном счёте, угрожает миру глобальным потеплением и неолиберальной долларизацией. Очевидно, что у ООН слишком мало власти, ни одна страна не может начать новый трибунал по военным преступлениям в нюрнбергском стиле, и никто не может выйти из НАТО или избавиться от долларовой зависимости, чтобы перестать финансировать американские войны.


Источник: America Escalates Its “Democratic” Oil War in the Near East, Michael Hudson, counterpunch.org, January 06, 2020.

Tags: Ирак, Иран, История, Китай, Россия, СМИ, США, Саудовская Аравия, Сирия, армия, банки, война, демократия, империя, коррупция, неолиберализм, пропаганда, религия, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “Иран” Tag

  • Терроризм чужими руками.

    Во время Второй мировой войны нацисты решили, что использование в своих интересах общин Чечни, Казахстана и Узбекистана - лучший способ разрушить…

  • Ноам Хомский о военной угрозе.

    Современные события разворачиваются быстрыми темпами. Сталкиваясь с тревожной эскалацией по всему миру, мы надеемся, что наши самые уважаемые и…

  • Уроки победы Талибана.

    Перед нами стоит неотложная задача: в свете последних событий мы должны немедленно освободиться от рамок и барьеров, установленных в последние 20…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments