antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Внимательный взгляд на восстания по всему миру (2).

Первая часть.


МФ: Вы слушаете Clearing the FOG, правдивые разговоры, разоблачающие силы жадности с Маргарет Флауэрс и Кевином Зисом. И теперь к нам присоединился наш гость Андре Влчек. Андре – философ, романист, кинематографист, независимый журналист, поэт, драматург и фотограф, революционный интернационалист и путешественник, который борется против западного империализм и западного режима, навязанного всему миру. Сейчас он находится в Бейруте, в Ливии. Спасибо, что нашли время поговорить с нами, Андре.
Андре Влчек (АВ): Спасибо вам.
КЗ: Андре, мы ценим, что вы пришли. Я давно ценю то, что вы пишете долгое время, и я рад, что вы находитесь там, где сейчас проходят протесты, и можете разъяснить их. Многие запутаны действиями США по всему миру, они вмешиваются во множество восстаний. Вмешались ли туда США? Каковы там реальные проблемы? Ливан – одна из малоизвестных стран. Можете рассказать, что сейчас происходит в Бейруте, что происходит в Ливане? Что там за восстание? Опишите всё, что видите.

АВ: Действительно, в Бейруте одно из самых сложных восстаний, но это сложно описать. Как вы знаете, правительство Ливана, премьер-министр Ливана подал в отставку несколько дней назад. Харири, премьер-министр. Он верил, что после его отставки всё успокоится, но протестующие хотят, чтобы ушли все элиты, которые правили страной долгие годы. Они хотят всех их выгнать и начать с самого начала. Это не такое уж плохое желание, потому что, если вы понимаете, что происходит в Ливане – страной правят очень жадные, безжалостные и жестокие элиты. Большая часть дохода Ливана поступает от торговли наркотиками из долины Бекаа. А также от банковского сектора и грабежа Западной Африки, и прочего. Банки Ливана обслуживают весь Персидский залив и весь Ближний Восток. Но бедные люди, скорее всего, по-прежнему составляют большинство страны, я говорю - скорее всего - потому что здесь нет статистики, и бедным людям почти ничего не достаётся от наркоторговли. Они ничего не получают от Западной Африки. Они ничего не получают от банков. И людям это надоело. Социальные услуги в Ливане уничтожены. Мусор не убирается, электричество постоянно отключается. Они покупают электричество у Турции, а также у раздираемой войной Сирии. Вода очень грязная, водоснабжение и образование в ужасном состоянии, как и медицина. Логично, что людям надоело это, и они давно протестуют. В 2015 году они организовали протесты под названием «Ты воняешь», и они должны были показать, что правительство и элиты, которые не убирают мусор – главные виновники вони на улицах, что воняет не только мусор. Поэтому, с одной стороны, здорово, что люди вышли на улицы. Они требуют смены режима. Они хотят каких-то социальных реформ, но они не говорят о социализме. Протестующие требуют отставки всех политических партий. Но они не говорят о социалистической или социальной революции. Вчера я зашёл на главное место протестов около Большой мечети. И что я увидел? Я увидел большой кулак, большой сжатый кулак – символ Otpor и CANVAS – двух организаций, которые использовались Западом для свержения правительств. Отпор, например, использовался для свержения президента Милошевича в Сербии, CANVAS и Otpor использовались во время так называемой «арабской весны» в Египте, где я снял большой документальный фильм. И когда мы видим это, мы не знаем, кто, на самом деле, стоит за этими протестами. Я подошёл к протестующим и спросил их, знают ли они, что такое Otpor. Я спросил: «Что это за сжатый кулак?», они спросили у организаторов, а те ответили: давайте мы спросим у наших дизайнеров. Я не думаю, что они знают, что это такое. Думаю, это неправильно. Думаю, большинство людей на улицах понятия не имеет, кто стоит за всем этим. Они просто разочарованы. Они очень злы на положение и хотят нового начала, но могут ли они начать по-новому? На самом деле, думаю, они не могут ничего на данном этапе.

МФ: Спасибо за анализ. Сейчас интересное время, потому что в Ираке тоже происходит восстание, и наверно вы понимаете, что разжигание хаоса в Ливане и Ираке, двух союзниках Ирана – часть стратегии США по усилению давления на Иран, поскольку все их другие тактики провалились. Поэтому у нас возникают подозрения по поводу участия CANVAS и других западных организаций. В то же время, мы участвовали в движении Occupy в 2011 году в США, которое было отчасти вдохновлено «арабской весной», и мы использовали кулак в наших символах, но мы не были связаны с Otpor или CANVAS, для нас это был просто символ сопротивления.
КЗ: Но кулак Otpor очень специфический.
МФ: Верно, но у нас тоже не было требований. Это был этап, когда люди просто поднимались и говорили: с нас хватит, и с тех пор была проделана большая работа, чтобы организовать разговоры о тех решениях, которые мы хотим получить. Понимаете? У протестующих, руководимых CANVAS, заметна одна особенность – они очень дисциплинированы, и их хорошо снабжают. Вы видите признаки этого в Ливане?

АВ: Да, конечно. Но им нужно много лет, чтобы внедриться. Понимаете, это очень интересно, потому что два или три года ничего не происходит, а затем вдруг люди выходят на улицы, и они хорошо организованы, и кажется, что это происходит стихийно, но это не так. Это готовилось несколько лет. Это очень сложно, на самом деле. Вчера я отправил видео в итальянский журнал под названием L’Antidiplomatico. Это левый журнал, крупный левый журнал в Италии, и это он написал, что это кулак Otpor, а я даже не задумывался об этом сначала, а затем я начал разбираться, оказывается, много писалось, что операция CANVAS и Otpor началась в 2005 году. В 2005 году ливанские группировки требовали, чтобы сирийская армия, которая действовала тогда в Ливане, ушла, затем их снова задействовали в 2015 году, так что у этих группировок долгая история. Понимаете, ливанцы сильно расколоты, и этот раскол связан с религиозным разделением в стране из-за прошедшей Гражданской войны, а также из-за различных политических альянсов, поэтому некоторые группировки тесно связаны с Западом. Например, в районе Ашраф можно услышать, как христиане говорят о величии французской оккупации и колониализма, и они хотят вернуть французов. Что-то похожее можно услышать в Гонконге. Они хотят вернуть британцев. А также есть суннитская секта, как вы знаете, Харири был суннитским премьер-министром. Затем есть Хизбалла, которая, закономерно, всегда против Харири, который не только суннит, но и имеет двойное гражданство, ливанское и саудовское. В Ливане очень сложная политическая ситуация. Очень трудно разобраться, что там происходит. И есть христианские группировки, они ультраправые. Это настоящие ультраправые, и они не скрывают этого. Они связаны с Европой. Они близко связаны с Западом. Они ненавидят шиитов. Они ненавидят всех мусульман. Здесь сложная ситуация. Эти группировки также связаны с Otpor, CANVAS и другими агентами влияния Запада, Франции и США. Всё очень сложно. Страна страдает от коррупции, ужасной коррупции. Страна страдает от разрухи, финансовых институтов. Многие аналитики считают, что в 2020 году местная экономика окончательно рухнет. В нынешней ситуации в Ливане много составляющих.

КЗ: Ого, какая сложная ситуация. Как Ливан живёт в такой ситуации? Я помню, Харири был похищен, удержан в Саудовской Аравии и подал в отставку под давлением саудитов, правительственной власти не так давно не было.
АВ: Да, да, он действительно оказался в Эр-Рияде, и он скорее всего, согласился выполнять указания саудовского правительства. Здесь много слухов, много чёрного юмора. Непонятно, кто он, на самом деле. Он ливанец? Или саудит? У него два паспорта.
КЗ: Очень интересно. Так, каково положение Ливана? Так много глобальных конфликтов сосредоточено на Ближнем Востоке, и в Ливане в частности. У него антагонистические отношение с Саудовской Аравии? Противостоит ли он Израилю? Есть ли у него дружеские отношения с Ираном? Как Ливан вписывается в эту геополитическую мешанину? Я знаю, у них много местных проблем.

АВ: Это очень сложно, потому что здесь много заграничных игроков, это похоже на положение Ирака сейчас, я писал об этом три месяца назад. Я ездил на израильско-ливанскую границу и снимал её на фото и видео. Там есть большая проблема – беспилотные атаки Израиля. И думали, что будет настоящая война между этими странами. Но они всё же очухались и остановились, хотя Израиль постоянно провоцирует и запугивает Ливан. Хизбалла играет очень важную роль в Ливане, потому что здесь рухнула вся социальная политика. Нет ничего. Если вы бедны, у вас нет ничего. Рядом с трущобами ездят Maserati и Ferrari. Но если вы бедны и заболели, единственная организация, которая будет вам помогать – это Хизбалла, поэтому её уважают здесь. Её уважают все, даже те, кто её ненавидит, потому что: А) они готовы бороться с израильскими нападениями, и Б) они предоставляют социальные услуги людям всех религий, и это очень важно. Я знаю, что Хизбалла – союзник Ирана. Т.е. Иран косвенно влияет на местные вопросы. И саудиты влияют через Харири и суннитские фракции в правительстве. Это перекрёсток. И Франция, конечно, влияет через старые колониальные связи. Как вы знаете, Ливан говорит на трёх языках: арабском, французском и английском. Франция финансово поддерживает определённые группировки и элиты здесь. И США оказывают влияние. Военные самолёты Hercules часто приземляются в аэропорту Рафика Харири. Я фотографировал это. Здесь есть и другие игроки со всего мира. И конечно, по соседству находится Сирия, и сирийская война и поток беженцев, около 1,5 миллиона в пике, играют большую роль в осложнении социальной ситуации. Но много не только сирийских, но и палестинских беженцев. Лагеря существуют тут несколько десятилетий. Это ужасная ситуация для палестинцев. Они не могут работать. Им разрешено работать только на чёрной работе. Они как сардины напичканы в лагерях. В этих лагерях много насилия и бедности. Здесь есть даже иракские беженцы. Так что Ливан, вероятно, самая сложная страна для анализа в историческом и современном плане. И, как вы знаете, это была единственная христианская страна на Ближнем Востоке, из-за французов, но теперь ситуация полностью изменилась. Мусульман здесь больше, чем христиан, но никто не знает насколько, потому что перепись запрещена. Они бояться узнать, сколько здесь мусульман, сколько шиитов, суннитов, алавитов, христиан, они боятся возобновления Гражданской войны. Поэтому здесь нет переписи, нет статистики.

МФ: Похоже, нам придётся следить за этими протестами. Хотя ещё довольно рано, всего несколько недель.
КЗ: Ну, если в феврале произойдёт кризис, это будет совсем другой этап.
МФ: Есть предсказания, вы знаете, другие экономики рухнут по всему миру. Мы вступаем в интересный период, но давайте поговорим о другом регионе, о котором вы много писали – Гонконг. В США было много путаницы об этом, но, кажется в Гонконге ситуация не намного яснее. Можете рассказать о том, что увидели?

АВ: Ну, в Гонконге всё просто. По сути, большая группа весьма запутанных молодых людей высказала верность старому колониальному режиму, Соединённому королевству и США, и они выступили против своей страны, Китая. Эти протесты, на самом деле, очень нелепы, потому что в Китае всё хорошо, в экономическом и социальном плане, и материковый Китай вынудил молодых людей в Гонконге разочароваться в старой британской капиталистической системе, которая не может обеспечить высокий ВВП и всё остальное, что делает коммунистический Китай. Гонконг – самый дорогой город в мире. Я всегда шучу, но в реальности это не смешно, прошлый раз, как я туда ездил, рядом была парковка, и с понедельника по пятницу они платили по 700 долларов за стоянку только в рабочее время, а доходы там не так высоки. Т.е. не так высоки, как в богатых странах, возможно, в терминах США около 2500 долларов в месяц. Молодёжь не может позволить себе жить в квартире, которая стоит 800-1200 тыс. в центре Гонконга. Поэтому они живут с родителями. Они разочарованы. Они должны брать студенческие кредиты, и всё это старая британская колониальная система. Гонконг подписал соглашение между СК и КНР, ну знаете, одна страна две системы. По логике, эти молодые люди должны требовать больше Пекина, но им так промыли мозги, и они настолько самовлюблённы, что протестуют против Пекина, требуют больше капитализма, больше власти Запада, и, как вы знаете, это началось с законопроекта об экстрадиции, который пыталась внести гонконгская администрация, он нарушил британские интересы, так как СК не хочет экстрадиции очень коррумпированных элит из Гонконга на материковый Китай, а также на Тайвань, Макао, даже в Европу или США. Поэтому была организована кампания против законопроекта об экстрадиции, и молодые люди говорили: нет, не хотим его, потому что он нарушает права человека, и людей будут высылать на материковый Китай, где нет справедливого суда. Т.е. вместо чего-то продуктивного, вместо улучшения их уровня жизни, они борются против Китая, который стремительно движется вперёд. Если бы вы пересекли границу между Гонконгом и Шеньчжэнем или Гуанчжоу 20, 15, 10 лет назад, это было бы день и ночь. Понимаете, Китай ещё поднимался на ноги. Гонконг был намного богаче. Теперь люди из материкового Китая даже не ходят по гонконгским магазинам, потому что у них намного лучше магазины. И конечно, у них лучше социальная сфера: общественный транспорт, парки, театры, музеи и прочее. Гонконгские жители пожаловались мне, что материковые китайцы не ходят по их магазинам, так как у них дела лучше, и они скорее поедут в Париж, Бангкок или ещё куда-нибудь. Но молодым людям Гонконга промыли мозги, и они настолько самовлюблённы, что не понимают и не хотят понять, что происходит, они хотят быть исключительными. Это было раньше, но сейчас китайцы на материке развились намного лучше, и сейчас это касается всего материкового Китая, а не только Шанхая и Пекина. Поэтому главная проблема Гонконга – пропаганда и невежество.

КЗ: Вы много раз сказали о промывании мозгов, и когда вы говорили о Ливане, говорили о долговременном влиянии CANVAS и других иностранных организаций, которые оплачивают оппозицию. В Гонконге США тоже давно использовали деньги National Endowment for Democracy, ещё до ухода Британии, и они многих там купили, и я уверен, большие деньги были вложены в промывание мозгов молодых людей, чтобы они выступали против Китая. Я видел несколько пропагандистских роликов, которые показывают в гонконгских школах, обучая детей бороться в восстании. Это очень странно. И всё это связано с конфликтом между США и Китаем. И уйгуры, мусульмане в Китае – то же часть этого конфликта. Как вы смотрите на это? Вы уже писали об этом, но я хотел бы услышать подробнее.

АВ: Сейчас я расскажу об этом, только дайте договорить о Гонконге. Понимаете, эти молодые люди говорят о демократии, свободе, но я видел в магазинах и на улицах: когда люди поднимали флаг своей страны, Китая, эти молодые люди нападали на них. Они избивали их. Я снял на видео, как один учитель поднял китайский флаг, и его сын был рядом с ним, и они начали избивать его, понимаете, они били его, а он продолжал стоять и петь национальный гимн, а его сын плакал. Это ужасно, и это происходит регулярно. Эти люди не хотят слушать других, они избивают всех, кто им противоречит. Я снял, как они разрушали станцию метро. Я частично китаец, частично русский, и я похож на британца, понимаете, они меня не трогали, потому что думали, что я британец, иначе они избили бы меня, как репортёра Синьхуа из Китая. Если я был бы больше похож на китайца, они бы избили меня. Сломали бы мне руки, или что-то в этом роде. Такова их демократия. Такова их свобода. Понимаете, если вы соглашаетесь с ними, они спокойны, если спорите с ними, будьте уверены, они нападут на вас. И они говорят, что против полиции Гонконга. Боже мой, вы знаете, я писал о беспорядках, восстаниях и гражданских войнах по всему миру. В Египте, Турции, Перу или Париже полицейские действуют одинаково. Ну знаете, слезоточивый газ против протестующих, во многих странах они вливают мочу и экскременты в воду, которой поливают демонстрантов. В Гонконге полиция поливает людей питьевой водой, вы можете пить эту воду. И газ ерундовый. Вы можете даже не закрывать лицо. Он очень мягкий. По сравнению с любым другим местом, это не плохо.

МФ: И как, по вашему, это вписывается в конфликт США и Китая? В США много антикитайского расизма.
АВ: Много было раньше, и сейчас просто невероятно. Знаете, мой лучший друг, возможно, самый знаменитый китайский пианист Юань Шэн. Сейчас он преподаёт в Пекинской музыкальной консерватории. Раньше он преподавал в Манхэттенской школе музыки. Он сказал мне, что, живя в США, часто плакал по вечерам из-за совершенно невероятного расизма и нападок, совершенно несправедливых нападок на Китай. Я никак не могу поверить, что в эпоху так называемой политкорректности такое делают с китайцами, и им не позволяют объяснять, что происходит в их стране. Мы говорим о стране, которой 6000 лет. Это их страна. Но им даже не позволяют решать, коммунизм там или нет. Они должны иметь право говорить. Если вы приедете в Китай, то увидите, что все телеканалы и газеты ссылаются на Запад. Они позволяют Западу свободно говорить, в книжных магазинах в Китае много книг и левых, и правых, и политиков, и бизнесменов Запада. Если вы зайдёте в книжные магазины Нью-Йорка или Лос-Анджелеса, всё что вы сможете найти о Китае, это критику. Понимаете, у китайцев нет ничего такого, что напоминало бы невероятную модель, созданную на Западе. Если вы послушаете ток-шоу в Британии и США, вы не услышите, что говорят китайцы о своей стране. Это абсолютное высокомерие. По поводу уйгуров, о которых вы говорили раньше, знаете, я недавно опубликовал статью в 8000 слов, около двух месяцев назад, и я напишу об этом книгу. Я проводил журналистские расследования в Афганистане, Сирии, около Идлиба, в Турции и Индонезии. Там я узнал об уйгурах, которых любят западные СМИ, и это самые жестокие террористы в сирийском конфликте. Они покинули Китай с фальшивыми турецкими паспортами, или, может быть, не фальшивыми. Они путешествовали через Джакарту. В Джакарте турки подтверждали их паспорта. Они отправлялись в Стамбул. В Стамбуле у них отбирали паспорта и переправляли в Сирию, где они воюют до сих пор, а после окончания сирийского конфликта, они отправятся в Афганистан, или в КНР, или в Россию. Граница между Афганистаном и КНР короткая, и почему бы им не проникнуть в Китай? Инициатива «Один пояс один путь» интернационалистического президента Си – большой международный проект. Этот путь идёт от Восточного побережья через бывшие советские республики, Иран и Пакистан. Посмотрите на многие страны, во многих из них жили или живут уйгуры. Их подготавливают, чтобы уничтожить этот проект. Я разговаривал с командующими сирийской армией на границе с Идлибом, и это ужасно. Я разговаривал с жертвами, которых уйгуры изгнали из их деревень, они рассказали, что уйгуры принимают все виды боевых наркотиков. Они совершенно безумны. Они не совершают изнасилований, потому что живут со своими жёнами и детьми, но они режут людей направо и налево. От их пыток даже закалённые сирийские военные были в ужасе. Мы не можем себе представить такое, но вы знаете пропаганду о том, как китайское правительство плохо к ним относится. Я встречался с представителями больших мусульманских антикитайских организаций в Индонезии. На самом деле, это они пригласили меня для беседы. И они сказали мне: нет, это не правда. В Китае ислам не запрещают. Ничего подобного нет. Там есть так называемые лагеря, где им объясняют, что такое Китай, и вы можете любить и отечество и религию одновременно. По ночам они уходят спать по домам. Но западная пропаганда всё перевирает.

МФ: Неужели? Я слышала, что в Китае живут уйгуры, и Китай поощряет их интегрироваться в Китай, но есть часть уйгуров, которые склонны к насилию, и они используются Западом в его интересах. Это верно?
АВ: Верно, они используются, и не просто используются, их прямо подготавливают для этого. Их подготавливают для этого в Турции. Они проходят подготовку в Индонезии и Сирии. Они находятся в Сирии не столько, чтобы воевать, сколько для получения боевого опыта, затем их можно будет перебросить в Китай, чтобы помешать развитию инициативы «Один пояс один путь».
КЗ: Кто же их подготавливает?
АВ: Террористы, которые захватили Идлиб, Ан-Нусра, ИГИС, и маленькие группы подготавливаются террористами в Сулавеси в Индонезии. Из них делают опытных боевиков, которых можно будет перебрасывать в Китай и Россию, и другие бывшие советские республики.

КЗ: Это очень опасно. Люди должны прочитать ваши статьи. Какой у вас веб-сайт? И как люди могут следить за вашей работой, за вашими статьями?
АВ: Тут проблема связана с написанием моего имени на английском языке, поэтому, вам, видимо, придётся напечатать ссылку на своём сайте, так как это сложно произнести: моё имя Andre Vltchek dot weebly dot com (http://andrevltchek.weebly.com). Это мой главный сайт. Все мои фильмы, очерки и книги там, есть отрывки из моих книг и статья об уйгурах, но это можно прочитать и на других сайтах, они перепечатываются по всему миру. Просто напечатайте уйгуры, затем моё имя, и вы найдёте мою статью. Обычно я печатаюсь на сайте журнала Российской академии наук NEO, который читают многие люди по всему миру. А также мои статьи можно встретить на разных сайтах от Global Research до 21st Century Wire, и многие правые сайты, типа Unz, печатают мои статьи, но иногда под другими названиями, например «Марш уйгуров».

КЗ: Мы опубликуем ссылку на ваш сайт в статье об этом интервью, и мы найдём вашу статью, и, возможно, напечатаем её в несколько приёмов, так она очень большая. Мы поместим её в хэш-тэг Popular Resistance. Ведь, об уйгурах много дезинформации.
АВ: Да, можете не стесняясь печать мои статьи. Я только прошу, чтобы вы печатали биографическую справку обо мне под каждой статьёй, с работающими ссылками на мои книги. Все свои работы я распространяю бесплатно. Это единственное условие. Понимаете, я много работал в Афганистане, и уже заканчиваю книгу, она выйдет наверно через два-три месяца.

МФ: И куда вы отправитесь потом?
АВ: Завтра я улетаю в Париж. Я буду снимать протесты Жёлтых жилетов, но не много, а затем я полечу в Сантьяго. Это мой дом, понимаете, мой второй дом. Я живу в Чили с того момента, как рухнула диктатура. Я боролся против этого ужасного нацистского колониального режима, который пытал людей во время правления Пиночета. Сейчас я летаю между Азией и Латинской Америкой. А также между Азией и Ближним Востоком, а раньше я много лет прожил в Африке. Я не могу жить на Западе. Я прожил в Нью-Йорке только шесть лет. Я не смог дольше там жить. Я не могу жить в Европе. Там много пропаганды, и всего прочего, так что я буду летать между Латинской Америкой и Азией. Я буду писать о событиях в Венесуэле, Боливии, Аргентине, и конечно Чили.

КЗ: Сейчас в Латинской Америке много происходит интересного, и вы можете написать ещё одну книгу о событиях, например, в Чили. Это интересное восстание.
АВ: Да интересное. Чили, на самом деле, совершенно отличается от других восстаний. В Чили всё настоящее, насколько я понимаю, это социалистическое восстание. Это попытка людей, которые, наконец, проснулись, вернуть себе страну, которая была до 11 сентября 1973 года, когда США свергли демократически избранного президента Альенде, заменив его на фашистского диктатора Пиночета. Поэтому, я верю, что Чили будет неуклонно бороться за социализм. В Чили мы попытаемся вернуть страну после самого ужасного периода в истории XX века, режима Пиночета.

КЗ: Это было ужасное насилие.
АВ: Люди не знают, что я индонезиец, и большая часть моей работы связана с переворотом генерала Сухарто в 1965 году. Многие не знают, что во время этого переворота убито около двух-трёх миллионов человек, в основном левых. И я называю это интеллектуальной Хиросимой. Этот переворот породил все дальнейшие перевороты, совершённые Западом, особенно в Чили в 1973 году. Перед переворотом правые угрожали сторонникам Альенде, говоря: смотрите на Джакарту. Тамошнюю резню повторили в Чили. Хочу сказать вашим слушателям, что сейчас я заканчиваю документальный фильм об Индонезии 1965 года, который пока называется «Гибель», и я надеюсь, возможно, это будет самый сильный фильм об Индонезии, четвёртой по населенности страны мира. Этот фильм должен выйти через пару месяцев. Думаю, вашим слушателям это будет интересно.

КЗ: Фантастика.
МФ: Я уверена, что им это будет интересно. Андре, большое спасибо, что нашли время для беседы с нами. Спасибо за удивительную работу, которую вы делаете. Для нас очень важно, чтобы ваши глаза рассказывали нам о том, что происходит, потому что до нас не доходит эта информация.
КЗ: Ваши глаза, ваши фотографии, видеозаписи, статьи и книги. Это здорово.
АВ: Я буду это делать. Я буду рад делиться с вами. Давайте оставаться на связи, давайте беседовать больше, и мы сможем наладить долговременные связи. Мне понравилось с вами беседовать.
КЗ: И нам тоже.
МФ: Да. Спасибо.
АВ: Спасибо вам.


Источник: A Deeper Look At Uprisings Around The World, Margaret Flowers, Kevin Zeese, Andre Vltchek, popularresistance.org, November 11, 2019.

Tags: Англия, Андре Влчек, Афганистан, Боливия, Бразилия, Израиль, Индонезия, Иран, Китай, Ливан, Мексика, Палестина, Россия, СМИ, США, Саудовская Аравия, Сирия, Франция, Хомский, Чили, аресты, бедность, война, геноцид, демократия, идеи, империя, коррупция, культура, наркотики, нацизм, неолиберализм, преступность, пропаганда, протесты, расстрелы, репрессии, статистика, суд, терроризм, тюрьмы
Subscribe

Posts from This Journal “империя” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments