antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Бедность и неолиберализм в Ливане.

«С тех пор как помню себя, в городах нас убивают не пулями, а декретами». - Габриэль Гарсиа Маркес, «Любовь во время холеры», 1985 год.

Похоже, за одну ночь политики в Ливане превратились в разумных юристов, экономистов и реформаторов, встревоженных огромными цифрами расточительства и коррупции. Всё потому, что впервые были опубликованы цифры многолетних министерских растрат на раздутые зарплаты, надбавки, премии, компенсации, представительские расходы, командировки, взятки, уклонение от уплаты налогов, аренду государственных помещений, присвоение министерских фондов, вывод бюджетных средств в оффшоры и заключение фиктивных контрактов с родственниками. И при этом делается вид, что всё это не связано с бюджетным дефицитом, кризисом, банкротством, долгами, обнищанием, ужасом и паникой в Ливане.

Политики измученного и больного Ливана решили определить количество чиновников и уровень роста бюрократического аппарата накануне выборов и после конференции «Кедр» по вопросу распределения кредитов на несколько миллиардов. Словно до этого не было обсуждения этой проблемы на конференциях в Париже, Риме и Брюсселе о выделении очередных кредитов в обмен на сокращение расходов и принятие новых реформ. Предположим, доноры «Кедра» не выполнят свои обещания, что будет? Неужели они не знали, что в течение многих лет происходило в министерствах, фондах и посольствах? Даже когда государственный долг достиг 2 млрд. долларов они закрывали на это глаза. Или они насколько погрязли в своей междоусобице, в мелких спорах о квотах и разделе Ливана? Или они сознательно создавали кризис и дефицит бюджета, обогащая своих политических приятелей, грабя государственную казну и изгоняя компетентных специалистов с руководящих постов?

Скорее всего, они знали об этих преступлениях, соучаствовали в них и намеренно мешали исполнению законов. С самого начала правления «правительства национального единства» никого не привлекали к ответственности, и никто не предлагал альтернативных планов спасения. Обманутый Ливан, находящийся на краю пропасти, не часто в своей истории видел отставку некомпетентного министра, высокопоставленного чиновника или правительства из-за скандала, дефицита и кризисов государственного бюджета, экономики, экологии, образования, энергетики, сельского хозяйства, промышленности, здравоохранения, безопасности и рабочих мест. Были лишь несколько исключений из этого правила, приводившие к отставкам министров, чьи реформы и планы противоречили политике правительства: Хасан Мушаррафия, Анри Идде, Гасан Туини, Эмиль Битар в 1970-х, и Джордж Аврам в 1990-х.

Возможно, некоторые ливанцы помнят жёсткую схватку доктора Эмиля Битара с мафией импортёров лекарств, которые были защищены своими партнёрами на руководящих постах, сформировав некий консорциум монополистов, крупных торговцев и капиталистов. В этот критический момент нам нужна отставка, а не самоубийство, как с президентом Перу, которого обвинили в коррупции, и не тюремное заключение как с президентами сионистского образования и Бразилии, и не извинения, какие принёс гражданам японский министр, когда на несколько минут отключилось электричество в городе. За этот кризис несёт ответственность политический класс, который наполняет воздух скандалами, жалобами, запугиванием и заявлениями о жёсткой экономии. Эти мирные дни похожи на войну, поскольку после окончания гражданской войны, ливанцы продолжают страдать от сурового экономического, медицинского, экологического, образовательного, религиозного, этнического и культурного насилия.

Сейчас граждане должны спросить себя: разве правящий политический класс не был счастлив все последние десятилетия государственного долга, бюджетного дефицита, угрозы исчезновения среднего класса, роста разрыва между расходами и доходами, между богатыми и бедными? Правление – это взгляд в будущее, накопление опыта и знаний, а также исправление постоянных проблем, а не шанс обогатиться за государственный счёт и передать власть своим родственникам. А также ливанцы должны спросить себя: почему политический класс проснулся именно сейчас - на пороге банкротства государства? и могут ли те, кто привёл к этому бедствию, стать волшебниками и спасти ливанцев от гибели?

Несмотря на страх ливанцев в связи с политическими утечками об истинном финансовом положении страны, политический класс всё ещё придерживается того менталитета, который привёл к этому кризису. И для стоящих у власти политиков единственным решением в борьбе с этим кризисом является сокрытие утечек и слухов, которые распространяются некоторыми СМИ, и при этом нет никакого конкретного научного плана организации перемен в Ливане, есть лишь междоусобица между различными органами власти. Среди правительственных чиновников есть те, кто считает, что с финансовым кризисом можно справиться только опустошив карманы бедного ливанского населения, сократив с трудом добытые в многолетней борьбе и теперь упавшие доходы госслужащих, а также уменьшив пенсии и отменив уже утверждённые социальные законы. В любом случае, эти утечки, как и тяжёлая обстановка в стране, организованы, чтобы запугать и взволновать ливанцев, вызвав у них проклятия и недоверие к властям, как ранее делалось для ослабления национальной валюты, падения рынков и ухода инвесторов.

Пожалуй, ужаснее всего – это отношение к бедным и малообеспеченным. Похоже, большинству высокопоставленных чиновников чужды проблемы большей части ливанского общества, поскольку их дилетантские телевизионные интервью изобилуют неточностями и неверным представлением об экономическом положении населения. Правительственные чиновники ничего не знают о жизни общества, не могут назвать уровни бедности и низкого дохода. Некоторые неправительственные экономисты (которых очень много в Ливане) приводят тревожные и даже пугающие цифры о богатстве и бедности: 10% ливанцев - богатые, 90% - бедные, а 20% - живут только на минимальную зарплату. Кроме того, большинство заявлений политиков о бедных часто высокомерны и глупы. И политические разговоры о бедности связаны с желанием поднять рейтинг и завоевать симпатии электората. На выборах 8-14 марта политические дискуссии были лишены социальной и экономической озабоченности, хотя ливанские бедняки больше других страдают от конфликтов и войн, организованных политиками. В отношении к бедным и малоимущим политики не придерживаются принципов прав человека и не учитывают статистические данные о росте расходов на жильё, медицину, образование, продовольствие, воду и одежду. Так один министр заявил, что уровень благосостояния граждан можно определить по телефонной связи, которая у них есть: у кого есть стационарный телефон – тот может считаться богатым.

Странный парадокс ливанской политической жизни заключается в том, что многие парламентарии и министры говорят о государстве отстранёно, словно они - не представители власти этого государства, а сторонние наблюдатели, которые дают кому-то рекомендации. Неужели граждане должны оплачивать их политическую неспособность управлять страной, фальсификации, дилетантство и уклонение от ответственности? В основе этого экономического кризиса лежит чисто техническая проблема или всё-таки политическая проблема? Разве экономические проблемы решаются в отрыве от реформирования политической системы? И разве экономика может работать в стране с проблемами безопасности и раскола?

Как разумные политики могут не принимать бюджет, закрыть Палату Представителей на несколько лет, несколько раз продлевать полномочия парламентариев, оставить страну без президента на два с половиной года, и тратить впустую многие месяцы на формирование правительства в междоусобной борьбе различных министерств, в то время как от них зависит настоящая и будущая жизнь Ливана? Как разумные политики могут делить министров по политическим и сектантским признакам, создавая странные комбинации лояльных и оппозиционных группировок в одном правительстве? Как они могут спасти страну от банкротства, а её граждан от нужды? И как они могут найти единый выход из этого туннеля? Не пора ли сформировать правительство специалистов, пока пациент ещё не умер?

Все скрывают крах и призывают ливанцев потуже затянуть пояса и ужесточить экономию. Согласно словарю, жёсткая экономия – это когда человек довольствуется только самым необходимым, отказываясь от удовольствий и наслаждений. В равной ли степени все ливанцы отказываются от удовольствий на парадах, в кабинетах, на пышных пирах и эпических свадьбах, на встречах огромных официальных делегаций, которые от имени ливанцев выпрашивают у других стран деньги для крупных компаний, которые незаконно вывезли за границу свои богатства? Удовольствия бедняков сводятся лишь к первоочередным жизненным нуждам, воспитанию детей, к стоянию в очередях у дверей посольств, аптек и молельных домов, и к поиску денег.


Источник: أنطوان الخوري طوق, فقراء لبنان ووعود التقشّف والإنقاذ, annahar.com, 30 April 2019.

Tags: Ливан, бедность, коррупция, кризис, неолиберализм, преступность, статистика
Subscribe

Posts from This Journal “Ливан” Tag

  • Изменения в Сирии за последние 10 лет.

    За последние десять лет войны в Сирии произошли различные политические, военные и экономические перемены. Некоторые из них радикально изменили ход…

  • О ливанском кризисе.

    Заявление генерального секретаря Ливанской Коммунистической Партии Ханна Гариб о положении в Ливане. Уважаемые ливанки и ливанцы, представители…

  • Была ли «арабская весна» революцией?

    Через десять лет после начала арабских революций большинство считает, что они не смогли добиться желаемых перемен. Первое десятилетие, прошедшее с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments