antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Как работает цензура в саудовских СМИ.


За последнее десятилетие было высказано множество надежд на свободу прессы в арабском мире. Арабские восстания 2011 года стали поворотным моментом для активистов, но ответные реакции режимов поставили свободу прессы во многих арабских странах в более худшее положение. Согласно докладу Reporters sans frontières, многие арабские страны остаются на последних местах по уровню свободы прессы, за исключением Туниса, где ситуация значительно улучшилась за последние несколько лет. СМИ в арабском мире получили большое значение с развитием информационной войны между Катаром и Саудовской Аравией, в которой саудовский канал Аль-Арабия пытается оспорить доминирование катарского канала Аль-Джазира в освещении арабских новостей, причём Мухаммад бин Салман выражает большое желание контролировать саудовские СМИ, угрожая интересам саудовского народа и всей арабской общественности в целом.

Обращение наследного принца с информацией об убийстве журналиста газеты Washington Post Джамаля Хашогги – яркий пример того, как далеко готов зайти Мухаммад бин Салман, чтобы контролировать в Саудовской Аравии общественное обсуждение государственных вопросов. Саудовское королевство по-прежнему занимает самое худшее место в мире по уровню свободы прессы и демократии, а саудовская цензура СМИ подрывает демократические движения на Ближнем Востоке, поэтому очень важно понимать их влияние. Изучение саудовского освещения смерти Хашогги и доклад следователя ООН Аньес Кальамар очень важны для понимания, как Саудовская Аравия стремится влиять на общественное обсуждение в арабском мире для защиты своих авторитарных интересов.

Механизмы саудовской цензуры.

СМИ и интернет в Саудовской Аравии подвергаются самой жёсткой цензуре в мире, хотя лишь немногие из информационных агентств принадлежат саудовскому правительству. Тем не менее, благодаря жёсткой цензуре, любая информация о королевской семье может быть получена только от Саудовского агентства новостей. Кроме того, правительство оказывает большое влияние на редакторов информационных агентств, потому что оно участвует в их назначениях, и конечная ответственность за опубликованные новости лежит на редакторах. Распространение информации ограничено несколькими законами, включая расплывчатый закон о борьбе с терроризмом, принятый в феврале 2014 года.

Огромный размер королевской семьи затрудняет работу различных СМИ, но ясно, что все они заинтересованы в сохранении существующего режима. В общем, СМИ должны воздерживаться от критики правительства, потому что чиновники с легкостью могут закрыть агентство или уволить редактора. На самом деле, оба этих инструмента использовались, чтобы заставить Хашогги замолчать – ещё до того, как в декабре 2016 года ему навсегда запретили появляться в саудовских СМИ за критику президента США Дональда Трампа.

Однако, как и в случае с любым режимом цензуры, сила подобных саудовских методов ограничена. Усилия саудовского правительства по блокировке информации часто вынуждают саудовских граждан искать иностранные источники новостей для получения информации о важных внутренних и международных событиях. И саудовские власти полностью осознают эти обстоятельства, поэтому после убийства Хашогги многие наблюдатели отметили увеличение запрещённых новостных сайтов в стране. Всё это привело к тому, что цензура новостных источников оказывает ключевое влияние на определение рамок общественного обсуждения.

Пример Хашогги.

Саудовское освещение смерти Хашогги и доклад следователя ООН Аньес Кальамар хорошо раскрывают работу саудовской цензуры. Сначала Саудовская Аравия игнорировала все сообщения о смерти Хашогги. Хашогги исчез 2 октября 2018 года, и информации об этом начала появляться уже на следующий день. Аль-Джазира сообщила о пропаже Хашогги 3 октября, но ни одно саудовское агентство не сообщало об этом до 4 октября, пока Саудовское агентство новостей не опубликовало официальную версию. И только после этого другие саудовские СМИ начали сообщать о Хашогги, но только в официальной формулировке Саудовского агентства новостей. Этот пример показывает, что ни одно саудовское новостное агентство не было готово сообщить об инциденте с Хашогги, пока не появилась официальная версия. Эта тенденция раскрывается и в докладе Аньес Кальамар, в котором также говорится, что сообщения всех саудовских СМИ о Хашогги появились в тот же день, что сообщение Саудовского агентства новостей и в тех же самых формулировках, в отличие от более полных историй, которые были опубликованы арабскими службами CNN и BBC.

В сообщении Саудовского агентства новостей инцидент с Хашогги назывался «исчезновением», той же формулировки придерживались и другие саудовские СМИ, хотя информационные агентства других стран уже называли это «убийством». Термин «убийство» впервые был использован саудовским правительством только 7 октября в кратком официальном опровержении турецких сообщений, а в саудовских СМИ он начал использоваться на следующий день. Кстати, канал Аль-Джазира до 7 октября тоже использовал только термин «исчезновение», а затем уже писал об «убийстве» Хашогги. Но ни одно саудовское агентство не последовало этому примеру. В саудовских СМИ Хашогги называется просто «гражданином», таким образом, саудовские СМИ узаконивают определенный уровень государственного контроля над рассказом о гражданине Саудовской Аравии. Эту же картину можно заметить и при анализе доклада Аньес Кальамар. И хотя саудовские СМИ всегда называли Хашогги саудовским журналистом и гражданином, международные СМИ называли его мировым журналистом. Подобные различия в терминологии заслуживают особого внимания, поскольку они оказывают влияние на восприятие читателями сообщений в СМИ.

Выбор сюжета и тона.

Сюжет и тон сообщений саудовских СМИ отражают такие их цели как искажение истории, отвлечение внимания и демонизация жертвы. Так, сразу после убийства Хашогги, саудовская пресса начала усилено обсуждать необычные отношения Джамаля Хашогги с его невестой Хадиджой Джинкиз. Во многих статьях писалось, что родственники Хашогги ничего не знали о Джинкиз, и Хашогги пытался скрыть свои отношения с ней. В одной статье была опубликована фотография Мухаммада бин Салмана с племянником Хашогги для создания представления, что семья погибшего сняла с принца ответственность за это убийство. А также появились многочисленные статьи о звонках и встречах короля Салмана с детьми Хашогги. Всё это должно было отвлечь внимание публики от серьёзного обсуждения, почему и как был убит Хашогги.

После опубликования доклада Кальамар на веб-сайте саудовской газеты Сабк появилась статья со ссылкой на директора Саудовско-американского комитета по общественным связям Салмана Аль-Ансари, причём этот комитет хоть и находится в США, является саудовской организацией по оказанию иностранного влияния. Эта статья попыталась опорочить Кальамар заявлением, что она поддерживает деятельность организации «Братья-мусульмане». В то же время, эта статья попыталась отвлечь внимание от убийства Хашогги рассказом о смерти одного палестинского мужчины в Турции. Этого палестинца звали Заки Мубарак, и газета возложила ответственность за его смерть на турецкие власти, отчётливо раскрыв механизм выбора сюжета и тона изложения новостей. Для сравнения, ни одно саудовское информационное агентство даже не намекало на возможность обвинения наследного принца Мухаммада бин Салмана в причастности к убийству Хашогги, несмотря на наличие серьёзных свидетельств и заявление самого ЦРУ.

Стратегия отвлечения внимания ярко проявилась в большинстве саудовских СМИ. Наиболее интересны в этом плане редакционные статьи Аль-Арабии, поскольку этот канал находится на переднем крае информационной войны с катарским каналом Аль-Джазира. Многие редакционные статьи Аль-Арабии были, прежде всего, направлены на дискредитацию иностранных СМИ и на обвинение их в предвзятости. Например, саудовский журналист Мамдух Аль-Мухайни написал редакционную статью «Почему катарские СМИ, связанные с «Братьями-мусульманами», заботятся о деле Хашогги?», в которой он попытался представить работу Аль-Джазиры как часть антисаудовской внешней политики Катара. Действительно, в данный момент между Катаром и Саудовской Аравией существует враждебность, и катарские СМИ, в основном, высказываются против Саудовской Аравии, но подобные статьи написаны для отвлечения внимания, а не для анализа.

В другой раз Аль-Мухайни написал статью «В чём проблема отношения левых СМИ к Саудовской Аравии?» с новой критикой иностранных СМИ. Эта статья также отвлекала внимание от ключевых вопросов по делу Хашогги, погружаясь в сравнение «левых» американских СМИ с катарскими СМИ, а также в анализ разногласий «левых» СМИ США с Трампом и республиканским правительством в целом. В другой статье египетский журналист Усама Сарайя заявил, что дело Хашогги было сфабриковано, чтобы позволить иностранцам критиковать Эр-Рияд. В своей статье под названием «Хашогги… неправильная история», Сарайя раскритиковал то, что он назвал «ложным освещением дела Хашогги». Анализ этих статей помогает нам понять, как Аль-Арабия откровенно пытается опорочить иностранные информационные источники, которые противоречат точке зрения Саудовской Аравии, с целью отвлечения внимания от ключевых вопросов по делу Хашогги.

Эти примеры раскрывают резкое отличие саудовских новостей от новостей других арабских и западных СМИ. Но это не значит, что саудовские СМИ игнорировали международный аспект этой истории. В частности, заявления президента Дональда Трампа и советника по национальной безопасности Джона Болтона всегда оказываются на первых полосах саудовских газет, правда, особое внимание уделяется, главным образом, желанию Трампа сохранять отношения с Саудовской Аравией и обвинять Иран в развязывании йеменской войны. А статья в газете Аш-Шарк Аль-Аусат привела слова Болтона о том, что записи убийства Хашогги не могут доказать, что это преступление совершило правительство Саудовской Аравии. И хотя критические слова в адрес Саудовской Аравии после смерти Хашогги прозвучали от обеих партий Конгресса США, саудовские СМИ не посчитали их достойными для публикаций. Напротив, большое внимание они уделили правительственным заявлениям о необходимости положить конец политизации этого дела.

Саудовская цензура и арабский мир.

По мере развития информационной войны между Катаром и Саудовской Аравией общественное обсуждение будет ухудшаться на всём Ближнем Востоке. Такие саудовские СМИ как Аль-Арабия и Аш-Шарк Аль-Аусат широко распространены в арабском мире, а это означает, что правительство Саудовской Аравии может, хотя бы частично, формировать политическую точку зрения всего региона. А это очень опасно, поскольку саудовское правительство не проявляет интереса к защите свободы прессы и демократии в арабском мире. И правительство Трампа лишь ухудшает эту ситуацию, продолжая отказываться критиковать наследного принца и саудовское правительство за соучастие в убийстве Хашогги. Именно поэтому Мухаммаду бин Салману удалось избежать ответственности. Более того, Вашингтон даже открыто выражает поддержку саудовскому правительству на самом высоком уровне.

Все эти примеры демонстрируют некоторые методы, с помощью которых саудовское правительство влияет на все ближневосточные СМИ. Сам Хашогги указывал на опасные связи между арабскими СМИ и репрессивными режимами в своей статье, опубликованной через 14 дней после его смерти. Хашогги писал, что демократия не имеет больших надежд на успехи в регионе, где журналисты сидят в тюрьмах за пропаганду свободу прессы и критику преступлений властей. Для сокращения нападений на саудовскую прессу международное сообщество должно решительно осудить саудовскую цензуру и незаконное убийство Джамаля Хашогги. Официальные лица США должны предпринять реальные меры. Было бы разумно, если бы конгрессмены продолжили свою борьбу за прекращение поддержки саудовской войны с Йеменом, и оказали бы давление, чтобы помешать Саудовской Аравии провести у себя в следующем году саммит «Большой двадцатки». В то же время, мировые лидеры должны критиковать использование Мухаммадом бин Салманом законов о национальной безопасности для усиления цензуры саудовской прессы. Международное сообщество должно оказать реальную помощь журналистам и диссидентам, которые борются за свободу прессы в арабских странах, предоставляя им убежище и юридическую защиту. Смерть Джамаля Хашогги стала большой трагедией для всех, кто борется за свободу прессы, и международное сообщество не должно оставлять без защиты всех коллег Хашогги.


Источник: كيف تعمل الرقابة في الإعلام السعودي, hourriya-tagheer.org, 18 August 2019.

Tags: Катар, СМИ, США, Саудовская Аравия, Турция, демократия, империя, пропаганда
Subscribe

Posts from This Journal “Саудовская Аравия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments