antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Построение расистской тюремной системы США.


Новая книга Элизабет Хинтон подталкивает нас к пугающему выводу: начиная с правительства Джонсона, федеральные власти, независимо от партийной принадлежности, систематически создавали юридический режим, который преследует, криминализирует, наказывает и лишает свободы множество чёрных молодых людей, особенно в городской местности. Некоторые читатели могут спросить: может ли история массового лишения свободы быть настолько жёсткой? Историки редко пишут с таким твёрдым убеждением о событиях. Но доказательства Хинтон полны и убедительны. На протяжении своей книги она ясно показывает, что с конца 1960-х до начала 1980-х федеральное правительство постепенно создавало сложную систему условий для массового лишения свободы чёрной молодёжи, которую мы видим сегодня.

Многие могут сказать, что вывод Хинтон не нов. Мишель Александер, например, давно подробно описала, как система уголовного правосудия в США негативно влияет на молодых афроамериканцев, особенно в городских центрах. Один критик написал, что книга Хинтон, рассказывающая как с 1960-х строилась современная тюремная система, читается как предисловие к книге Александер «Новые законы Джима Кроу». Как и автор книги «Первые гражданские права: как либералы построили тюремную Америку» Наоми Муракава, Хинтон разоблачает миф о том, что тюремная система создана только консерваторами, показывая, что либералы тоже приложили руку к ужесточению карательной социальной политики. Но всё же, книга Хинтон очень важна и обязательна к прочтению из-за доказательств, которые она собрала, чтобы показать ключевую роль федерального правительства в росте массового лишения свободы.

По данным Хинтон, каждый президент, начиная с Линдона Джонсона, принимал законы, программы и политики, которые стимулировали полицейскую агрессию в городах с большими чёрными общинами. И чтобы лишить свободы огромное количество чёрной молодёжи, арестованной в Детройте, Лос-Анджелесе и других городах, федеральное правительство выделяло деньги на расширение национальной тюремной системы. К моменту вступления в Белый дом Рональда Рейгана Джонсон, Никсон, Форд и Картер уже создали все условия для массового лишения свободы в США. Рейгановская «война с наркотиками», как и предсказывалось, начала наполнять чёрными молодыми людьми огромную тюремную систему.

Хинтон пишет, что история массового лишения свободы началась в 1960-х, когда всю страну охватил фундаментальный двухпартийный страх «городских беспорядков и поведения молодёжи, особенно афроамериканской». Учёные подогревали этот страх, называя «безработную и разочарованную негритянскую молодёжь в перенаселённых городских районах» «социальным динамитом». Этот динамит взорвался, когда несколько конфликтов с правоохранительными органами вызвали восстания в Гарлеме и южном Лос-Анджелесе в июле 1964 и августе 1965 годов. Джонсон называл эти восстания взрывами коллективного насилия и преступности, и заявлял, что только плановая «война с преступностью» может их остановить. В 1965 году он убедил Конгресс принять Закон о помощи правоохранительным органам, который организовал поток федеральных долларов в местные полицейские управления. Важным шагом стало и принятие в 1968 году Закона о безопасных улицах, в соответствии с которым было создано Управление помощи правоохранительным органам (УППО) для субсидирования и координации резких перемен в полиции США. Хинтон считает УППО главным фактором ухудшения ситуации. К 1977 году «оно перевело 6 млрд. долларов» на новые полицейские программы. Большая часть денег была направлена на программы, которые ужесточали отношение к чёрным общинам и расширяли национальную тюремную систему.

Не только политики сеяли страхи. Учёные и правительственные комиссии тоже поддерживали действия УППО в чёрных общинах. По этому поводу Хинтон подробно описывает влияние Джеймса Уилсона и его наставника Эдварда Банфильда в исследовательских кругах. Исследования начали называть чёрные районы «центрами преступности». На фоне джонсонской «войны с бедностью», эти исследования задавали карательное направление для федеральных инвестиций в инфраструктуру бедных чёрных районов. Хинтон также описывает Комиссию по установлению фактов 1965 года, которая определила приоритеты УППО. Директор ФБР Эдгар Гувер призвал эту комиссию «копаться» в городских чёрных районах, которые, по его мнению, стоят «на пороге бунтов». Следуя призыву Гувера, комиссия провела исследование преступности в Америке – правда, только в городских чёрных районах. Результаты этого исследования, конечно, показали, что преступность есть только в чёрных районах. «Хотя члены комиссии признавали недостатки анализа, они продолжали использовать эту статистику для создания плана «войны с преступностью»», - написала Хинтон. И федеральные деньги потекли в полицейские участки в чёрных районах.

Как пишет Хинтон, одним и первых, но самым важным изменением стало установление новых путей сотрудничества общественных организаций с системой правосудия. Например, Министерство юстиции предложило федеральное финансирование общественным организациям, которые согласились называть чёрную молодёжь «потенциальными правонарушителями» и передавать всю свою информацию о местных жителях полиции и судам. Эти принципы финансирования создали «компромиссные отношения между правоохранительными органами и социальными службами для организации надзора в бедных районах». К началу 1970-х около 170 подростковых центров в США получали федеральное финансирование для слежки за чёрными детьми. Типичным объектом этой программы стал чёрный подросток, который «не стоял на учёте в полиции», но, пользуясь помощью этих центров, становился объектом полицейской слежки. Некоторые юристы предупреждали: «Укоренившийся процесс поиска потенциальных правонарушителей создаёт риск исполнения пророчества». Но эта практика закрепилась в приоритетах федерального финансирования для формирования карательной атмосферы в системе социального обеспечения.

УППО направило миллионы долларов на патрулирование улиц в негритянских районах. Это осуществлялось по программе «Высокое воздействие», которая в первую очередь направляла деньги в города с большим негритянским населением: Балтимор, Ньюарк, Сент-Луис, Кливленд, Нью-Йорк, Детройт и Лос-Анджелес. Это финансирование направлялось на поддержку таких новых сомнительных методов как военизированные операции, спецназовские облавы и агенты-провокаторы, в сопровождении полицейских закупок армейского вооружения. Всё это привело к увеличению арестов. А затем, рост арестов использовался для доказательства роста преступности в чёрных районах с требованием дальнейшего увеличения финансирования полицейской деятельности в чёрном сообществе. От Калифорнии до Техаса и Нью-Йорка почти все города с чёрным населением столкнулись с последствиями увеличения финансирования местной полиции: арестами и насилием, поскольку полицейские стали постоянно патрулировать чёрные районы и следить за их населением.

Возможно, самым шокирующим моментом, описываемым Хинтон, стало то, что Никсон планировал расширение национальной тюремной системы для массового лишения чёрных ещё до усиления патрулирования улиц и роста арестов. В 1970 году, когда количество заключённых сокращалось, Никсон поручил федеральному Тюремному бюро разработать «долгосрочный генеральный план» модернизации и расширения федеральной системы наказания. Прогнозируя скорый рост тюремной популяции из-за быстрого роста количества чёрных в стране, Тюремное бюро запланировало построить более двух десятков новых федеральных тюрем по всей стране. И к 1977 году было построено уже 15 новых тюрем, в которые массово направлялись чёрные и латиноамериканцы. Никсон также призвал правительства штатов последовать примеру федерального правительства, продавив в Конгрессе Закон о контроле преступности 1970 года, который предусматривал специальные дотации на расширение тюремных систем штатов. К концу 1976 года около 3 млрд. долларов были направлены на строительство тюрем во всех штатах. Опять же, главным образом, эти тюрьмы предназначались для чёрной молодёжи.

Джимми Картер подозрительно относился к УППО. Управление скомпрометировало себя плохим руководством, мошенничествами и злоупотреблениями. Картер убедил Конгресс разделить УППО, приняв в 1979 году Закон об усовершенствовании системы правосудия, который разделил УПОО на три части, но не отменил федеральное финансирование местных правоохранительных органов. Однако, часть федеральных денег он направил на государственные жилищные объекты. Хинтон пишет, что новые законы правительства Картера обеспечили передачу миллионов долларов на содержание государственного жилья, а именно: установку камер наблюдения, дополнительных фонарей, заборов, подстанций и патрулей. Целью называлось – повышение безопасности жильцов государственных домов, что привело к «наполнению каждого лифта, прохода и двора» признаками власти правоохранительных органов. Это не сработало. Безопасность жителей не повысилась, сделав государственное жильё воротами в тюремную систему США.

Когда Рейган стал президентом, предыдущие правительства уже спланировали и построили огромную тюремную систему, которая начала наполняться чёрной молодёжью. Хинтон пишет, что рейгановская «война с наркотиками» стала продолжением долгой истории «двухпартийного консенсуса политиков, которые зациклены на охране общественного порядка и выталкивании цветных мужчин и женщин в тюрьмы». Книга Хинтон завершается печальным итогом: к концу XX века федеральное правительство построило систему массового лишения свободы для чёрной молодёжи. Это заговор? Нет. Хинтон не утверждает этого. Она просто документально показывает, как различные правительства последовательно принимали законы, политики, программы и практики, направленные на достижение единой цели: «удаление целого поколения молодёжи из их сообществ». Её работа оставляет мало сомнений в том, что федеральное правительство сыграло главную роль в превращении системы массового лишения свободы в национальный феномен, и нацеливании этой системы на преследование чёрной молодёжи.

Но, на самом деле, на этом поприще федеральное правительство сделало намного больше, чем описывает Хинтон. Например, УППО – далеко не первое вмешательство правительства в местные правоохранительные органы. В индейских резервациях субсидирование полиции началось в 1879 году, и в дальнейшем правительство взяло под свой контроль вопросы иммиграции. Обе эти сферы деятельности федеральных органов власти расширились во второй половине XX века. УППО, которое писало в 1968 году, что коренные американцы в три раза чаще арестовываются, чем негры, передало несколько миллионов долларов на усиление полиции в местах тесного проживания индейцев. До сих пор коренные народы, живущие как в резервациях, так и в городах, чаще всех остальных заключаются в тюрьмы США. И конечно, мексиканская граница – богатый источник заключённых.

Хинтон подчёркивает важность иммиграционного контроля в тюремном ландшафте конца XX века, но она не исследует его и другие области прямой и косвенной деятельности федерального правительства. В то же время, она отмечает перспективность исследований роли федерального правительства в управлении индейскими резервациями, пограничными районами и иммиграционным контролем, что оказало значительную роль в увеличении финансирования патрулирования городов, криминализации чёрной молодёжи и расширении тюремной системы. Честно говоря, Хинтон не претендует на полное исследование данной проблемы, сосредоточив внимание на «войне с преступностью», федеральном финансировании и деятельности полиции в чёрных городских районах. Но её книгу «От войны с бедностью до войны с преступностью: создание системы массового лишения свободы в Америке» должен прочитать каждый, кто обеспокоен этой проблемой.


Источник: How the Government Built a Trap for Black Youth, Kelly Lytle Hernández Boston Review, blackagendareport.com, April 10, 2019.

Tags: История, США, аресты, демократия, идеи, нацизм, полиция, протесты, репрессии, слежка, статистика, суд, тюрьмы
Subscribe

Posts from This Journal “тюрьмы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments