antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Почему мы протестуем?


С начала протестов Великого марша возвращения 30 марта 2018 года на границе между Газой и Израилем было убито более 200 палестинцев. Участвующие в этих протестах палестинцы требуют соблюдения их права на возвращение на свою землю, с которой их семьи были изгнаны несколько десятилетий назад. Каждый второй из трёх палестинцев в Газе – беженец. Протестующие также требуют прекратить израильскую сухопутную, морскую и воздушную блокаду Газы, которая продолжается уже 12 лет и принесла этой земле бедность и отчаяние. Фотограф Мохаммед Заанун снимал фотографии Великого марша возвращения с самого начала. Мы представляем его фотографии и рассказы протестующих о причинах своих еженедельных демонстраций, которые жестоко разгоняются израильской армией.


Хусам, 25 лет, из Хан Юниса, юг Газы.
В прошлую пятницу, поскольку у меня на лице был нарисован палестинский флаг, мне в спину бросили газовую гранату. Я получил тяжёлое ранение и попал в больницу. Сейчас я лечусь дома. Я хочу выздороветь, чтобы вернуться к протестам в следующую пятницу. Несмотря на убийства и ранения, я там. Я думаю, что продолжу участвовать, даже если это будет продолжаться 9 лет, а не 9 месяцев. Самое худшее, что я увидел в одну из пятниц, когда было убито около 60 человек – как солдаты беспорядочно убивали молодёжь, стреляя по головам и ногам. Это был ужасный день. Я чувствовал, что оказался в кошмаре. Было тяжело, когда я не смог спасти одного из моих товарищей, который истекал кровью на земле после выстрела израильского снайпера, а затем умер. Я не могу понять, как они могли убивать безоружных людей. Прошло 9 месяцев, но мир до сих пор ничего не делает. Нам нужно, чтобы они встали вместе с нами и остановили убийства безоружных молодых людей оккупационными войсками.


Ахмад, 24 года, из города Газа.
Я молодой человек, который хочет стабильности, но оккупация убила все мои мечты и стремления. Это оккупация мышления. Цель в моей жизни – найти работу или любую возможность. Мы присоединяемся к демонстрациям, потому что это наша земля и мы требуем соблюдать наши права. Мы достигаем прогресса с помощью сопротивления и продолжения мирной народной борьбы. Многие из моих друзей убиты. Я буду идти по пути моих товарищей, хотя здесь в Газе всё очень сложно. Я получил несколько ранений. Один раз от слезоточивого газа, другой раз от пули. Но я вернулся к протестам.


Ширин, 20 лет, из Аш-Шуджайи, к востоку от города Газа.
Когда я иду на протесты, я выражаю гнев внутри меня. Мы – нация в осаде на очень маленькой площади 360 кв. км. Это похоже на большую тюрьму. Самое худшее, что я видела – когда моя сестра получила пулевое ранение. Я не знала, что случилось, только видела, что она истекает кровью. Женщины – самая большая часть этого стихийного движения. Наше участие означает, что сила нашей наций заключена в обоих полах. Я не сталкивалась с трудностями и критикой от кого-либо. Напротив, мы увидели сильную поддержку участия женщин со стороны мужчин, родных и друзей. Из-за Великого марша возращения мир осознал, что есть нация, которая требует соблюдать её права, и что мы не будем молчать. Мир должен поддержать нас. Я хочу жить в развитом, свободном обществе, в котором нет оккупации, убийств и разрушений. Мы стремимся к свободе, и мы получим её.


Исмаил, 22 года, из центра Газы.
Я выполняю свой долг перед Родиной, поэтому присоединяюсь к Маршу возвращения. Даже если это будет продолжаться вечно, я буду участвовать. Считаю, мы добьёмся своих целей, несмотря на угнетение и блокаду. Это новый способ защиты наших прав, который дестабилизирует оккупационные войска. У молодёжи нет ясного будущего. Я – часть молодого поколения, которое хочет иметь будущее и мечтает о хорошем, как и вся молодёжь мира. Мы оказались в блокаде, когда мне было 11 лет. Я вырос и понял, что не могу найти работу или куда-нибудь поехать. Я был ранен в голову газовой гранатой, и некоторое время пролежал в больнице со своими друзьями. Некоторые из них потеряли руки и ноги, а некоторые пострадали от газа, есть и те, кому в живот попали разрывные пули. Я хочу, чтобы мир встал на сторону справедливости и поддержал нас. Мы сильны и нам нужно, чтобы он был с нами. Я хотел бы однажды проснуться и увидеть, что наше общество открылось для арабского и западного мира, с опорой на любовь и стабильность.


Мухаммад, 20 лет, из Аш-Шуджайи, к востоку от города Газа.
Я из бедной семьи. Я не могу получить образование из-за ужасных условий жизни и неспособности моего отца оплатить мою учёбу. Я каждую неделю присоединяюсь к протестам, потому что считаю, что мы имеем право вернуться в наши дома, из которых нас выгнали. Я не жил в то время, когда мои бабушка и дедушка были изгнаны из их дома. Но сегодня я заявляю о своём праве вернуться на нашу землю. В Газе у молодёжи нет будущего. Трудно терять товарищей во время Марша возвращения, когда их убивают снайперы. Обычно, мы запоминаем их последние слова, и это заставляет нас продолжать действовать. Я был ранен дважды, один раз серьёзно, но восстановил силы и присоединился к маршу. Мы ничего не просим от мира, а ищем, как мы можем изменить реальность своими руками. Нам нужна свобода и стабильность. Мы хотим Родину без оккупации.


Айа, 21 год, из города Газа.
Я знаю, что меня могут убить израильские снайперы, но если я останусь дома, блокада станет хуже, и мир забудет о нас. Мы сильны, как и мужчины, и мы будем участвовать в политических переменах. Вместо критики мы получаем полную поддержку мужчин, родных и друзей. Никто не может помешать нам участвовать в протестах. Во время Марша возвращения произошло много ужасного. Самым кровавым днём стало 14 мая. В тот день было много трагедий, которые разбили наши сердца. Мы видели, как израильтяне хладнокровно убивали молодых людей. Меня ранили несколько раз, но я выздоровела и присоединилась к своим друзьям. Я потеряла своих любимых, но мы продолжаем двигаться вперёд, и мы встретимся в раю. Мы настоятельно призываем мир поддержать нас и оказать давление на оккупантов, чтобы они прекратили угнетение. Мы ждём это и продолжаем протестовать.


Асма, 23 года, из города Газа.
Как женщины, мы вносим новое в историю сопротивления оккупации. Мы уверены, что всегда будем это делать, потому что мы – часть этого сопротивления. Да, женщины играют важную роль в политике и борьбе. Женщины и мужчины стоят плечом к плечу, и между нами нет разницы, когда мы противостоим солдатам. Меня поддерживают родные, братья и подруги, и ни один мужчина не критикует меня. Напротив, все поддерживают нас. Мы потеряли многих мучеников, и многие были ранены. Единственное, что делает мир – это осуждает массовые убийства, которые принесли нам горе. Но мы хотим увидеть, что мир выполняет свои обязательства перед Палестиной и Газой. Я мечтаю об обществе, в котором будет свобода и культура равенства мужчин и женщин, как происходит на Марше Возвращения.


Айа, 21 год, из города Газа.
Я протестую, потому что мы должны требовать соблюдения прав палестинского народа, несмотря на убийства и ранения. Это марш нации. Я хочу сказать Авичаю Адрею (представителю израильской армии, который в Twitter советовал палестинским женщинам оставаться дома): сиди дома со своей женой, вместо того, чтобы распространять глупые слова. Я много раз видела, как они убивали детей и стреляли в женщин, врачей и журналистов. Моя старшая сестра получила серьёзное ранение, но, слава Богу, она выжила и вернулась к протестам. Прошло много времени, но Марш возвращения продолжается и не собирается прекращаться. Я хотела бы, чтобы мир остановил угнетение, оккупацию и убийства невинных безоружных людей. Самое трудное в моей жизни – я ищу будущее во тьме. Я хочу жить в обществе, которое похоже на арабские или западные страны, где нет войн или убийств, а есть только справедливость, равенство, любовь и мир.


Рагда, 18 лет, из города Газа.
Жизнь в Газе означает, что вы постоянно страдаете от длительных перебоев с электричеством и невозможности выполнять домашнюю работу, в дополнение к грохоту взрывов. Я мечтаю стать врачом, чтобы спасать жизни раненных людей. Я выступаю против израильтян на границе, и не боюсь их стрельбы. Мир должен что-нибудь сделать, чтобы спасти наши жизни.


Хидайя, 39 лет, из города Газа.
Мы имеем право защищать нашу землю. Я знаю об опасностях, которые нам угрожают, но если я останусь дома, жизнь для нас станет ещё опаснее. Мой младший сын получил серьёзное ранение в живот. Я молила Бога сохранить ему жизнь, и, слава Богу, сейчас он здоров и снова участвует в Марше возвращения. Меня ранили дважды, но я быстро вернулась сюда. Я думала, что мир окажет давление на оккупацию, но когда Трамп объявил о переносе посольства США в Иерусалим, я поняла, что мир поощряет преступления против палестинцев. Я хочу, чтобы страны проснулись ото сна и выступили против жестокой оккупации. Я хочу, чтобы Палестина освободилась от оккупации.


Источник: Why we protest, Mohammed Zaanoun, electronicintifada.net, April 22, 2019.

Tags: Израиль, Палестина, армия, демократия, идеи, империя, полиция, протесты, расстрелы
Subscribe

Posts from This Journal “Палестина” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments