antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Женщины ДАИШ.


С распадом террористической группировки Исламское Государство Ирака и Сирии перед многими странами, и особенно перед западными, встала проблема жён иностранных террористов. Возник вопрос, что делать с возвращающимися в свои страны террористами и их жёнами: преследовать в суде или просто не пускать обратно по соображения безопасности? Кроме того, некоторые европейские власти опасаются общественного гнева по поводу возвращения террористов домой. Международные отчёты показывают, что в Сирии по-прежнему остаются более 4000 жён и детей бывших боевиков, поэтому возвращение этих семей - большая проблема для органов безопасности западных стран, которые считают, что эти боевики «получили опыт и навыки, которые представляют угрозу для национальной безопасности».

Некоторые доклады показывают, что возвращающиеся в свои страны женщины ДАИШ возобновляют вербовку новых боевиков. После поражения этой группировки, многие боевики оказались убиты, а многие казнены при возвращении домой, поэтому особое внимание теперь обращено на женщин ДАИШ, которые могут навербовать новых боевиков, желающих участвовать в боевых действиях в любых странах. Дело в том, что ДАИШ больше других террористических группировок использовала женщин, и в первую очередь в операциях вербовки новых боевиков. Для вербовки боевиков в сирийской войне женщины активно использовали платформы социальных сетей, призывая к миграции в Сирию и к «защите ислама и мусульман» через поддержку «халифата».

Они также убеждали женщин мигрировать в «халифат» и присоединяться к деятельности группировки ДАИШ. Группировка ДАИШ подражала применяемой Аль-Каидой стратегии использования женщин для распространения экстремистской идеологии среди других женщин, призывая их присоединяться к новому Исламскому Государству. А в конце 2017 года руководство ДАИШ открыто провозгласило, что «джихад против врагов» - прямая обязанность женщин. В это время в социальных сетях стали распространяться фотографии женщин, которые с оружием в руках участвуют в боях. Это изменило роль женщин в этой группировке.

В 2018 году пропагандой занимались 60% женщин ДАИШ, поскольку они обладают большей эффективностью в этом деле, но женщины используются также и для совершения терактов. Эта группировка обучает женщин обращению со взрывчатыми веществами и подготавливает их к переправке в Европу. Однако, традиционная пропагандистская и вербовочная роль женщин в этой террористической группировке будет сохраняться, тем более, что в 2013-2018 годах женщины составляли около 25% членов ДАИШ.

Жестокие боевики.

Они говорят, что они — просто «домохозяйки», которые «разочаровались» или «почувствовали долг присоединиться к джихаду». Однако, страны, которые они покинули для построения «халифата», не хотят их возвращения, считая их потенциально опаснее боевиков. Эксперт по проблемам терроризма Австралийского центра исследований Лидия Халил сказала: «Роль женщин-джихадисток традиционно преуменьшается. В этой сфере, как и во многих других, не ДАИШ устанавливает правила игры». «В отличие от шаблонного мнения о том, что жён джихадистов «обманули», «одурманили экстремистской идеологией» и «заставили присоединиться к террористам», они сами призывают присоединяться к террористическим группировкам и проводить теракты», - написала Халил в своём докладе. Именно поэтому Лондон и Вашингтон категорически отказывают в возвращении своим гражданкам: Шамиме Бегум и Худе Мусани, о которых много пишут СМИ. И хотя эти джихадистки держались в стороне от насилия и преступлений группировки ДАИШ, они играли важную роль для террористов, воспитывая их детей. «Считается, что они распространяют их идеологию через воспитание детей в халифате или в своих странах», - сказала специалист по политическому исламу в парижской Высшей школе социальных наук Эмили Шелли.

Шелли сказала также, что их доктрина, которая включает в себя «принципы свержения режимов, преследования евреев, противостояния искушениям и наказания неверных мусульман», существовала задолго до ДАИШ, которая лишь ужесточила её. С начала боевых действий «Сирийских демократических сил», которые набраны американской коалицией из арабов и курдов, в тюрьмы были посажены около 1000 иностранцев, подозреваемых в принадлежности к группировке ДАИШ. Кроме того, 2500 жён и детей джихадистов из 30 стран были отправлены в лагеря беженцев на северо-востоке Сирии, под охрану «Сирийских демократических сил». «Из 20 француженок, находящихся в одном лагере, семь или восемь считаются чрезвычайно опасными. Это жестокие боевики группировки ДАИШ. Они жёстко наказывают всех нарушителей шариата в лагере», - говорится в докладе.

Франция настоятельно призывает осуждать их на месте, хотя и не исключает возвращение своих граждан, так как они могут возобновить террористическую деятельность после вывода из северо-восточной Сирии 2000 американских солдат. Однако, Париж считает, что «взять на себя ответственность за их возвращение — это очень серьёзная опасность», поскольку судебные процессы будут очень долгими и сложными, и могут затянуться на несколько лет. Судебные системы в западных странах несовершенны, особенно в отношении женщин, чью вину сложно определить в юридических терминах, так как они только распространяли идеологию и следили за нравами. «Многие семьи просят вернуть их дочерей, чтобы справедливо судить их по западным ценностям. Но джихадистские семьи, например семья Марах (члены которой в 2012 году совершили нападения на еврейских детей и военных) не хотят отказываться от своих ценностей, которые они впитали с молоком матери», - сказала Эмили Шелли. И в этом отношении женщины играют важнейшую роль.

В качестве примера, она напомнила случай Амеди Кулибали (одного из исполнителей и организаторов парижского теракта в январе 2015 года) и его партнёрши Хаят Бумедьен, которая позже уехала в Сирию. Социолог Фархад Хосрохавар считает, что «необходимо различать однозначные и колеблющиеся покаяния, вызванные состоянием психологической травмы». Однако, он добавил, что «отсутствие чёткой методики избавления их от экстремистских идеологий не означает, что нужно отказываться от этих попыток». А их возвращения в родные страны, в сопровождении судебных процессов и тюремных заключений, создадут для властей дополнительные проблемы. «На данный момент неизвестны случаи, когда женщины обращались к экстремистским идеям в тюрьмах», - сказала швейцарский эксперт по женскому джихаду Джеральдин Касо. - «Но тюремная администрация боится, что теперь во французских тюрьмах женщины могут прикоснуться к экстремизму».

Это не конец.

С другой стороны, алжирским женщинам, которые четыре года назад отправлялись на построение Исламского Государства, не разрешали покидать группировку ДАИШ, пока они не получали серьёзные ранения. «Я жалела об этом. И до сих пор жалею. Если бы моя дочь не получила ранение, мы бы остались», - рассказа одна женщина в чёрном никабе, перед которой на матрасе лежала неспособная ходить 19-летняя дочь. Её допросили на блок-посте армии США в 30 км от последнего бастиона ДАИШ в деревне Аль-Багуз на реке Евфрат. Эта женщина сказала, что уверена в силе группировки ДАИШ, которая в тот момент ещё контролировала большую территорию в Сирии и Ираке. «Я здесь только потому, что у меня нет другого выбора», - сказала она. - «Я уверена и знаю, что это не конец». Откровенные симпатии беженцев к ДАИШ представляют серьёзную опасность, несмотря на поражения этой группировки. Несколько лет назад боевики перекроили карту региона, объявив о создании «халифата», который по площади в три раза превышал территорию Сирии и Ирака. Однако, к 2017 году, после многочисленных поражений, этот «халифат» сократился до небольших сельских районов около деревни Аль-Багуз.

Эта алжирская женщина рассказала, что они больше пострадали от наземных боёв с применением артиллерии и миномётов, чем от воздушных налётов. Её муж и двое детей погибли во время боёв, и она не хочет возвращаться в Алжир, где правительство с 1990-х ведёт гражданскую войну с исламистами. «Я не могу вернуться к тем, кто меня не любит, и кого я не люблю», - сказала эта женщина, которая несколько лет прожила во Франции. На вопрос почему она приехала в Сирию, она ответила: «Потому что я верю в закон Господа». С другой стороны, тунисско-французская мать Юсуфа, как она себя назвала, сказала, что «земля халифата — единственное место, где можно свободно носить никаб». Её мечта об «исламском государстве» не рассеялась до сих пор, несмотря на сокращение занимаемой территории ДАИШ до половины квадратного километра. Она продолжает носить никаб и верить в своё маленькое «государство». Она не хочет возвращаться во Францию и не считает себя французской гражданкой. 21-летняя мать Юсуфа вместе с несколькими одетыми в чёрные никабы женщинами ушла из контролируемой ДАИШ деревни Аль-Багуз и живёт теперь в центре пустыни Дейр-эз-Зор.

На некотором расстоянии от этих женщин и боевиков ДАИШ «Сирийские демократические силы» организовали пункт приёма беженцев, разделяя женщин от мужчин, и гражданских от подозреваемых в причастности к ДАИШ. Они поодиночке бродили около места, где останавливаются грузовики. Было похоже, что мать Юсуфа специально искала журналистов, чтобы рассказать им о себе. «У нас есть ещё 400 квадратных метров, а значит наше государство ещё живо», - сказала она. Поблизости располагались только что прибывшие беженцы, уставшие от долгой дороги и осады, и истощённые от голода. Оттуда раздавались крики и плач детей.

Мать Юсуфа держалась свободно и быстро говорила иногда по-арабски, а иногда по-английски. «Важнейшая причина моей эмиграции в Сирию — моё желание носить никаб, что очень сложно делать во Франции, и даже в Тунисе, хотя там ситуация лучше», - сказала эта высокая молодая женщина. Она сказала, что у неё французское гражданство, а у её отца — тунисское, но он 10 лет прожил во Франции. В детстве она месте с матерью несколько лет прожила в Канаде, а затем вернулась в Тунис, где училась во французской школе. В её словах чувствуется ненависть и презрение к этим двум странам. «Мне ничего не нужно от Франции, в том числе гражданство», - сказала она. - «А Тунис не хочет, чтобы мы возвращались, и слава Богу». Её имя не включено в списки джихадистов в Сирии. Но представитель Министерства внутренних дел Туниса сказал, что она «известна органам госбезопасности, и в отношении неё ведётся расследование».

Британские особенности.

Власти Британии объявили о лишении гражданства британской девушки, которая вышла замуж за голландца и вместе с ним состояла в рядах группировки ДАИШ в Сирии. Теперь они хотят вернуться в Голландию вместе со своим ребёнком. 19-летняя Шамима Бегум вместе с двумя одноклассницами отправилась в Сирию, чтобы присоединиться к ДАИШ, когда им было ещё по 15 лет, но теперь она хочет вернуться в Британию вместе с маленьким ребёнком. Власти лишили её британского гражданства по соображениям безопасности. Судьба Бегум, которая находится сейчас в лагере беженцев в Сирии, раскрывает моральные и юридические проблемы защиты национальной безопасности, с которыми сталкивается правительство, имея дело с семьями боевиков, которые поклялись уничтожить Запад. Её муж Яго Ридейк сказал британским СМИ, что он сражался в рядах ДАИШ, но сдался сирийским ополченцам и оказался в курдском лагере задержания на северо-востоке Сирии. Теперь он хочет вернуться в Голландию вместе с женой и сыном. «Она выглядела очень умной», - рассказал он о знакомстве с ней. - «Это был её выбор. Она хотела найти мужа, и выбор пал на меня. Она была очень молода. Она решила выйти замуж, и я решил жениться на ней».

Семья этой британской девушки решила оспаривать лишение гражданства. Семья Бегум написала письмо британскому министру внутренних дел Саджиду Джавиду с просьбой вернуть её ребёнка в Британию. Когда правительство объявило о лишении гражданства этой молодой женщины, в Британии поднялись горячие споры о её судьбе. «Мы надеемся, что вы поймёте нашу позицию по этому вопросу, мы должны помочь Шамиме оспорить ваше решение лишить её единственной надежды на реабилитацию и британское гражданство», - написано в этом письме. Семья Бегум оспаривает решение британского правительства в британском суде. Международное право запрещает оставлять человека без гражданства, но Лондон заявляет, что Бегум имеет бангладешское гражданство, и её семья родом из Бангладеша, хотя сама Шамима родилась в Британии. Однако правительство Бангладеша объявило о запрете Шамиме Бегум во въезде в страну, что не касается её родителей. Шамима родила ребёнка ещё до лишения её британского гражданства, поэтому он является британским гражданином и имеет право вернуться в Британию. Шамима Бегум сказала, что она «шокирована» решением правительства. «Если вы лишите меня гражданства, у меня не останется никакого гражданства. Я считаю, что это незаконно».

Лагерь Аль-Хуль.

Тем временем, иностранки, живущие в примитивных палатках лагеря в пустынной местности северо-восточной Сирии, сторонятся жён боевиков группировки ДАИШ, которые рассказывают о своей жизни в «халифате». Они говорят о напряжённости между ними внутри лагеря беженцев Аль-Хуль и о боязни разлуки со своими детьми. В этом лагере в провинции Аль-Хасака организовано специальное место для семей боевиков. 38-летняя марокканка Канза, в отличие от предпочитающего молчать большинства, согласилась рассказать о происходящем здесь. Около её палатки слышится гомон множества арабских, африканских, азиатских и европейских детей, некоторые из них играют около палаток, а другие несут своим матерям бутылки с водой. Две недели назад Канза покинула удерживаемую ДАИШ маленькую деревню Аль-Багуз, которую окружили войска американской коалиции. Из-за боевых действий и голода многие семьи боевиков, включая иностранцев, вынуждены были бежать из этой деревни.

Канза, которая четыре года провела на территории так называемого халифата, сказала, что её муж привёз её в Сирию и взял «достаточно денег», чтобы жить без необходимости участия в ДАИШ. Но во время артиллерийского обстрела её муж был убит, и она осталась с тремя детьми от одного до десяти лет. «Мы мешали передвижению бойцов», - объяснила она причину своего ухода. В лагере Аль-Хуль иностранные женщины и их дети размещаются в особом месте под охраной курдских ополченцев. Канза, вместе с 10 семьями, живёт в большой палатке с эмблемой Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев. «Я не хотела приезжать сюда. Я хочу вернуться в свою страну. Сейчас я молю Бога, чтобы он помог мне вернуться в Марокко», - сказала она. Но в своей стране она может попасть в тюрьму.

Среди палаток бродит мальчик с кожей чёрного цвета, ему около семи лет. Он говорит на английском языке, потому что он - гражданин США. Он спрашивает свою мать: «Мой отец умер. Скажи, сколько ещё мы будем сидеть здесь?» Мальчик много раз повторяет свой вопрос, но он остаётся без ответа. Некоторые иностранцы находятся в этом переполненном лагере два года, но их родные страны не хотят, чтобы они возвращались. Мимо прошли две француженки, которые две недели назад прибыли в этот лагерь из Аль-Багуза. Они спрашивают о возможности возвращения во Францию. Париж заявляет, что рассматривает вопрос о возвращении десятков французских детей, которые родились в Сирии или приехали сюда в младенческом возрасте, но без возвращения их родителей. «О разлуке с нашими детьми не может быть и речи, это всё, что у нас осталось», - сказала одна женщина, и с ней многие согласны. Кажется, совместная жизнь представителей многих десятков национальностей в переполненном лагере совсем не проста. По данным лагерной администрации, первое место по численности занимают сирийские и иракские семьи, за ними следуют выходцы из России и бывших советских республик, а затем — граждане Турции и Туниса.

Одна молодая англичанка в палатке отказывается говорить из страха наказания со стороны экстремистских «сестёр» и противников любых контактов с Западом, которых особенно много среди русских и кавказцев. Недавно пришедшие сюда из «халифата» женщины не скрывают своей верности ДАИШ. Одна из них сказала, что ушла вместе с другими женщинами только после получения приказа от руководителя группировки Абу Бакра Аль-Багдади, чья судьба до сих пор неизвестна. Женщина из Трининада и Тобаго сказала: «Ситуация здесь плоха, и между сёстрами есть разногласия». Напряжённость не ограничивается отдельным проживанием семей иностранных джихадистов. Отдельно также проживают сирийские и иракские семьи, которые пострадали от террористического насилия. Они ненавидят боевиков. Представитель лагерной администрации Набиль Хасан сказал, что здесь происходят нападения на иностранок, и курдские охранники вынуждены сопровождать женщин на рынок.

В этом лагере проживает более 50 тысяч человек, и 30 тысяч прибыли за последние два месяца. Это большая проблема для курдских властей, которые контролируют эту территорию. Поэтому они постоянно обращаются в ООН с просьбами о помощи в удовлетворении растущих потребностей. По данным Международного комитета спасения, с декабря умерло 80 человек - в основном детей, которые погибли во время поездки в Аль-Хуль или вскоре после прибытия. 67% погибших детей не исполнилось и года. С начала международной осады деревни Аль-Багуз в этот лагерь прибыло несколько тысяч человек, и подавляющее большинство их - женщины и дети. Представители ООН говорят, что они нуждаются в срочной помощи в виде палаток, продуктов питания и лекарств.


Источник: عبد الامير رويح, نساء داعش: قنابل موقوتة قد تنفجر في أي وقت, annabaa.org, 7 March 2019.

Tags: Алжир, Англия, Голландия, Ирак, Россия, США, Сирия, Тунис, Турция, Франция, война, демократия, империя, преступность, пропаганда, суд, терроризм, тюрьмы
Subscribe

Posts from This Journal “терроризм” Tag

  • Слава предателям.

    Дэниел Хейл на мирном протесте около Белого дома. В октябре 2011 года аналитик разведки ВВС Дэниел Хейл в военной форме стоял среди палаток…

  • Продолжение американской войны с Афганистаном.

    Обещание вывести американские войска из Афганистана было встречено резким скептицизмом, не только в США, но и во всём мире, и в этом правительство…

  • Кому выгодны американские войны?

    В течение многих лет так называемая американская «война с террором» (которая позже превратилась в «бесконечные войны») пользуется двухпартийной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments