antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Джулиан Ассанж радикально изменил журналистику.


Итальянская журналистка и давняя партнёрша WikiLeaks Стефания Маурици побеседовала с радиоведущим Деннисом Бернштейном и политологом Рэнди Кредико из США о последствиях борьбы Ассанжа против экстрадиции в США. На прошлой неделе Джулиан Ассанж дважды побывал в суде, и в следующем месяце он вернётся в Высший британский суд для главной юридической битвы всей своей жизни. Она определит, выдадут ли издателя WikiLeaks США для судебного преследования. На первом слушании об экстрадиции 2 мая Ассанж участвовал в суде через видео. Он выглядел сосредоточенным и готовым к бою. Он сказал Высшему британскому суду: «Я не хочу сдаваться перед экстрадицией. Я – журналист, получивший множество наград, и меня защищают многие люди». Следующее слушание пройдёт 30 мая, а ещё одно назначено на начало июня.

Стефания Маурици – независимая журналистка итальянской газеты La Repubblica и автор двух книг: «Досье WikiLeaks: Итальянские тайны» и «Одна бомба, десять историй». В течение многих лет она тесно сотрудничала с Ассанжем для подготовки некоторых значительных публикаций WikiLeaks, включая «Сопутствующие убийства». Маурици работала также с Гленном Гринвальдом для публикации документов разоблачителя слежки АНБ Эдварда Сноудена об Италии. 2 мая после судебного заседания по делу Ассанжа Маурици сказала нам, что она опасается за здоровье и состояние Ассанжа. Она опасается также за последствия для других журналистов и разоблачителей, если суд США осудит Ассанжа за его жизненно важную работу.


Деннис Бернштейн: Стефания Маурици, я хотел бы начать с того, чтобы вы рассказали о своём отношении к происходящему с Джулианом в последние дни.

Стефания Маурици: Я с реальным потрясением наблюдаю, как ухудшилось состояние Джулиана Ассанжа за 9 последних лет. Я могу наблюдать изменения в здоровье и психике Ассанжа. Это очень грустно, и никто ничего не может сделать. Я могла об этом сообщать, но другие СМИ и общественное мнение совершенно ничего не делали, чтобы заставить правительство понять, насколько ужасно его обращение с ним. И всё это происходит не в России, не в Северной Корее, это происходит в Лондоне, в сердце Европы. Теперь я понимаю, как мало мы можем сделать при нашей демократии. Если вы взглянете на произошедшее с известными разоблачителями, включая Челси Мэннинг и Эдварда Сноудена, и такими знаменитыми издателями как Ассанж, который осмелился публиковать их важные разоблачения, то у вас возникнет вопрос: что сделала наша демократия, чтобы спасти их, и чтобы к ним относились по-человечески? Челси Мэннинг семь лет держали в тюрьме, где она дважды пыталась покончить с собой. Сейчас её снова посадили в тюрьму. Эдвард Сноуден был вынужден бежать из США. Джулиан Ассанж 9 лет провёл в заключении, и никто ничего не делал. Мы писали, мы осуждали, мы сообщали об ухудшении его здоровья. Ничего не делалось.

Деннис Бернштейн: Вы очень тесно работали с Джулианом Ассанжем в Италии. В каком-то смысле, вы были со-издателем многих важных документов. Почему вы считаете Ассанжа не простым издателем, а одним из самых важных издателей нашего времени?

Стефания Маурици: Я начала работать с WikiLeaks в 2009 году, когда лишь очень немногие знали о нём. Они еще не опубликовали такие важные документы как «Сопутствующие убийства» и «Военные отчёты». Я сразу поняла, что они готовят революцию. И вот, что произошло: они изменили журналистику. Их модель журналистики стала популярной, и теперь мы повсюду видим разоблачения. Мы видим, что такая модель сотрудничества со СМИ привела к появлению Panama Papers Consortium. И вы должны понимать важность их разоблачений. Они раскрыли истинное лицо войн в Афганистане и Ираке. Они раскрыли внутреннюю механику дипломатии США: например, как они оказывали давление на итальянских прокуроров, которые пытались осудить 23 американцев, в основном агентов ЦРУ, которые организовали самые крупные экстрадиции из Италии. Они опубликовали информацию, как США заставили итальянское правительство купить самолёт Lockheed. Эта информация теперь доступна каждому. Вы можете увидеть, как Washington Post  использовала электронные письма для расследования убийства Джамала Хашогги, и СМИ делали это, потому что WikiLeaks посмели опубликовать эти письма. Даже в случае «Панамских бумаг» только журналисты этого партнёрства могут читать секретные документы. WikiLeaks раскрыли такие документы абсолютно для всех – каждый журналист, активист, исследователь и гражданин может свободно прочитать эту информацию. Это настоящая революция.

Деннис Бернштейн: Челси Мэннинг сидит сейчас в тюрьме за отказ сотрудничать с Великим жюри. Она много времени провела в одиночном заключении. Одно из ключевых направлений сотрудничества заключалось в деятельности правительства США по дестабилизации и подрыву правительств в Центральной Америке. Теперь они заявляют, что никогда не вмешиваются. Если вы посмотрите на документацию по этому вопросу – например, деятельность американского чиновника Эллиота Абрамса против Венесуэлы, то снова WikiLeaks много сделали для разоблачения этого.

Стефания Маурици: Совершенно верно. Всякий раз, как возникает скандал, мы можем зайти на сайт WikiLeaks и найти соответствующую реальную информацию. Информация, которую они публикуют, информирует общественность. Теперь они расплачиваются за это. Я сама чувствую свою вину, потому что все последние 10 лет работала с этими документами, чтобы проверять информацию и публиковать её без всякого риска. Джулиан и WikiLeaks платят теперь за это большую цену, но все СМИ молчат. Люди обвиняют меня в том, что я действую как активист. Но я не активист, я говорю, потому что мне неловко, когда я вижу, что профессиональные журналисты, которые должны защищаться законами, сталкиваются с тюремным заключением и экстрадицией.

Рэнди Кредико: В последний раз я видел вас в декабре 2017. Я видел Джулиана три месяца назад, и его здоровье заметно ухудшилось за эти несколько месяцев. Сейчас, когда он в тюрьме, он может обращаться к врачам? Каково его здоровье на данный момент?

Стефания Маурици: Я не уверена, что к нему пускают кого-нибудь. Там очень строгий режим, там очень строгие правила для подозреваемых в терроризме. Большую часть времени он проводит в одиночестве. Это происходит после того, как последние семь лет он провёл в посольстве практически в одиночестве, за исключением отдельных гостей. Таким образом, вы можете представить, как вынужденная изоляция влияет на его здоровье.

Рэнди Кредико: Я смотрю на приговор, который вынесла судья Дебора Тейлор: год лишения свободы, якобы, за нарушение отпуска под залог. Что вы скажете о фиктивных обвинениях, которые так и не были выдвинуты против Джулиана, и как они увековечивались Королевской прокуратурой.

Стефания Маурици: Прошло три года, как закрыли шведское дело. Ни одна журналистская организация не пыталась проанализировать эти документы. Тысячи журналистов писали об этом деле, но никто не знал реальных фактов. Однажды я поняла, что с журналистской точки зрения очень важно прочитать эти документы. Эти документы помогли бы установить важные факты – почему, например, Англия посоветовала шведским прокурорам не допрашивать Ассанжа в Лондоне. Дело началось с английского отказа разрешить шведам допрашивать его. Теперь мы знаем, что это сделала Королевская прокуратура. Давайте не будем забывать, что это учреждение рассматривает теперь экстрадицию Ассанжа в США. Королевская прокуратура вмешалась в это дело в самом начале, запретив шведским прокурорам допрашивать Ассанжа в Лондоне. Джулиан Ассанж никогда не отказывался отвечать на вопросы, он отказывался от экстрадиции, потому что экстрадиция в Швецию означала экстрадицию в США.

Теперь мы понимаем, что он был прав. И именно Королевская прокуратура посоветовала шведскому прокурору не закрывать дело в 2013 году. В то время шведский прокурор решил прекратить это дело, но Королевская прокуратура выступила против этого. И именно Королевская прокуратура уничтожила важные электронные письма об этом деле, хотя дело всё ещё продолжалось. Я до сих пор борюсь с британским трибуналом, чтобы получить доступ к этим документам. Сейчас шведский прокурор думает, стоит ли возобновлять это дело. Срок давности по нему – август 2020 года. Проводится масштабная кампания, чтобы изобразить Джулиана насильником. После одного или двух лет этой кампании, кто будет волноваться об экстрадиции Ассанжа в США? Это возможный сценарий.

Деннис Бернштейн: Вернёмся с первому слушанию 2 мая по делу Джулиана об экстрадиции в США. Он выглядел хорошо, но он в опасности. Стефания, какую ответственность несём все мы, журналисты? Даниэль Эллсберг сказал, что если они придут за Джулианом и Челси, сделав с ними, что хотят, то это будет конец журналистики.

Стефания Маурици: Совершенно верно. В данном случае вопрос касается того, позволено ли прессе публиковать такие документы как «Сопутствующие убийства», которые доказывают военные преступления, и позволено ли прессе публиковать документы о том, как АНБ шпионит за мировыми лидерами, позволено ли прессе публиковать документы о тюрьме Гуантанамо. Мы видим, что произошло после 11 сентября: презумпция невиновности больше не действует, Четвёртая поправка отменена АНБ. Теперь они хотят отменить Первую поправку, осудив Джулиана Ассанжа.

Деннис Бернштейн: Разве нельзя сказать, что частью гениальности WikiLeaks стала возможность гарантировать анонимность? По этой причине Ассанж добился успеха, и все крупные журналистские организации были готовы работать с ним, потому что он гарантировал им анонимность.

Стефания Маурици: Джулиан Ассанж понимает технологии и природу власти. Большинство компьютерщиков мало знают о власти, об империи. Благодаря его знаниям технологий, мы получили эту платформу. Но нужно помнить, что WikiLeaks оказался в беде не из-за создания сайта, а из-за смелости публиковать секретные документы. Журналисты Washington Post получили видео американского вертолёта, который расстреливает мирных граждан, но не опубликовали его. Опубликовал WikiLeaks. Недостаточно иметь платформу, вам нужна смелость публиковать свидетельства. New York Times не опубликовала важные документы о слежке АНБ за гражданами США. Долгие годы New York Times называла американские пытки «усиленными допросами». Власти США враждебно относятся к WikiLeaks и Ассанжу потому, что они публикуют то, что не публикуют СМИ США и других стран.

Деннис Бернштейн: Как итальянская женщина, что вы скажете об одной смелой женщине, которая стала женщиной в одиночном тюремном заключении, и в очередной раз лишена свободы в Международный женский день?

Стефания Маурици: Я чувствую огромную благодарность за многолетнюю работу с документами Челси Мэннинг. Я помогала собирать для неё материальную помощь, и писала ей в тюрьму. Я пыталась объяснить своим читателям, насколько смела эта потрясающая женщина. Я очень хочу, чтобы она вышла на свободу, потому что я не могу смириться с тем, что эта важная разоблачительница снова брошена в тюрьму.

Деннис Бернштейн: Мы с Рэнди чрезвычайно благодарны вам за вашу работу, Стефания Маурици, в газете La Repubblica и в ваших книгах, в которых описана работа таких смелых издателей как Джулиан Ассанж, чтобы мы узнали о том, что всегда оставалось в тайне.


Источник: Stefania Maurizi on How Julian Assange Changed Journalism, Dennis J Bernstein, Randy Credico, Stefania Maurizi, KPFA, consortiumnews.com, May 8, 2019.

Tags: Австралия, Англия, Италия, СМИ, США, Эквадор, демократия, империя, пропаганда, репрессии, слежка, суд, тюрьмы
Subscribe

Posts from This Journal “демократия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments