antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Как химические корпорации отравляют население.


Участница кампании «Продовольствие и окружающая среда» доктор Розмари Мейсон опубликовала доклад «Шокирующе высокие уровни гербицидов обнаружены в популярных хлопьях для завтраков британских детей». В этом 68-страничном документе она ссылается на новое исследование в Соединённом королевстве (СК), которое проведено по примеру американского исследования высоких уровней глифосата в детском питании (глифосат – главный компонент гербицида Roundup корпорации Monsanto). Мейсон пишет об исследовании, которое обнаружило значительные уровни гербицидов в 43 из 45 протестированных сухих завтраков для детей в США. Глифосат обнаружен в большинстве овсяных хлопьев.

Пробы показали присутствие глифосата в 96% продуктах из овса, которые были отобраны для тестирования общественной организацией «Экологическая рабочая группа». Почти в 75% протестированных продуктов обнаружено превышение пороговых уровней содержания химикатов. Самые высокие уровни глифосата обнаружены в мюсли, овсяных хлопьях и закусках, выпущенных под брендами Quaker, Kellogg’s и General Mills корпорации Cheerios. Ещё в апреле раскрытая внутренняя переписка Управления по контролю за продуктами и лекарствами показала, что учёные обнаружили глифосат в широком спектре повседневной еды, так что сложно назвать продукты, в которых нет химикатов. Однако, английская газета Guardian заявила, что нет доказательств, что это касается и продуктов, продаваемых за пределами США.

Прочитав статью в этой газете, Мейсон присоединилась к группе людей, которые отправили образцы четырёх овсяных завтраков, продаваемых в СК, в Институт исследования здоровья в Фэрфилде (Айова), лаборатория которого специализируется на исследовании глифосата. После тестирования отправленных образцов директор института доктор Фаган сказал: «Уровни в ежедневных порциях каждого этого завтрака, даже в случаях самых низких уровней загрязнений, достаточны для провоцирования заболеваний печени у крыс (и вероятно у людей)».

Аналогичные результаты получены при тестировании «экологически чистых» продуктов из США: высокие уровни глифосата обнаружены в «органических» мюсли и овсяных хлопьях. Мейсон сказала, что высокие уровни глифосата в британских хлопьях могут вызвать тревогу по всей Европе, тем более, что глифосат и аминометилфосфоновая кислота широко используется в сельском хозяйстве ЕС.

Мейсон отмечает, что регулирующие органы ЕС и СК одобрили Roundup по просьбе прокорпоративной группы Glyphosate Task Force. Ещё большую тревогу вызывает тот факт, что торговая сделка между США и СК может привести к распространению в СК генномодифицированных культур, опрыскиваемых Roundup. Эта сделка проходит сейчас последнюю стадию согласования. Мейсон приводит также тревожные данные о растущем использовании биоцидов, включая глифосат, которые разрушают глобальную экологию. В своей работе Мейсон ссылается на множество источников, включая официальные доклады и научные статьи. Конечно, в центре внимания снова оказалась Monsanto. Мейсон также описала последствия промышленной деятельности в Уэльсе, в котором она проживает, включая сбросы токсичных химикатов в 1949-1979 годах, которые до сих пор негативно влияют на население и природу.

«Monsanto куплена Bayer, поэтому её название исчезло, но где прячутся руководители Monsanto?» - задаётся вопросом Мейсон. Она понимает, что такие фигуры не прячутся. Эта компания «вышла сухой из воды» в Уэльсе. А её руководители получили большие деньги во время сделки с Bayer, несмотря на создание дегенеративной модели промышленного сельского хозяйства. И эта модель стала законной только благодаря власти глобального агротехнического лобби, как описано в отчёте «От однообразия к разнообразию» Международной группы экспертов по стабильным продовольственным системам. Как отмечается в этом отчёте, государство сознательно привязывало фермеров к корпоративным продуктам с помощью субсидий и социальных пособий, способствуя закреплению модели промышленно сельского хозяйства. Если своим приоритетом вы делаете краткосрочную прибыль, то такая модель может считаться успешной, по крайней мере, с точки зрения доходности химических корпораций.

Но если учесть последствия для здоровья, общества и экологии, то такая модель не может считаться успешной. Расширение сферы анализа успешности ставит перед нами очень сложные вопросы. Каким станет вывод о последствиях этой модели, если учесть загрязнение окружающей среды, опасность для здоровья работников и местных жителей и появление новых вредителей и сорняков? Почему африканские страны превратились из экспортёров продуктов питания в импортёров? Почему земля Южной Африки используется для выращивания кормов для животноводства в западных странах, а фермеры, которые выращивали продукты питания для себя и своих стран, разорились? И как это повлияло на когда-то цветущие сельские районы, на птиц, насекомых и всю природу в целом? Каково воздействие химического фермерства на климат и состояние почвы, особенно с учётом повышенного использования транспорта и нефтепродуктов?

Глобальный продовольственный режим нанёс вред общественному здоровью и экологии и сузил спектр выращиваемых культур, способствуя монолитности и непитательности современного образа питания. Но мощное промышленное лобби требует сократить регулирование и разрешить новые технологические продукты, типа ГМО, чтобы «накормить мир». Однако, голод имеет политическую природу – глобальный капиталистический продовольственный режим, используя МВФ, Всемирный банк и ВТО, подорвал продовольственную безопасность большинства глобального населения, создав систему, основанную на неравенстве, несправедливости и дефиците продовольствия. Переход на более стабильную модель сельского хозяйства, основанную на местной продовольственной независимости и агроэкологии, возможен только при новом мировоззрении. Владельцы промышленного сельского хозяйства выступают против этого, потому что это угрожает их доходам.

Главная суть работы Розмари Мейсон: коррупция в высших сферах власти – вот главная причина такого положения. Например, она указывает на решимость правительства СК тесно сотрудничать с глобальным агробизнесом, чтобы гарантировать, что определённые технологические продукты останутся на рынке, а крупные корпорации будут защищены от судебных преследований за причинение ущерба нашему здоровью и экологии. Мейсон, многие разоблачители и журналисты долгие годы описывают, как корпорации внедрились в государственные и научные учреждения. Правительственные нарушения, системная коррупция и полное пренебрежение к жизни общества стали теперь нормой.

Если СК собирается производить ГМО на своих полях, заключив сделку с правительством Трампа, то нужно внимательно прочитать слова бывшего директора J.R. Simplot и сотрудника Monsanto доктора Кайуса Ромменса: «Основная проблема текущего процесса дерегулирования ГМО-культур заключается в том, что он основан на оценке данных, предоставленных разработчиками ГМО-культур. Это конфликт интересов. Я предлагаю, для обеспечения безопасности ГМО-культур оценки должна проводить независимая группа учёных, которые специально обучены выявлению непреднамеренных последствий».

Этот бывший ведущий исследователь картофеля Monsanto признаёт, что генные инженеры имеют ограниченное представление о последствиях своих экспериментов. Вообще, генная инженерия характеризуется неспособностью предсказать последствия своей деятельности и безоговорочной уверенностью в её полезности. А Министерство сельского хозяйства доверяет всем её заявлениям. Обнаружив, что большинство ГМ-сортов картофеля, в разработке которых он принимал участия, оказались мелкими, больными, стерильными и быстро гибли, Ромменс отказался от своей генно-инженерной карьеры и написал книгу: «Картофель Пандоры: Худшее из ГМО».

В интервью GMWatch Ромменса спросили, почему правительственные учреждения США, Канады и Японии, одобрили ГМ-картофель, проигнорировав эти аспекты. И он ответил: «Стандартные тесты, проводимые перед правительственным одобрением продуктов, не предназначены для выявления непреднамеренных последствий. Они предназначены для подтверждения безопасности ГМ-культур. Регулирующие органы не рассматривают те проблемы, которые я описываю в своей книге». Правительственная политика «не вижу, не нахожу» позволила ГМО захватить всё сельское хозяйство в США. Теперь этот бизнес с нетерпением ожидает, когда СК выйдет из ЕС, и США сможет продавать ему ГМО. Впустив в 1980-х на территорию СК глобализацию и неолиберализм, мы открыли двери для глобального капитала и дерегулирования. Через три десятилетия последствия этой политики заметны в продовольствии, сельском хозяйстве, демократии и общественном здравоохранении. Brexit существенно ухудшит эту ситуацию!


Источник: From GM Potatoes to Glyphosate: Regulatory Delinquency and Toxic Agriculture, Colin Todhunter, counterpunch.org, October 15, 2018.

Tags: Англия, США, демократия, империя, коррупция, неолиберализм, фермерство, экология
Subscribe

Posts from This Journal “экология” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments