antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Волшебный империализм и Большая американская стена.


Вы все знаете, как говорится: «Бедная Мексика – слишком далека от Бога, слишком близка к США». Эта гордая и прекрасная страна грабится, насилуется и унижается несколько веков – сначала европейцами (испанцами и французами), а затем североамериканцами. Грубость и жестокость завоевания часто доходили до гротеска, нереальности и безумия, что в целом я называю «волшебным империализмом» (или «волшебным колониализмом», если хотите).

Великие культуры, созданные майя, ацтеками и другими коренными народами – культуры более развитые, чем у европейцев – раздавлены, обмануты и покорены. Местные боги «отправлены в вечное изгнание», под угрозой смерти и пыток насильственно насажден католицизм. Да, западный колониализм часто принимает по-настоящему причудливые и нереальные формы. Каким примером проиллюстрировать «волшебный империализм»? Например, в Чочуле, около города Пуэбла, испанцы забросили свою церковь на вершину самой большой (по объёму) пирамиды в мире: Тлачиуальтепетль. Когда я пишу этот очерк, она до сих пор, не смущаясь, сидит на вершине пирамиде. Местные власти даже гордятся ей, рекламируя её как «главное туристическое место». Надеюсь, ЮНЕСКО включит это место в список «памяти человечества», как символ культурного вандализма.

Я связался с куратором местного музея Эрикой и спросил её об этом безумии, и она ответила: «Нам настоятельно указали, не говорить о жестокости в прошлом. Отношение Мексики к своей истории действительно шизофреническое. С одной стороны, мы знаем, что наша страна разграблена, изнасилована и унижена испанскими колонизаторами, французами и американцами. Но мы, учёные, учителя и кураторы, игнорируем это для «позитивности», «поиска хорошего» в том, что с нами сделали. В прошлом эта церковь несколько раз разваливалась и сгорала от молнии, и местные жители считают это гневом богов, которые разозлены оскорблением священного места. Однако, строение всегда быстро восстанавливалось религиозными и государственными властями. Эта церковь по-прежнему доминирует над местностью и заметна даже из города Пуэбла, а великая пирамида выглядит униженной до простого холма».

Мексика страдала несколько веков, и продолжает страдать до сих пор. Это одна из величайших стран на Земле. На самом деле, это не просто страна, а целая вселенная, которая мало отличается от «вселенных» других великих стран: «вселенная Китай», «вселенная Индия», «вселенная Россия». Мексика породила несколько великих цивилизаций, которые были более развитыми, чем завоеватели. Однако, завоеватели уничтожили эти цивилизации, насильственно насадив христианство, а коренные народы сделав меньшинствами на своей земле. Местных жителей обратили в рабов, заставив их добывать серебро и другие полезные ископаемые, которые отправлялись в другие страны, обогащая Европу и Северную Америку.

Сначала это делали иностранные колонизаторы, а затем местные элиты, купленные Западом. Аналогичная история произошла во всех уголках Латинской Америки, и других континентов. Это делалось открыто. Запад никогда не славился переоценкой ценностей или приступами вины. Никакого оправдания не требовалось. В конце концов, над страной под названием Мексика поставлен крест и воображаемое «знамя цивилизации» (западной, конечно).

Я называю это «волшебным империализмом», потому что разрушение этого древнего и прекрасного мира было сделано почти «поэтично»: с помощью религиозных догм, военных и экспансионистских теорий и расистских мифов. Это происходило в эпоху колониализма, и продолжается сейчас в эпоху «свободно-рыночного фундаментализма». Это хорошо или плохо для мексиканского народа? Какая разница! Такие вопросы запрещены. Мексиканский народ должен слушаться и подчиняться Западу просто потому, что Запад – «самая просвещенная часть мира и лучше знает, что хорошо». Слово «господствующая» не используется (как неполиткорректное), но подразумевается.

Сейчас Мексика бурлит. Ей надоело, что с ней обращаются как с ребёнком, рабом или низшим существом. В этот раз я три недели путешествовал по стране, навещая мои «старые места». Я хотел узнать, что говорят и думают люди. Около 20 лет назад я прожил здесь целый год. В глубине души я никогда не покидал её. Теперь всё выглядит одновременно знакомо и необычно. Я поговорил с людьми в Мехико, Пуэбла, Гвадалахаре, Текиле, Тлакскале, Тихуане, Мериде, Оахаке и маленьких деревнях. Везде, где я был, чувствовался страх. Я чувствовал беспокойство, ужасное беспокойство. Да, был страх, но была и решимость всё изменить и начать с нуля. Я снимал здесь документальный фильм под рабочим названием «Мексика – нулевой год». Это не окончательное название, но я привык к нему.

На президентских выборах, благодаря огромной поддержке всей страны (кроме двух штатов), победил левый политик Андрес Мануэль Лопес Обрадор. Это может означать настоящие перемены и новое начало, если Обрадор будет бороться, решительно защищая интересы своего народа. А может означать полный ноль, если он потеряет мужество и капитулирует. Я поговорил с около сотней людей в различных частях страны, может даже с большим числом. Никто из них не сказал мне, что в их стране всё хорошо! И это несмотря на позитивные экономические показатели, несмотря на высокое место в Индексе человеческого развития, вхождение в Организацию экономического сотрудничества и развития и 15 место в мире по размеру экономики. «Волшебный империализм» поставил эту страну на колени. Здесь всё противоречиво.

В Мексике культура и стиль жизнь лучше, чем в США, но она подчинена Северу. 90% мексиканского экспорта идёт в США и Канаду. Мексиканская идеология полностью определена правой пропагандой, распространяемой CNN и FOX. Возмущённая поведением Северной Америки, Мексика всё же вынуждена смотреть на мир глазами своего мучителя. RT, CGTN, PressTV и даже Telesur доступны только через интернет. Это должно измениться. Все это понимают. Но как? Пока нет никакого плана. Придумает ли новый президент такой план? И если он это сделает, сможет ли он выжить, или его будут преследовать или даже выгонят или убьют, как произошло с другими, включая Чавеса и Дилму? Может ли хоть одна латиноамериканская стран обрести подлинную независимость от глобальной диктатуры Запада? Куба смогла! И Венесуэла на пути к этому. Но обе страны заплатили ужасную цену.

Повсюду в Мексике видны следы западного «влияния», или, я бы сказал, «монументы варварства». Часто приходится читать между строк, чтобы обнаружить их. Испанское завоевание, инквизиция, массовый грабёж земель, природных ресурсов, а также массовые убийства и пытки. 7 февраля 2016 года канал Telesur сообщил: «Высший индейский совет Мичоакан (Мексика) обвинил католическую церковь в убийстве свыше 24 млн. индейцев. Около 30 индейских общин Мичоакана опубликовали заявление с требованием к Папе Римскому извиниться за геноцид, совершённый при соучастии католической церкви во время испанского вторжения XVI века. «Более 500 лет коренные народы Америки страдают от зачисток, грабежей, убийств, эксплуатации, дискриминации и преследований», - написано в заявлении Высшего индейского совета Мичоакана». Ответил ли Папа Римский на это заявление? Сказал ли что-нибудь о справедливости?

Напавшие на Мексику США захватили огромную мексиканскую территорию: «Мексиканская война сыграла важную роль в формировании географических границ США. В конце этого конфликта США добавили к своей территории около миллиона квадратных миль, включая сегодняшние штаты Техас, Аризону, Нью-Мексико, Калифорнию, а также части Колорадо, Вайоминга, Юты и Невады…». Это описание должно вызывать ужас по поводу грабежа и массовых убийств мексиканцев, но этого нет. Это цитата из брошюры «Оккупации Мексики в мае 1846 - июле 1848» Центра военной истории армии США. Вместо извинений там написано: «Мексиканская война продлилась около 26 месяцев с момента первых боёв до вывода американских войск. Бои проходили на территории несколько тысяч миль от севера Мексики до Мехико, а также в Нью-Мексико и Калифорнии. Во время этого конфликта армия США выиграла несколько решающих сражений, что подчеркнуло ценность выпускников Военной академии США. Мексиканская война до сих пор может многому научить нас в отношении подготовки войск, проведения операций на враждебной территории малыми силами».

Самовосхвалительный, почти поэтический язык брошюры выглядит правдоподобно, описывая реализм волшебного империализма. Но, к сожалению, именно так преподаётся история в США и Европе, и даже во многих школах бывших и нынешних колоний. После американского вторжения французы устроили резню в Мехико и на всей территории, оставленной мексиканцам после войны 1846-1848 годов. Франция «вмешивалась» в Мексику два раза: в 1838-39 и 1862-67 годах, убив более 12000 мексиканцев. Французы бессовестно и беспощадно убивали, грабили, навязывали свой режим, но в этом не было ничего «исключительного» - точно также, или даже хуже, они поступали в Африке, Азии, на Ближнем Востоке, в Латинской Америке и Океании.

Сейчас в северной части города Тихуана власти США и их подрядчики строят огромную стену. Она не похожа на «периметр», построенный Израилем между оккупированными Голанскими высотами и остальной частью Сирии. Но есть похожие черты. Эта стена – иллюстрация полного безумия империализма. Вся эта земля до американского вторжения 1846 года принадлежала Мексике. Обе страны – части одного континента. По обе стороны границы живут одни и те же люди. В Калифорнии живут миллионы мексиканцев, а миллионы североамериканцев в поисках лучшей жизни устремляются в Мексику, живя в колониях для пенсионеров и учась в мексиканских университетах. Североамериканцы отправляются в Мексику лечиться в местных больницах, а мексиканцы отправляются на север в поисках высокой зарплаты. Приграничная территория – смешанная зона со своей музыкой, традицией, историей и фольклором. Я знаю это хорошо, здесь своё волшебство, да и свой реализм.

Теперь это разрушается. Но, словно в романе Габриэля Гарсия Маркеса, даже сквозь пыль и безумие чувствуется волшебство. Здесь, я всё ещё в Латинской Америке, на краю, на последнем дюйме. И, здесь растёт стена! Я кричу американскому работнику через решётку. Я хочу знать, что он думает об этом, если он вообще что-нибудь думает. Он флегматично отвечает: «Мне не разрешают говорить об этом». Я встретил мексиканку около строительства американской стены. Её дом всего в метре от стены. Если она просунет палец через решётку, то окажется в США. Её зовут Летисия.

Её не волнует политика. Больше всего она боится, что пострадают местные животные: «Они перерезают естественное течение воды в этом районе. Это не закончится ничем хорошим. И животные больше не будут мигрировать. Это жестоко. Я счастлива там, где живу, и где моя семья. С этой стороны у меня всё хорошо. Но у животных всё иначе, они должны передвигаться». Она растрогала меня. Наркоторговец, который провожал меня вдоль стены и объяснял «реалии пограничной работы» наркокартелей, внезапно всхлипнул. В конце концов, он тоже латиноамериканец. Он может быть гангстером, но у него тоже есть сердце.

Я знаю, что через стену перелезают, в основном, не мексиканцы. Большинство местных мексиканцев – средний класс, который живёт лучше своих северных соседей, страдающих от кризиса и стресса. В основном, границу нарушают беженцы из Центральной Америки – из Гватемалы и Гондураса, которые разрушены Вашингтоном. Эти люди страдают от банд и наркомафии, которые расцвели после западного вмешательства. Эти люди путешествуют на огромных мексиканских товарняках под названием «Бестии», с которых они часто сваливаются на рельсы и остаются без ног. Я встречаю их, снимаю на видео, и беседую. Они едут от южной мексиканской границы до северной. У них нет выбора. Вашингтон знает это. Он уничтожил социализм в Гондурасе и Гватемале. А теперь он ограждается этой проклятой стеной. Волшебный империализм!

Центральная Америка лежит в руинах. Мексика могла бы быть величайшей страной, но погрязла в застое, страхе, коррупции и преступности из-за раболепной перед Западом элиты. Весь хаос вызван неолиберализмом и эгоизмом Севера. И вот пришёл Андрес Мануэль Лопес Обрадор. Мексика устала. Она больше не верит в себя, но проголосовала ясно и гордо. Она хочет надеяться. Она хочет верить. Она хочет жить. Она пытается. Народ высказался, народ проголосовал. Он не знает, что будет дальше. Действительно ли его избранник с ними? Радикальные интеллектуалы из Национального автономного университета Мексики так не думают. Но жители бедных деревень в центре страны доверяют ему. Он не имеет права обмануть их.

«Если он обманет бедных, будет гражданская война. Он – последняя наша надежда», - сказали мне в Тихуане. Снова и снова я вспоминаю слова великого южноамериканского писателя и мыслителя Эдуардо Галеано: «Надежда – это всё, что есть у бедных. Поэтому, товарищи, никогда не играйте с надеждой!» Если Обрадор победит, если он выполнит хотя бы половину своих обещаний, Мексика радикально изменится. Вся Центральная Америка изменится, возможно, изменится и вся Латинская Америка. Эта самая густонаселенная испано-язычная страна в мире - культурный и интеллектуальный центр, который спал долгие болезненные десятилетия.

Именно здесь волшебный реализм сталкивается с волшебным империализмом Запада. Я прилетел сюда 14 сентября, накануне Дня независимости Мексики. Я не спал. Я отправился на площадь Конституции посмотреть на людей. Огромные фейерверки освещали городское небо и испанские соборы, построенные на развалинах великих коренных цивилизаций. Бедные и богатые наблюдали красочное шоу. На другой день я снимал Дворец изящных искусств - один из самых красивых театров в мире. Там играл великолепный детский оркестр, состоящий из бедных мальчиков и девочек, под управлением дирижёра, получившего образование в СССР. На сцене выступал легендарный Фольклорный балет Мексики. Спектакль рассказывал о национальной революции. Аудитория была восхищена. Незнакомые люди обнимались, пожимали друг другу руки. На глазах были слёзы радости.

Это Мексика! 2018 год. Нулевой год, как я это называю. Да, так я назову мой фильм. Нулевой год. Революция, надеюсь. Новое начало. Независимость. Надежда. Эти люди скептики, но они полны надежды. Таксист в Гвадалахаре, который раньше был бухгалтером, сказал мне: «Я не голосовал за Обрадора, потому что не верю, что его обещания выполнимы. Но я надеюсь, что он выполнит их. Если я увижу, что это так, то всё брошу и посвящу жизнь его поддержке». Спасение Мексики означает избавление от неолиберализма, зависимости от Запада, и присоединение к странам, которые борются против глобальной диктатуры. Это возможно?

Я доверяю Обрадору. У меня нет выбора. Я проделал этот путь, потому что всё ещё сильно люблю эту страну. Я приехал, чтобы предложить свою помощь. Я не сторонний наблюдатель. Сейчас не время для таких. Через несколько месяцев решится судьба скромных деревень Юкатана и Чьяпаса. Вся Латинская Америка смотрит на Мексику. Перемены в Мексике кажутся невозможными. Но они необходимы. Настоящая революция должна поставить народ Мексики на вершину пирамиды и положить конец ужасным векам грабежа, унижения и террора. К чёрту волшебный империализм. К чёрту любой империализм!


Источник: Magic Imperialism and the Great American Wall, Andre Vltchek, journal-neo.org, October 28, 2018.

Tags: Андре Влчек, История, Мексика, СМИ, США, геноцид, демократия, идеи, империя, культура, неолиберализм, пропаганда, религия
Subscribe

Posts from This Journal “Мексика” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments