antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Проблемы современной арабской элиты.


Основная идеология и общий уровень сознания общества выражаются политической и культурной элитой. Эта элита обладает знаниями о предках, традициях и прошлом, и особыми умственными способностями, необходимыми для формирования нового сознания, которое не обязательно должно противоречить традиционному сознанию или пытаться его изменить, за исключением случаев, когда это требуется. Сейчас нас интересует элита, которая способна к прогрессу и восстанию, способна возглавить и изменить общество.

У нас есть много выпускников арабских школ и университетов. Но многие сомневаются, что эти молодые люди, или, по крайней мере, лучшие её представители являются культурной элитой. Эти сомнения связаны с ограниченностью знаний и сознания этой молодёжи. У них есть дипломы, и они получили определённый объём информации. Но как они используют эту информацию? Готовы ли они к решению проблем? Готовы ли они сомневаться в полученной информации? Готовы ли они искать истоки этой информации? Готовы ли они к анализу полученной информации и того, что за ней скрывается? Готовы ли они определить степень открытости и ограниченности этой информации? Короче говоря, способны ли они определить качество полученной информации и отбросить её, в случае необходимости? Готовы ли они к восстанию? Или их мышление покорно, а сознание ограничено прошлым?

Знания не делают человека мыслителем, независимо от их глубины и широты. Внутренний огонь, который называют королём мышления – главный показатель интеллектуальности. Постоянное беспокойство, отсутствие самоуспокоенности и уверенности в любой информации, постоянное стремление к истине, которая может быть ещё никому неизвестна – вот признаки мыслителя. Постоянное стремление к истине, которую нельзя поймать – это самое главное. К этому способны только самые обеспокоенные. А равнодушные неспособны, потому что у них не возникает сомнений и вопросов. Не сомневается тот, кто не беспокоится о своём обществе, кого не волнует истина и судьба человечества. Наше общество не изолировано, как бы мы этого не хотели. Уходить в себя – это изоляция. Изоляция – это зацикливание на традиционных знаниях, даже если они считаются истинными.

Исследователи и мыслители занимаются поиском истины. Но исследователь более склонен к специализации и конкретным исследованиям в рамках своей компетенции, и не связывается с политическими проблемами. Мыслитель же более склонен заниматься политическими и общественными проблемами. Но его позиция не всегда бывает прочной из-за нехватки научных данных. В арабских странах не хватает научно-исследовательских центров в области как материальных, так и гуманитарных наук, словно они запрещены для нас, или политические власти считают, что они противоречат привычным знаниям. Они считают, что новые знания противоречат общепринятой точке зрения, поэтому препятствуют развитию научных исследований и появлению мыслителей, которые могут опираться на результаты этих исследований. Ведь научные исследования и мыслители – это помехи для усиления авторитарной власти.

У нас существует господство традиций прошлого. Это способствует появлению закрытого ума, который замкнут сам на себе, боится противоречий со старым и сторонится всего нового. Это препятствует прогрессу. Отсутствие у нас крупных исследовательских центров – выражение этого страха, который порождает противодействие всему новому и преследование лидеров, которые считают свободу исследований своим правом и своей обязанностью.

Общество развивается только изнутри. В противном случае оно считается колониальным или деспотическим. Деспотизм – это внешняя сила. Эта сила контролирует общество, оказывает на него давление и сдерживает его развитие. По крайней мере, именно этот вид деспотизма знаком нам по арабским странам. Что касается колониализма, когда он насаждается силой, люди мобилизуются с целью национального освобождения, при этом забывается о необходимости развития.

Религиозная наука не помогает нам решать проблемы нашего общества. В основном, она ограничивается абстрактными рассуждениями. Религиозные учёные формируют правила из заранее определённых норм. Это не приводит к расширению наших знаний и не способствует прогрессивному развитию. Религия учит сохранять традиции и укреплять благочестие. Развитие невозможно при движении по прямой дороге. Дорога должна быть извилистой и неограниченной традициями.

Главный смысл нашего деспотизма – сохранение власти, которая считает, что для этого наше общественное сознание должно оставаться неизменным. Нам не хватает даже просвещённого деспотизма. Религиозная наука часто опирается лишь на деспотизм прошлого. Неслучайно, несколько веков деспотизм манипулировал религией, власть и религия боролись и сотрудничали друг с другом для сохранения традиционного сознания.

Деспотизм и традиции сосуществуют в нашем обществе, хотя их проявления различаются. Они часто противоборствуют, но их интеллектуальная основа одинакова. Каждый из них считает, что истина на его стороне. Но истина заключается в возможностях общества. Суть в том, что деспотизм и религия вместе играют с обществом в дьявольские игры. Они считают, что всё должно оставаться неизменным. Все их рассуждения реакционы, несмотря на взаимные обвинения в прогрессивизме.

Может быть полезным сравнение с историческим опытом других народов мира. Японская элита прогрессировала во второй половине XIX века. Американская элита создала независимость и конституцию США в конце XVIII века. Подъём России в начале XVIII века обеспечил деспотический царь. Вьетнамскую революцию организовала просвещённая партия во главе с Хо Ши Мином. Подъём Малайзии после обретения независимости в 1962 году произошёл благодаря нескольким местным элитам. Подъём Сингапура обеспечил исторический лидер Ли Куан Ю. Ганди добился независимости Индии с помощью мирных забастовок, а Неру интеллектуально закрепил её. Освобождение Южной Африки произошло, когда Нельсон Мандела сидел в тюрьме. Подъём Южной Кореи обеспечили монополистические компании и коррумпированные политики. Подъёмом капиталистического Китая руководила сильно коррумпированная сталинско-марксистская партия. Сподвижники Пророка не стояли во главе великих завоеваний, но получили добычу. Некоторые из них умерли в окружении большого богатства. Исторический опыт различных стран во многом одинаков.

Кажется, элита возникает только в открытом обществе. Элита нуждается в обмене идеями и диалоге противоборствующих точек зрения. Одно из правил этого диалога: каждая сторона считает, что её мнение правильно, а мнение другой стороны ошибочно. Движение к истине заключается в исправлении ошибок каждой из сторон. Ошибки часто становятся понятны, когда их раскрывают оппоненты. Такой диалог должен быть культурным. Сейчас невозможен такой диалог, какой произошёл в конце XIX века между Мухаммадом Абду и Фарахом Антуном. С 1930-х каждая сторона придерживается только своей точки зрения и не идёт на компромисс, чтобы выработать лучшее решение.

Исламисты выдвинули лозунг «ислам – это решение». Мы не знаем, о чём говорит ислам. На протяжении всей истории ислам был наполнен противоречиями. Необходимо проверять даже ссылки на священное писание, иначе каждое десятилетие появлялось бы новое толкование слова божьего. Если уж священное писание настолько изменчиво, что уж говорить о лицемерных властях. Главное их правило: подавлять противников. Подавление не основано на законах. Это законы оправдывают подавление под предлогом защиты «национальной безопасности» и «религиозных чувств». Это позволяет власти действовать произвольно и по собственному усмотрению. Религиозные организации и партии власти тайно действуют в общих интересах, выступая против общества. Их главные задачи: репрессии и цензура.

Даже во времена османов общество было более открытым, чем сейчас. Идеологическое пространство было шире. Дискуссии между разными партиями были более серьёзными. Газет было больше, а книги были ярче. Темпы экономического роста в XIX веке были выше, что привело к формированию культурной элиты арабского мира, чего сейчас мы не видим. Открытое общество – не самое главное. Намного важнее наличие пространства для диалога и прогресса. Пространство, используемое элитой для распространения идей. Открытое общество умерло в 1970-х. Этот процесс начался в конце 1930-х, когда у нас открылись нефтяные запасы. Идеология стала технократической. Политическая и культурная верхушка решила, что можно импортировать западные товары, не подвергаясь их культурному влиянию. Западная культура – это, прежде всего, контроль теоретического и философского мышления, которое охватывает важнейшие вопросы общества и бытия. Но у нас эти вопросы не обсуждаются. Деспотическая власть заставляет нас покупать товары и технологии Запада, консервируя, в то же время, наши культурные традиции.


Источник: الفضل شلق, النخبة ومآسيها: غياب المجتمع المفتوح, lcparty.org, 09 March 2018.

Tags: История, Ливан, идеи, культура, религия
Subscribe

Posts from This Journal “идеи” Tag

  • Американская аномия.

    Французский социолог Эмиль Дюркгейм в своей классической книге «О самоубийстве» исследовал разрыв социальных связей, который толкает отдельных…

  • О единстве, политике и свободе.

    Мы все едины. Осознанное восприятие реальности показывает, что весь наш опыт в этом мире неотделим от сознания, через которое он проявляется, и это…

  • Можно ли сопротивляться официальной пропаганде?

    Новый опрос Gallup сообщил о падении мнения американцев о России и Китае до исторических минимумов: 79% населения негативно относятся к Китаю и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments