antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Неолиберальный порядок умирает.


Как я писал недавно в своём блоге, власть в нашем обществе удерживается в руках системы и идеологии так называемого «неолиберального порядка», а не отдельных людей. Примечательно, что наши политические и пропагандистские классы, которые глубоко вросли в неолиберальную систему, распространяют совершенно противоположную мысль: якобы, власть в нашем обществе находится в руках отдельных людей и групп единомышленников; и именно они должны, по крайней мере в теории, нести ответственность за правильное или неправильное использование этой власти; и все общественные изменения должны заключаться лишь замене этих людей, а не в радикальной смене системы власти, в рамках которой они действуют.

Иными словами, политики и СМИ ограничивают обсуждение проблем в экономике, медицине, образовании и войне только конкретными фигурами. Никогда не обсуждается важнейший вопрос: кто виновен в провальной политике – отдельные политики и партии или вся неолиберальная система и идеология, которая направлена на максимализацию прибыли и рост капитала, в ущерб нашему благосостоянию и жизни на всей планете. Концентрация внимания на отдельных политиках используется для того, чтобы системные и идеологические основы неолиберального порядка оставались для нас невидимыми. Нынешний режим не подвергается сомнению; противореча истории, он считается лучшим, вечным и неоспоримым. Эта пропаганда насколько стала привычной, что любой разговор о реальной системе власти выглядит теорией заговора.

Большая и малая власть.

При обсуждении реальности мы все сталкиваемся с необходимостью использования метафор из-за ограниченности языка и идеологических горизонтов. Рациональный язык не предназначен для адекватного описания системы или власти. Он предназначен для конкретики, гуманности, определённости и индивидуальности, ограничивая мышление, особенно критическое мышление. Этот язык создаётся в интересах политиков и корпоративных журналистов, которые скрывают реальную большую систему власти, говоря лишь о малой власти отдельных людей. При обсуждении всех новостей СМИ концертируют всё внимание на политиках, которые выдвигают свои кандидатуры на выборах, принимают законы, объявляют санкции и начинают войны, в основном с позитивной точки зрения, но иногда и с негативной, если они пойманы на совершении преступлений, лжи и неполиткорректных высказываниях.

Ограниченность такого обсуждения утаивает, что эти политики подготовлены самой системой власти. Крупные бизнесмены, высшие политики и ведущие журналисты оказываются на своих местах, потому что они доказали, может и неявно, что соответствуют этой системе власти. Они отбираются с помощью школьных и университетских экзаменов, и доводятся до кондиции бизнес-курсами и условиями контрактов. Они поднимаются наверх, потому что слепы, покорны власти, и склонны к некритическому мышлению. Они талантливы только в исполнительности. Их точка зрения формирует то, что называется общественной жизнью, политикой, мировыми отношениями или индустрией развлечений. Всё, что раскрывает более широкую картину власти, отвергается как паранойя, фантастика или теория заговора. Так они обманывают нас, и запрещают все размышления о реальной системе власти. Они запугивают нас, чтобы мы перестали мыслить и сидели вплотную к экрану, видя только отдельные пиксели, а не всю картину.

Балаган СМИ.

Рассказы о британской Лейбористской партии – пример такой пропаганды, которая существовала ещё до того, как Джереми Корбин стал её лидером. В 1990-х Тони Блэр называл эту партию «Новой Рабочей», которая отказалась от социализма и классовой борьбы в пользу «Третьего пути». Пока он встречался с магнатом Рупертом Мердоком на его собственном острове Хейман, СМИ рассказывали о его уникальной личной позиции во власти, которая найдёт средний путь между интересами 1 и 99 процентов. Но он встречался не просто с олигархом, а с владельцем СМИ, показав, что пропаганда будет играть более существенную роль в системе, которая нуждалась в новом костюме.

На самом деле, Блэр настолько изменил Лейбористскую партию в неолиберальном направлении, что она стала похожей на Консервативную партию Маргарет Тэтчер. Блэр попытался изобразить, что у опасного для всей планеты агрессивного неолиберализма есть человеческое лицо, как после ужасов войны с Ираком попытался сделать Барак Обама в США. Ни Блэр, ни Обама не пытались изменить сущность политэкономической системы, они попробовали сделать её более привлекательной, изменяя социальную политику. Если показать неолиберальный порядок голым, как того короля из сказки, то только элитные психопаты будут его поддерживать. Таким образом, власть вынуждена постоянно менять внешность, как герои фантастических фильмов, скрывая свою сущность и усыпляя общество ложным чувством безопасности. Они постоянно показывают, что они меняются, но поскольку реальная власть чужда переменам, они нанимают политиков, которые лишь изображают перемены, которых нет и не может быть.

Власть прибегает к обману, упаковывая тот же самый нелюбимый неолиберализм в новую идеологическую упаковку. Например, в США для этого использовался «первый чёрный президент» Обама, или «первая женщина-президент» и «мать-спасительница» Клинтон. Подобные костюмированные балаганы превращают выборы в конкурсы с участием явных и переодетых неолибералов. Обама так нагло обманул 99%, что они отвернулись от его преемницы, одетой в ещё более красочный костюм. Они разгадали суть этого балагана и предпочли наглого и вульгарного, но прямого, олигарха Трампа лживой олигархической марионетке Клинтон.

Нестабильная политика.

Несмотря на усиленную пропаганду, неолиберализм не любят ни в США ни в Англии. Стратегия отвлечения внимания в СМИ стала слишком нудной и провалилась. Эта идеология исчерпала себя, поэтому политика стала нестабильной. Появились политики в костюмах «мятежников». Неолиберализм стремится к абсолютной власти в глобальном масштабе. Глобализация – это и средство и цель олигархической элиты. Мятежники – те, кто пытается выступать против глобализации, или хотя бы критиковать её. Сейчас мятежники существуют и слева и справа. Неолиберализм, как правило, предпочитает правых мятежников. Трамп – один из таких правых мятежников в США, которые вовсе не желают реально изменять систему власти. Тем не менее, Трамп – потенциальная проблема для неолиберализма по двум причинам.

Во-первых, в отличие от Обамы и Клинтон, он слишком явно показывает реальную цель власти – обеспечение максимизации корпоративной прибыли, невольно разоблачая идеологический обман. Во-вторых, Трамп – националистический шаг назад для глобализированной системы власти. Неолиберализм превратил национальный капитализм модели XIX века в глобалистскую систему XXI века. Трамп и другие националисты возрождают мечты о «золотом веке» национального капитализма, который предпочитает выжимать все соки из собственных граждан, изгоняя иммигрантов и ограничивая свою экономику от других государств санкциями и тарифами. Но для неолиберального порядка Трамп предпочтительнее Сандерса, потому что правых легче приручить. Трамп может писать в Twitter антиглобалистские высказывания, но глобалистская система власти нейтрализует все его опасные для неё шаги. Во время выборов Трамп сторонился Израиля и обещал прекратить войну с Сирией, после выборов он стал самым ярым сторонником Израиля из президентов США и сделал американскую войну с Сирией открытой.

Фаустовские соглашения.

Нынешняя система власти больше боится левых мятежников, например Корбина в Британии. Он и его сторонники говорят об изменении условий жизни в рамках системы власти, созданной при Блэре. И именно поэтому они подвергаются нападкам со всех сторон: политических противников из Консервативной партии; политических союзников, включая Лейбористскую партию; государственно-корпоративных СМИ, включая фальшиво лево-либеральные элементы Guardian и BBC. Последние три года нападений на Корбина – демонстрация поведения власти, когда она проигрывает. Блэр и Обама пришли к власти, заключив все необходимые соглашения с властью и изменив всем своим реформаторским предвыборным обещаниям. Они подписали эти фаустовские соглашения, чтобы попасть в систему власти. Это по-разному называется: прагматизмом, умеренностью, реализмом. Хотя правильнее это называть предательством.

Политика предательства не заканчивается, когда кандидат забирается на вершину власти. Правление Обамы привело к большой резне на Ближнем Востоке. Он обещал «новую политику», но в реальности помог задавить «арабскую весну» в Египте. Давно коррумпированным Вашингтоном египетским военным Обама разрешил совершить военный переворот. В 2009 году Обама получил нобелевскую премию мира, развернув широкую кампанию беспилотных убийств, подавив восстание в Ираке и развязав войны с Ливией и Сирией. Он грозился наказать Израиль за незаконные поселения, которые международное сообщество считает военным преступлением, но на самом деле, он позволил Израилю так увеличить свои поселения, что уже открыто говорится об аннексии Западного берега.

Покорение или уничтожение.

Неолиберализм настолько ужесточился и укоренился, что даже такой умеренный социалист как Корбин считается серьёзной угрозой. В отличие от Блэра, Обамы и Трампа, с Корбином сложнее заключить соглашение, потому что за ним стоит массовое движение, которое сложно покорить. Неолиберальная верхушка Демократической партии США нейтрализовала Берни Сандерса, используя избирательные махинации. Корбин совершенно случайно проскочил через аналогичные британские системные защиты. Он участвовал в избирательной кампании в роли «левого клоуна», которого Лейбористская партия поддержала, просто, чтобы показать, что эти выборы справедливы. Никто не верил в его победу, поэтому он и проскочил. Как только он стал лидером, у системы власти осталось два выбора: покорить его как Блэра, или уничтожить, прежде чем он займёт высокий пост.

С одной стороны СМИ высмеивали его за бедную одежду, обвиняли в непатриотизме, угрозе национальной безопасности и сексизме. Этим они пытались покорить его. С другой стороны, принадлежащая Мердоку неолиберальная газета Times опубликовала интервью генерала армии, который заявил, что британская армия не позволит Корбину стать премьер-министром, пригрозив народу военным переворотом. Правда, эта угроза не оправдала себя, потому что популярность мятежного кандидата только увеличивается от преследований системы власти. Но у системы власти был и другой инструмент – она использовала саму Лейбористскую партию для нейтрализации Корбина. Против Корбина и его молодых сторонников выступила старая бюрократическая партийная элита, но он всё равно остался лидером партии.

Искажение смысла слов.

В этих условиях ставки неолиберального порядка повысились, и он начал вытаскивать из рукава козыри. Корбина – этого старого борца с расизмом – он обвинил в антисемитизме за поддержку прав человека в Палестине и критику израильской оккупации. Для правдоподобия такого обвинения нужно исказить смысл слов: «антисемитизм» должен означать не ненависть к евреям, а критику Израиля; а «сионизм» должен означать не политику, которая отдаёт предпочтение верховенству интересов евреев в ущерб правам коренного палестинского населения, а кодекс чести всех евреев. Даже корбинская Лейбористская партия согласилась с этим искажением смысла.

Как антисемитизм стал оружием для защиты не евреев, а неолиберального порядка, стало ясно, когда Корбин критиковал финансовую элиту, которая десять лет назад организовала на западе экономический кризис, и сейчас снова готова это сделать. Полезный идиот и редактор Jewish Chronicle Стивен Поллард обвинил Корбина в антисемитизме, потому что, когда говорят о банкирах, имеют в виду евреев. Эта логика используется для защиты неолиберальной элиты с помощью антисемитского табу. Вся политическая элита и все СМИ Британии, включая самых знаменитых журналистов либеральных СМИ, уже прямо называют Корбина антисемитом.

Опасная стратегия.

Это очень опасная стратегия. Во-первых, она усиливает ту же самую проблему, с которой, якобы, борется. Поднимая ложную тревогу о недоказуемом антисемитизме Корбина, она основывает критику Корбина на несуществующем антисемитизме, а не на его реальных действиях и планах, тем самым заранее оправдывая все его, даже реально опасные действия. Кроме того, она поднимает на поверхность все застарелые мифы о евреях, которые контролируют СМИ и банки, предоставляя разочарованным массам давно желаемого козла отпущения. Защищая свою власть с помощью неоправданных обвинений в антисемитизме, неолиберальная элита не обращает внимания, что тем самым она делает всех евреев «сопутствующим ущербом».

Во-вторых, явная ложь при обвинении Корбина в антисемитизме отталкивает от СМИ последних доверчивых граждан, которым ничего не остаётся, кроме изучения реальной системы власти. Открытое повторение лжи политиками и журналистами только ускоряет дискредитацию их неолиберального порядка. С каждым разом доверие к этим политикам и журналистам падает и ослабляется сама система власти. Сейчас мы находимся на последнем этапе существования этой системы. Рано или поздно она рухнет окончательно. Мы удивимся, как мы могли верить во все эти обманы. Но уже сейчас мы должны начать разбираться в реальной работе неолиберальной системы власти, в её лжи и методах спасения человечества от смертельных последствий этого порядка.


Источник: The Neoliberal Order Is Dying. Time To Wake Up, Jonathan Cook, Informationclearinghouse.info, popularresistance.org, September 22, 2018.

Tags: Англия, СМИ, США, идеи, империя, неолиберализм, пропаганда
Subscribe

Posts from This Journal “неолиберализм” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments