antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Почему неолиберальное общество не может выжить?


Люди – сложные существа. Мы стремимся и к сотрудничеству и к разделению. Мы склонны к сотрудничеству внутри своих групп (например, в профсоюзах), и соперничаем с чужими группами (например, с другими корпорациями). Но такие сложные общества, как наше, принуждают нас сотрудничать с чужими группами – в районах, на работе и т.д.. Естественный отбор в социальных системах способствует сотрудничеству. Кроме того, мы склонны к этическому поведению, поэтому сотрудничество очень важно для человеческого общества. Но что происходит, когда нас насильно заталкивают в экономическую систему, которая принуждает нас к конкуренции на всех уровнях? Логичный результат – социальный упадок или коллапс.

Неолиберальная догма в XX веке.

В своей книге «Индивидуум в обществе» Людвиг фон Мизес (учитель дедушки современного неолиберализма Фридриха Хайека) писал, что в контрактном обществе работодатель находится во власти толпы. А в рыночной экономике «координация автономных действий всех индивидуумов осуществляется рынком». В этом выдуманном мире работодатели могут увольнять работников и заменять их на более дешёвых без социальных последствий, которые существуют в контрактном обществе. После 1970-х этот тип мышления начал проникать в культуру сторонников «свободного рынка» в университетах США.

Роберт Симонс из Гарвардской школы бизнеса считает, что экономика стала доминирующей научной дисциплиной в современных США, и многие выпускники университетов применяют эту идеологию в своих корпорациях, банках, хедж-фондах, страховых фирмах. Симонс осуждает «беспрекословное и всеобщее одобрение экономистами рыночных интересов как концептуальной основы для разработки бизнеса и управления им». Сименс утверждает, что рабочие – корыстные «племена», так как они стремятся получить больше выгоды. «Чтобы исправить эту потенциально катастрофическую ситуацию» с правами рабочих, «рыночные экономисты пытаются исправить их ошибочное поведение, используя теорию стимулов и реакций» с помощью антипрофсоюзных законов, сокращения социального обеспечения и угрозы аутсорсинга рабочих мест. Рыночные экономисты «подняли личный интерес до нормативного идеала».

Заражение левых.

В 1988 году тогдашний премьер-министр и член Консервативной партии Найджел Лоусон написал, что к 1970-м «капитализм, основанный на личном интересе, стал морально неприемлемым» для большинства британцев. Но сам Лоусон считал аморальным государственное вмешательство в бизнес: «в сильном правительстве нет ничего морального» (если только сильное правительство не спасает крупный бизнес), - говорил он. К счастью для Консервативной партии, идеология перевернулась, предоставив им возможность проводить неолиберальную политику. Возможно, худший результат неолиберализма – заражение этой идеологией Лейбористской партии. Например, один американский неолиберал Лоуренс Саммерс (который стал министром финансов при Билле Клинтоне) учил молодого Эда Боллса, который вскоре стал экономическим советником премьер-министра Гордона Брауна. Будучи парламентарием, Браун встречался с председателем ФРС США Аланом Гринспеном. Это положило начало периоду финансовой дерегуляции в Соединённом королевстве.

В середине 2000-х экономисты начали замечать трещины в идеологии: «Мы видим в широкой общественности беспокойство по поводу рыночных решений. Свободная торговля и глобализация, приватизация социального обеспечения и дерегуляция энергетических рынков – всё это сталкивается с оппозицией большинства потребителей, иногда аргументированной, но чаще интуитивной. Не случайно поддержка рыночных решений распространена в экономически успешных кругах, а оппозиция – в менее успешных. Свобода выбора имеет моральную привлекательность, но моральная поддержка прочна, если не ограничивается личными интересами». В 2008 году американская и глобальная экономика погрузилась в кризис. Гринспен заявил в Палате Представителей: «Я совершил ошибку, предположив, что собственные интересы организаций, и в частности банков, могут защитить акционеров». Но личные интересы означают корысть. Директора банков не видели необходимости выполнять свои теоретические обязательства перед акционерами, не говоря уж о всём обществе.

Социальные последствия.

Политические последствия нескольких десятилетий неолиберализма привели к урезанию гражданских прав. Из-за этого после 2008 года население начало разочаровываться в экстремистской политике. Но неолиберальная идеология глубоко укоренилась в правящем классе. Поэтому, даже после экономического краха, европейские банки продолжили неолиберальную политику, введя меры жёсткой экономии в европейских странах. Эта политика и экономический хаос привели к резкому росту прибылей транснациональных финансовых институтов. Крах строительного гиганта Carillon – наглядный пример этого положения. Этой корпорации позволили рухнуть, что принесло прибыль нескольким хедж-фондам, включая американские.

Социальные последствия неолиберализма ещё ужаснее. Американский средний класс постоянно сокращается, поскольку большинство его представителей беднеет, а меньшинство богатеет. Исследование Harvard Business Review показало, что в начале 1980-х 49% американцев считали, что качество национальных продуктов и услуг снизилось. С середины 1990-х постоянно растёт уровень самоубийств и снижается продолжительность жизни. Политика жёсткой экономии в Британии увеличила смертность на 100 тысяч за 10 последних лет. Население бедных стран страдает ещё больше. Из-за навязанной МВФ неолиберальной политики в 1990-2005 годах уровень материнской смертности в африканских странах увеличился с 231 до 360 женщин на 100 тыс. человек. В латиноамериканских странах рост безработицы в 1981-2010 годах привёл к ухудшению здравоохранения и увеличению детской смертности. Больше всего от неолиберальной «цивилизации» пострадали традиционные коренные народы.

Заключение.

Если неолиберальная экономическая политика продолжит распространяться по миру, особенно в таких населённых странах как Индия и Китай, то это приведёт к разорению населения и разрушению государственной инфраструктуры, особенно на фоне сокращения ресурсов и климатических изменений. Если же культурное движение против неолиберализма, которое мы наблюдаем сегодня в массовых протестах, забастовках и прогрессивных партиях, укрепится и расширится, то мы сможем выжить и заложить основу для построения более справедливого будущего.


Источник: Why a Neoliberal Society Can’t Survive, T.J. Coles, Axis of Logic, counterpunch.org, October 30, 2018.

Tags: Англия, История, США, банки, идеи, империя, неолиберализм
Subscribe

Posts from This Journal “неолиберализм” Tag

  • Распад Американской империи.

    Поражение США в Афганистане - одна из множества катастрофических военных ошибок, знаменующих смерть Американской империи. За исключением Первой…

  • Необходимость ликвидации США.

    26 февраля я побеседовал с Аджамой Баракой. Барака - ветеран массовых общественных организаций, чьи корни уходят в Движение чёрного освобождения,…

  • Ноам Хомский о военной угрозе.

    Современные события разворачиваются быстрыми темпами. Сталкиваясь с тревожной эскалацией по всему миру, мы надеемся, что наши самые уважаемые и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments