antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Неизбежна ли военная интервенция в Венесуэлу?


Как правило, считается, что не может быть серьёзных разговоров об иностранной военной интервенции в Венесуэлу. Но сейчас не правильные времена. Как правило, стратегия заключается во внешней координации оппозиции, экономическом саботаже, внедрении иностранных провокаторов в армию и манипуляциях общественными движениями против избранного правительства. Всё это было сделано в Венесуэле, но безуспешно. Враги Боливарианского движения сильно разочарованы. Означает ли это неизбежность интервенции? И какой будет эта интервенция? Мы знаем, что чиновники Трампа встречались с венесуэльскими заговорщиками ещё в 2017 году, и сама венесуэльская оппозиция открыто говорит о сотрудничестве с правительством Трампа. Политики США неоднократно призывали венесуэльских военных и бизнесменов захватить власть, осудив и не признавая легитимные выборы, и даже «признав нового президента», который не был избран и не имеет законных прав на эту должность. Эта попытка путча, попытка убийства президента в августе 2018 года и попытка мятежа 21 января провалились, и враги Боливарианского движения испытывают отчаяние.

Советник по национальной безопасности США Джон Болтон назвал Кубу, Венесуэлу и Никарагуа «тиранической тройкой», но настоящая угроза для Латинской Америки – лагерь ультраправых режимов США, Колумбии и Бразилии. Олигархи этих режимов мечтают о разрушении Венесуэлы и развязывании полноценной войны. Изменились важные обстоятельства, которые раньше мешали интервенции. Американские войны на Ближнем Востоке и в Центральной Азии отвлекали большие ресурсы. А Колумбия не могла начать вторжение, поскольку Революционные вооруженные силы Колумбии (РВСК) обещали защищать Венесуэлу в случае войны. Сейчас РВСК преобразовались в политическую партию – Революционные альтернативные объединённые силы. Тем временем, Трамп объявил о выводе войск из Сирии и Афганистана. Трамп – не миротворец, и он открыто поддерживает насилие против Венесуэлы.

Конечно, между колумбийской армией и войной в Афганистане существует давняя связь. Колумбия отправляла в Афганистан советников, инструкторов и спецназовцев, и многие войска США перебрасывались в Афганистан из Колумбии. Военные часто говорят, что в Афганистане они применяли свой опыт, наработанный во время долгой войны в Колумбии. Что касается Сирии, венесуэльский эксперт по нетрадиционной войне Хорхе Негрон Валера написал в октябре 2018 года, что «гипотеза о прямом конфликте не может быть отвергнута, но всё указывает на то, что первоочередная задача для Пентагона – это Сирия». Но в начале 2019 года ситуация изменилась. Если армия США будет выведена из Афганистана и Сирии, она может перенацелиться на Венесуэлу, используя военные базы в Колумбии.

Означает ли это, что вторжение в Венесуэлу неизбежно? Не совсем. Но это также не означает, что вторжения, ни в коем случае, не будет, или что не будет террористической войны. Американская империя хочет использовать Венесуэлу в качестве примера для латиноамериканских стран, уничтожив все стремления к социализму и народному прогрессу в регионе. Она так сильно этого хочет, что готова использовать варианты, которые раньше считались немыслимыми. Ещё в начале 2000-х тогдашний колумбийский президент Альваро Урибе хотел, чтобы США поддержали его в военном нападении на Венесуэлу, но даже такой военный ястреб как Джордж Буш притормозил авантюристские планы Урибе. В то время американские политики были уверены, что смогут собрать коалицию для насильственного свержения власти. Но в течение 19 лет эта уверенность иссякла.

До недавнего времени все разговоры о военной интервенции в Венесуэлу отвергались. Ни Уолл-Стрит, ни неоконсерваторы не были готовы к войне. Но сейчас многое изменилось. В сентябре 2018 года Бесс Левин из Vanity Fair написала: «Примерно год назад Дональд Трамп заявил, что рассматривает «военный вариант» в Венесуэле. В то время практически никто в Вашингтоне не думал, что это хорошая идея… К сожалению, сейчас ситуация изменилась – многие вашингтонские политики согласны с этой идеей. В прошлом месяце сенатор Марко Рубио заявил, что сейчас есть «веский аргумент», что ситуация может потребовать участия вооружённых сил США. Блумберг отмечает, что «военные ястребы, заинтересованные в Латинской Америке, занимают высшие должности в правительстве, подталкивая к мысли, что Вашингтон может решиться на интервенцию».

Американские и иностранные политики сделали несколько заявлений о военной интервенции в Венесуэлу. Трамп открыто заявил: «У нас есть много вариантов для Венесуэлы, включая возможный военный вариант». В сентябре 2018 года Трамп заявил, что Венесуэла «честно говоря, может быть быстро свергнута военными, если военные решатся на это». В том же сентябре генеральный секретарь Организации Американских Государств (ОАГ) Луис Альмагро заявил: «Что касается военной интервенции, направленной на свержение режима Николаса Мадуро, я думаю, мы не должны исключать любой вариант». Латиноамериканское противодействие военным интервенциям очень сильно, и члены ОАГ проголосовали за осуждение заявления Альмагро. Примечательно, что Канада, Колумбия и Гайана отказались осуждать Альмагро.

Затем дипломатическая ситуация продолжала ухудшаться. ОАГ, 13 членов Лима-Групп и правительство США опубликовали заявления о не признании избранного президента Венесуэлы Николаса Мадуро. В тоже время они, нагло нарушая суверенитет Венесуэлы, заявили, что признают неизвестного лидера ультраправого Национального собрания Хуана Гуайдо (в противовес более народному Учредительному собранию). Примечательно, что Гуайдо даже не участвовал в выборах 20 мая 2018 года, на которых Мадуро победил с подавляющим перевесом голосов. Бывший директор ЦРУ и нынешний госсекретарь Майкл Помпео заявил 23 января 2019 года: «США признают Хуана Гуайдо новым временным президентом Венесуэлы и решительно поддерживают его смелое решение взять на себя эту роль в соответствии с 233 статьёй венесуэльской конституции и при поддержке Национального собрания в операции восстановления демократии для Венесуэлы. Как сказал президент Трамп: «Народ Венесуэлы смело высказался против Мадуро и его режима и потребовал свободы и верховенства закона»».

На колумбийском фронте президент Иван Дуке высказывает очень противоречивые заявления. Колумбия не только отказалась осудить Альмагро, но и её посол в Вашингтоне Франциско Сантос настаивал на «всех вариантах на столе». Однако, в отличие от своего предшественника Урибе, Дуке заявил, что военный вариант – «это не тот путь». С другой стороны, Дуке призвал увеличить военные расходы на ВВС Колумбии и издал приказ о повышении уровня боевой готовности ВВС. Вслед за заявлением Помпео, Дуке заявил, что признаёт Гуайдо президентом Венесуэлы. Как уже упоминалось, мы должны учитывать фактор РВСК.

В интервью 2005 года (тогда РВСК ещё были вооружённой силой) политолог Хайнц Дитрих сказал: «В тылу возможного военного конфликта между Колумбией и Венесуэлой находятся 20 тыс. солдат. Если бы этих сил не было, я совершенно уверен, что сегодня у нас был бы сценарий по примеру сандинистов на северной границе с Гондурасом (в 80-х). Объективно, одним только своим существованием они делают невозможной любую стратегию военного или террористического вторжения в Венесуэлу армиями США или Колумбии». В феврале 2005 года командующий РВСК Рауль Рейес сказал: «В случае нападения американских военных ястребов на наших венесуэльских братьев, РВСК решительно осудят это и предложат свою безоговорочную солидарность Боливарианскому процессу в стране, в которой родился наш Освободитель. Боливар – это наше всё».

Теперь РВСК разоружены, а Рауль Рейес убит в Эквадоре во время разработки условий освобождения военнопленных. Из-за этого в Колумбии резко усилились ультраправые террористические группировки. 4 августа 2018 года было совершено покушение на жизнь президента Мадуро с использованием беспилотника. У венесуэльской разведки есть сведения, что в этом покушении участвовали колумбийские террористы. В октябре 2018 года венесуэльские пограничники арестовали колумбийских террористов в штате Тахира, которые сотрудничали с полицией и армией Колумбии. 7 ноября 2018 года три сотрудника Национальной гвардии Венесуэлы были убиты во время перестрелки с колумбийскими боевиками в штате Амазонас. 24 декабря 2018 года венесуэльские пограничники арестовали колумбийских террористов, которые въехали в страну для «операции в Каракасе». Мадуро сообщил, что более 734 венесуэльских и колумбийских боевиков готовятся провести провокации и теракты на границе, чтобы оправдать возможную интервенцию.

По поводу военного сотрудничества Колумбии и США Негрон Валера пишет: «Мы должны понимать, что в рамках доктрины нетрадиционной войны агрессия не будет принимать форму традиционных армейских боёв. Колумбийские вооружённые группировки будут воевать на границе при поддержке США. Они получат полную финансовую и военную поддержку Вашингтона и Колумбии. Давайте обратим внимание на твит командующего Колумбийской национальной армией Рикардо Гомеса Ньето, который во время военных учений поблагодарил армию США за помощь в строительстве колодца в деревне Румонеро. Такая же «альтруистическая» стратегия использовалась армией США в Афганистане для оправдания оккупации. В любом случае, очень важно, что именно в этой части Гуахиры Колумбия организовала в 2015 году Целевую группу по комбинированному среднему вооружению, оснащённую бронебойным вооружением, артиллерией, пехотой, запасами боеприпасов и топлива и армейской авиацией. Глядя на карту расположения американских «колодцев» можно понять, почему Венесуэла находится в опасности».

Тем не менее, мы должны иметь в виду веские аргументы маловероятности военного вторжения и других форм интервенции. Мы должны трезво оценить голоса империи за и против такой войны, прежде чем делать какие-либо выводы. Главный аргумент – такое вторжение или другие виды интервенции будут слишком разрушительными не только для Венесуэлы, но и для всех вовлечённых сторон. Война приведёт к обострению экономического кризиса и к наплыву беженцев. Переворот или вторжение могут спровоцировать гражданскую войну, которая, в отсутствии сильного участия венесуэльской армии, будет зависеть от иностранных войск. Это, само по себе, так разозлит большинство венесуэльцев, что, независимо от их прежнего отношения к Боливарианскому правительству, многие бросятся на защиту Родины по патриотическим причинам.

И нужно понимать, что народ Венесуэлы не поддерживает проамериканскую оппозицию. Уругвайский журналист и один из основателей Telesur Арам Ааронян пишет: «Опрос Hinterlaces показал, что более 64% венесуэльцев негативно относятся к действиям правых вождей. Результаты этого опроса также показали, что 62% венесуэльцев поддерживают президента Мадуро в его решениях экономических проблем, и только 34% хотят оппозиционное правительство. 61% возлагают вину за создание экономических проблем на правительства других стран и такие их действия как экономическая война, снижение цен на нефть, ценовые спекуляции и санкции, а 37% возлагают вину на национальное правительство. Однако, ясно, что американские ястребы могут настоять на интервенции, и мы не должны подвести нашу гвардию».

Другой фактор, который делает военную интервенцию маловероятной – армия Венесуэлы не в одиночку встанет на защиту своей Родины от иностранного вторжения. В Венесуэле существует 1,6 млн. вооружённых и обученных гражданских ополченцев, которые готовы сражаться с путчистами и иностранными захватчиками. В то же время, провал мирного процесса в Колумбии может закончиться тем, что бывшие повстанцы РВСК вернутся в горы и снова возьмут в руки оружие. Национально-освободительная армия Колумбии (НОАК) по-прежнему вооружена и насчитывает несколько тысяч бойцов. НОАК взяла на себя ответственность за взрыв 17 января автомобиля в Боготе. Встанет ли НОАК на сторону боливарианцев в случае присоединения Колумбии к вторжению? Независимо от решения повстанческих группировок Колумбии, в этой стране существует народное движение, которое, как следует ожидать, выйдет на колумбийские улицы в знак протеста против любого вторжения. В Колумбии существует очень мощная и организованная оппозиция, которая может парализовать страну протестами против этой войны.

С другой стороны, Россия, Китай и Куба могут встать на защиту Венесуэлы, в том числе и с использованием оружия. 10 декабря 2018 года Россия открыто отправила в Венесуэлу два бомбардировщика. Новый президент Мексики Мануэль Лопес Обрадор объявил, что Мексика не будет участвовать в дестабилизации Венесуэлы. Если мы взвесим все факторы, то не сможем уверенно сказать, будет или не будет развязана война с Венесуэлой. Но империя долго ждала и испытала множество поражений, поэтому у неё может иссякнуть терпение. Кроме того, война с Венесуэлой принесёт не только разрушения и хаос – она может напугать другие народные правительства и движения в Латинской Америке. Мы не должны недооценивать это искушение. От всех, кто солидарен с Венесуэлой и выступает против империи и её войн, требуется быть готовыми к войне. Лучший способ борьбы с войной – предотвращение войны. Для этого необходимо объединение всех, кто любит мир.


Источник: Is Foreign Military Intervention In Venezuela Imminent?, James Jordan, Afgj.org, popularresistance.org, January 24, 2019.

Tags: Афганистан, Бразилия, Венесуэла, Китай, Колумбия, Россия, США, Сирия, армия, война, демократия, империя, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “Венесуэла” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments