antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Тоталитаризм в США.

«Патриот всегда должен быть готов защищать свою страну от своего правительства», - Эдвард Эбби.

Жизнь в Америке после 11 сентября 2001 года всё больше ощущается как бесконечное падение в кроличью нору – в ужасную, безысходную, альтернативную реальность, в которой у граждан нет прав, правительство не защищает свободу, и все, кто когда-то знал и любил ценности и принципы, сделавшие эту страну великой, перевёрнуты с ног на голову. После 11 сентября мы идём по странной и мучительной дороге, усеянной осколками наших некогда восхваляемых свобод. Мы покинули страну, которая когда-то гордилась своей моделью представительской демократии, и оказались в драконовском полицейском государстве.

Усама бен Ладен был прав, предупреждая нас: «свобода и права человека в Америке обречены. Правительство США приведёт американский народ, и весь Запад, в невыносимый ад и удушающую жизнь». Прошедшие 17 лет доказали верность предсказаний бен Ладена. То, что началось с утверждения Патриотического акта в октябре 2001 года, подобно снежному кому разрушило все жизненно важные защиты от правительственного обмана, коррупции и злоупотреблений. Покорное молчаливое согласие граждан на все действия правительства под фальшивым предлогом защиты безопасности привело к обществу, которое оказалось в плену у милитаризированного, механизированного, сверхзасекреченного, самодовольного и разрушительного режима, противоречащего основополагающим принципам этой страны.

Это не свобода. Это тюремная клетка. На фоне тотальной правительственной слежки, милитаризации полиции, спецназовских облав, конфискации активов, ужесточения законодательства, бесконечных обысков и прочего, утверждённого Конгрессом, Белым домом и судами, наши конституционные свободы неуклонно подрывались, сокращались, разрушались и отменялись. Наши поражения увеличиваются каждый день. Свобода слова, право на протест, право критиковать правительственные нарушения, право на правосудие, презумпцию невиновности, самооборону, ответственность и прозрачность правительства, право на неприкосновенность частной жизни, свободу прессы, независимость, на собрания и представительское правительство – все эти и многие другие права стали жертвами правительственной войны с американским народом, которая стала беззастенчивой после 11 сентября.

После падения башен 11 сентября американцы стали считаться вражескими боевиками, за которыми нужно шпионить и следить, которых нужно обыскивать, запугивать, избивать, сажать в тюрьмы и расстреливать. Отвлечённые террористическими учениями, заграничными войнами, истерикой в СМИ, сфабрикованными терактами и другими пропагандистскими приёмами и махинациями, мы так и не поняли, что истинный враг всё время находился среди нас. Нынешнее правительство США намного серьёзнее угрожает нашим свободам, чем все террористы, экстремисты и иностранные армии. Хотя теракты 11 сентября убили около 3000 человек, правительство США и его агенты убили с тех пор в 10 раз больше граждан США с помощью полицейских расстрелов, спецназовских облав, беспилотных нападений и сотрудничества с иностранными террористами и военными. Нет, правительство США не защищает нас, и жизнь в США после 11 сентября – не пикник.

Для полной ясности я перечислю кое-что, что мне особенно не нравится в Америке после 11 сентября:
Мне не нравится, что ко мне относятся так, словно единственная моя ценность для правительства – мой труд и мои деньги.
Мне не нравится, что меня считают потребителем и источником данных.
Мне не нравится, что за мной шпионят, словно я не имею права на неприкосновенность частной жизни, даже в своём собственном доме.
Мне не нравится, что я нужен чиновникам только во время выборов, а после них они уже игнорируют меня. Мне не нравится, что представители не могут и не желают представлять меня. Мне не нравится налогообложение без представительства.
Мне не нравится, что надо мной издеваются правительственные бюрократы, бандиты в полицейской форме и безликие технократы.
Мне не нравится быть источником финансирования правительственных программ, единственная цель которых – увеличение власти и богатства корпоративной элиты.
Мне не нравится принудительная оплата заграничных войн, которые предназначены только для усиления военно-промышленного комплекса.
Мне не нравится подвергаться сканированиям, обыскам, поглаживаниям и другим унижениям от рук транспортной полиции.
Мне не нравятся тоталитарные полицейские патрули в торговых центрах и на автобусных станциях.
Мне не нравится тотальный сбор данных для осуществления массовой правительственной слежки за гражданами.
Мне не нравится, что меня считают подчинённым правительственным агентам, которые должны служить мне. Мне не нравится, что меня запугивают, избивают и грабят чиновники, которые должны защищать меня. Мне не нравится, что меня заставляют молчать. Мне не нравится слежка за моими движениями, записи моих разговоров и сбор сведений о моих банковских операциях.
Мне не нравятся ограничения свободы слова и передвижения, которые нарушают Первую поправку.
Мне не нравятся законы, которые преследуют американцев за такие законные действия как проведение религиозных занятий дома, выращивание овощей у себя во дворе и сбор дождевой воды.
Мне не нравится закон NDAA, который разрешает президенту и армии арестовывать американских граждан на неопределённый срок.
Мне не нравится Патриотический акт, который открыл двери для различных правительственных злоупотреблений.
Мне не нравится Министерство внутренней безопасности (МВБ), которое стало постоянной американской армией, проигнорировав предупреждения основателей нашей страны.
Мне не нравятся использование против американских граждан такого военного оружия как броневики и звуковые пушки.
Мне не нравятся такие правительственные учреждения как МВБ, почта, администрация социального обеспечения, которые запасаются экспансивными пулями. И мне не нравятся центры задержаний, которые построены для лишения свободы американских граждан.
Мне не нравится снабжение полиции десятками тысяч пулемётов, 200 тысячами магазинов с патронами, тысячами камуфляжных костюмов и приборов ночного видения, сотнями глушителей, бронированных автомобилей и летательных аппаратов.
Мне не нравится лишение свободы за ненасильственные преступления. В тюрьмах США тысячи человек отбывают пожизненные сроки за такие ненасильственные преступления как кража куртки, выкачивание бензина из грузовика, воровство инструментов и попытка украсть кассовый чек.
Мне не нравятся ежегодные затраты по 29000 долларов на заключённого, чтобы удерживать за решёткой всех этих ненасильственных правонарушителей.
Мне не нравится, что мои тяжело заработанные налоговые доллары используются против меня.
Мне не нравится партийная природа сегодняшней политики, которая раскалывает на противоположные лагеря американцев, чтобы они не смогли единой силой противостоять правительственным злоупотреблениям.
Мне не нравится развлекательность современных новостей.
Мне не нравится, что жители 25-мильной приграничной зоны сталкиваются с насилием американского полицейского государства – пограничникам разрешено теперь под угрозой оружия и без ордера обыскивать дома и тела этих жителей.
Мне не нравится, что государственные школы относятся к ученикам, как к заключённым. Мне не нравятся законы нулевой толерантности, которые криминализируют детское поведение. Мне не нравится государственная образовательная система, которая приучает к зубрёжке и сдаче единых экзаменов, в ущерб выработке способности к пониманию, анализу и критическому мышлению.
Мне не нравится полиция, основная цель которой – использование скоростных ловушек, светофорных видеокамер и законов о конфискации активов, чтобы получать прибыль на тех, кого она должна защищать. Мне не нравятся полицейские и спецназовские облавы.
Мне не нравятся программы Министерства обороны и МВБ, которые передают армейское вооружение местной полиции. Мне не нравится отношение ко мне местной полиции, словно я - вражеский боевик.
Мне не нравятся правительственные программы, которые вознаграждают полицейских за набеги на дома и терроризирование домовладельцев.
Мне не нравится, что ко мне относятся так, словно у меня нет никаких прав.
Мне не нравится, что органы власти, сталкивающиеся с бюджетными дефицитами, заключают сделки с частными корпорациями на управление тюрьмами для заполнения их на 90%. Мне не нравится, что американские тюрьмы стали источником дешёвой рабочей силы для американских корпораций.
Мне не нравится подчиняться имперскому президенту, который считает себя выше закона.
Мне не нравится несправедливость, которая распространилась и на суды.
Мне не нравятся прокуроры, которые настолько одержимы победой, что обвиняют невинных людей за преступления, которые они не совершали.
Мне не нравятся двойные стандарты, которые позволяют правительственным чиновникам безнаказанно нарушать законы, в то время как обычные американцы наказываются в полной мере.
Мне не нравятся полицейские, которые сначала стреляют, а затем задают вопросы.
Мне не нравится, что к полицейским собакам относятся лучше, чем к американским гражданам.
Мне не нравится жить в обществе, в котором все друг друга подозревают.
Мне не нравится, что американцев считают виновными, пока они не докажут свою невиновность.
Мне не нравятся технологии, которые используются против нас.
Больше всего мне не нравится, что нет надежды улучшить эту ситуацию.

Наверняка найдутся те, кто скажет: раз мне не нравится жить в этой стране, я должен уехать в другую страну. И конечно, есть много моих соотечественников, которые уже уехали в более дружелюбные страны. Однако, я не собираюсь отказываться от этой страны без боя. Я собираюсь продолжать бороться, писать, высказываться, выступать, кричать, подавать иски, выступать против режима, писать письма редакторам, призывать к ответственности моих представителей, думать на национальном уровне и действовать на местном уровне, всегда поднимать шум, когда правительство пытается нарушить Конституцию и права человека. У нашей страны большие проблемы, но ещё не всё потеряно. Первый шаг начинается с каждого гражданина.

Необходимо самообразование. Нужно знать свои права, читать Конституцию, изучать историю, потому что история власти и сопротивления ей – это давняя и разная история. Декларация независимости – свидетельство этой борьбы и революционного духа, который победил тиранию. Нужно понимать ключевые современные проблемы, чтобы осознать угрозы свободе. Нужно быть в курсе современных событий и законов. Необходимо проявлять активность в местных событиях, политических и законодательных сражениях. Как говорится: «думайте национально, действуйте локально». Америка должна быть системой местных органов власти, которые далеки от колоссальной современной федеральной бюрократии. Для восстановления наших свобод, необходимо понимать, что происходит на нашем заднем дворе (у нас дома, у соседей, в школе, в мэрии), чтобы начать преобразования на местном уровне. Активное участие в местной политике – это один из путей к переменам.

Необходима организация. Нужно понимать свои сильные и слабые стороны и оптимально использовать свои ресурсы, сильные стороны и активы. Нужно разрабатывать стратегию для поиска решения проблем. Нужно распределять приоритеты проблем. Нельзя ограничивать себя в протестах и петициях. Необходимо нестандартное мышление. Времени мало, а ресурсы ограничены, поэтому используйте свои ресурсы оптимально. Будьте смелыми и изобретательными, потому что партизанская война – это не битвы с танками и пушками, а нестандартные методы инакомыслия и сопротивления. Нестандартный ответ на обстоятельства – ваш главный ресурс в борьбе за перемены. Каждое, даже самое малое творческое усилие имеет большое значение. Необходимо эффективно распространять информацию. Информация не только помогает вашей борьбе, но и служит способом просвещения. Сети помогают распространить вашу точку зрения среди более широкой аудитории.

Необходима смелая борьба за свободу. Знайте, что вы не одиноки. Вы принадлежите ко множеству людей, которые посвятили себя борьбе за свободу. Вовлекайте окружающих в обсуждение важных вопросов. Призывайте их к активности на национальном уровне. Как я часто говорил, даже один человек с плакатом на заседании городского совета – это раздражитель. Три человека на том же заседании – это уже движение. Вы поймёте, что власти боятся и уважают числа. Это не значит, что одинокие рыцари не важны. Бывают моменты, когда вы оказываетесь в одиночестве. Однако, сила в числах. Политики понимают это, поэтому начинайте действовать. Будьте готовы к мобилизации в любой момент. Не имеет значения, кто вы, где вы находитесь и какие у вас есть ресурсы. Имеет значение только то, что вы понимаете проблемы и ищете их решение. Неважно сколько вам лет – 8, 28 или 88 – вы можете внести свой уникальный вклад в общее дело. Вам не нужно быть героем. Вам просто нужно проявить себя и быть готовым к действиям.

Необходимо смотреть вперёд. Не ограничивайтесь «текущим моментом», не пренебрегайте общей картиной. Развивайте взгляд в будущее. Цели, которые вы надеетесь достичь, долговременны? Собираетесь ли вы передавать свои знания о проблемах другим людям, которые будут продолжать ваше дело? Не жалейте времени на обучение молодого поколения ценностям свободы, потому что вскоре оно может оказаться в авангарде борьбы. Развивайте силу духа. Что привело к успеху прошлые протесты под руководством таких лидеров как Мартин Лютер Кинг? Твёрдость. Кинг отказывался отступать. И когда пришло время, он был готов выйти на улицу, защищать свои убеждения и даже сесть в тюрьму, если понадобится. Кинг рисковал своей свободой, участвуя в ненасильственных акциях гражданского неповиновения. Но прежде чем прибегать к гражданскому неповиновению, необходимо перепробовать все разумные альтернативы. Если есть возможность изменить ход событий обычными методами (например, переговорами, судебными исками или законами), то нужно их использовать.

Необходимы бескорыстность и самопожертвование. Свобода не бесплатна, всегда есть цена, которую нужно заплатить, всегда нужна жертва. Движение может быть успешным, если оно состоит из людей, которые заботятся о всеобщем благе и не отказываются от цели. Для этого требуется мужество и самопожертвование. Не стоит надеяться на славу, власть и богатство в конце этого пути. Вас ожидают трудности, преследования и сражения. Это не простой путь. Необходимы оптимизм и надежда. Хотя наши права отнимаются, у нас всё ещё есть наши свободы. Как я пишу в своей книге «Поле битвы Америка: Война с американским народом», мы продолжаем сопротивляться. Мы имеем право критиковать, протестовать и выступать против правительства и его законов. Конституция гарантирует нам эти права. Гражданин США, вооруженный знанием о правах и готовностью к борьбе, по-прежнему считается силой, даже если другие молчат. Необходимо упорство. Вы можете быть голосом разума. Используйте свой голос, чтобы вдохновлять других. Многое можно сделать простыми словами. Часто, чтобы начать дело достаточно одного голоса. Поэтому, если вы серьёзно хотите изменить ситуацию к лучшему, используйте своё право на свободу слова, даже если за это вас будут преследовать. Это будет нелегко, но наберитесь мужества и не сдавайтесь.


Источник: What I Don’t Like About Post-9/11 America, John W. Whitehead, counterpunch.org, September 11, 2018.

Tags: ndaa, tsa, США, война, демократия, идеи, империя, коррупция, полиция, слежка, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “идеи” Tag

  • Американская аномия.

    Французский социолог Эмиль Дюркгейм в своей классической книге «О самоубийстве» исследовал разрыв социальных связей, который толкает отдельных…

  • О единстве, политике и свободе.

    Мы все едины. Осознанное восприятие реальности показывает, что весь наш опыт в этом мире неотделим от сознания, через которое он проявляется, и это…

  • Можно ли сопротивляться официальной пропаганде?

    Новый опрос Gallup сообщил о падении мнения американцев о России и Китае до исторических минимумов: 79% населения негативно относятся к Китаю и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments