antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Солдатская история.


«И Джон завербован, и Джимми взят,
И Джорджи в сержантском званье.
Но армия не спросит: "Кто ты, солдат?"
У армии есть заданье.
От Гибралтара
До Пешавара
Пушки - подушки нам.
Если же новая
Желтая, лиловая,
Черного окраса
Попадется раса,
Из нее мы сделаем бифштекс. Трам-там.»
Бертольд Брехт «Трехгрошовая опера», перевод С. Апта.


Солдатская история столь же стара, как и война. Она рассказывается, а затем забывается. Всегда есть молодые парни и девушки, жаждущие славы, соблазнённые правом на насилие, и достаточно наивные, чтобы умереть за интересы торговцев смертью. Солдатская история не меняется, несмотря на новые войны и поколения. Вот и пришла очередь Спенсера Рапоне. 18 июня этого лейтенанта уволили из армии за «недостойное офицера поведение», так как армейское расследование установило, что он «пропагандировал в интернете социалистическую революцию и унижал старших офицеров». Рапоне разоблачал ложь, хотя ложь часто кажется неуязвимой. Мы должны прославлять тех, кто, подобно нему, имеет мужество говорить правду о войне, несмотря подавление честных голосов мощными волнами патриотической пропаганды. Рапоне вступил в армию в 2010 году. Начальную подготовку он прошёл в Форт-Беннинге (Джорджия). В феврале 2011 года он закончил воздушно-десантную школу и был принят в подразделение Рейнджеры армии США. Он видел, как его товарищи быстро фетишизировали оружие.

«Автомат – материализация сущности пехотинца», - сказал он мне по телефону из Уотертауна (Нью-Йорк). - «Тебя учат, что автомат – твоё продолжение. Это твоя жизнь. Ты всегда должен носить его. Автомат делает нас воинами, которые должны уничтожать врага в ближнем бою. Сначала это почти весело. Мы были 18-19-летними парнями. И в наши руки попал инструмент смерти. У нас появилась сила. Мы могли делать то, что не могут делать 99% наших соотечественников. Оружие меняет тебя. Ты хочешь проявить себя. Ты хочешь проверить себя в бою. Ты хочешь приносить смерть. Это привлекательно, и ты забываешь о дерьмовой армейской жизни. Ты чувствуешь себя хорошо. Испытываешь соблазн. Армия выглядит привлекательно. На всё остальное наплевать». Но его волновало то, что происходило вокруг него.

«Во время подготовки тебя учат уважать культуру и историю рейнджеров и гордиться этим званием», - рассказывает он. - «Они заставляют читать в интернете истории десантников, которые погибли на войне. Ты должен найти некролог конкретного десантника и распечатать его. Это очень тревожное явление. Староста курса сказал нам: «не советую читать о Пэте Тиллмане»». Рапоне начал читать о Тиллмане – профессиональном футболисте, который стал рейнджером и погиб в 2004 году в Афганистане от американских пуль. Высшее командование, включая командующего американскими войсками в Афганистане генерала Стэнли Маккристала, изменило историю его смерти на голливудскую версию – якобы, он погиб в бою с врагами. Рапоне посмотрел документальный фильм «История Тиллмана» и прочитал статью Кевина Тиллмана (брата Пэта, который воевал вместе с ним) «После дня рождения Пэта». Пэт Тиллман встречался с Ноамом Хомским и критиковал войну. Армия не только солгала семье Пэта о его смерти, но и уничтожила все его документы и дневник.

«Пэт Тиллман показал мне, что я могу сопротивляться пропаганде», - рассказывает Рапоне. - «Я не должен позволять армии убивать во мне человека и превращать меня в чудовище. Когда я узнал, что армия солгала о его смерти для пропаганды войны, я был потрясён. Военные не заинтересованы в свободе и демократии. Они заинтересованы только в росте прибылей и экспансии США. Я не был голливудским борцом за свободу. Я был винтиком в империалистической машине. Я охотился на самых бедных и эксплуатируемых людей на планете. Нам приказывали стрелять, перемещаться и связываться с командованием. Это стало нашим кредо. Нам не нужно было знать, почему мы это делаем, и каковы последствия нашей стрельбы. Это нас не касалось».

В июле 2011 года он оказался в афганской провинции Хост. Ему было 19 лет. Он был помощником пулемётчика за пулемётом Mk-48 длиной 18 фунтов с интенсивностью огня 500-625 выстрелов в минуту. Он носил запасные патроны, которые скармливал пулемёту. Когда его сослуживцы зачищали дома, он держал под прицелом окна и двери. Он наблюдал, как десантники разделяли мужчин от женщин и детей, «относясь к ним как к животным». Десантники считали афганцев «недочеловеками», «пустоголовыми». «Многие парни говорили: «я хочу прогуляться этой ночью и поубивать людей»», - рассказывает он. - «Рейнджеры – это гипермужественность, женоненавистничество, расизм и ненависть к другим культурам».

Его сержант носил на руке татуировку молота Тора – символ расистов. Этот сержант говорил новобранцам, что если они увидели что-то, что их расстроило, и они хотят поговорить об этом, то они оказались «ни хрена не в том месте». В 2012 году Рапоне уехал с войны в Вест-Пойнт. Возможно, став офицером, он смог бы изменить ситуацию, влил бы человечность в отряды убийц. Но он сомневался в этом. «Начав учиться в Вест-Пойнте, я столкнулся с теми же проблемами, что и в Афганистане. Офицеры и сержанты наслаждались мыслью о возможности безнаказанно убивать людей. Это идеология Редьярда Киплинга. Это менталитет английских солдат столетней давности. Всем правит сила. Даже женщины должны приспосабливаться к этой идеологии. Любое проявление женственности означает слабость. Это сочетается с системным расизмом. В Вест-Пойнте до сих пор прославляют генерала Конфедерации Роберта Ли. Там есть казармы, названные в его честь. В библиотеке висит его портрет в военной форме. На заднем плане этого портрета видны рабы».

Рапоне с растущим гневом наблюдал, как выгоняли чёрных курсантов за нарушения, которые оставались безнаказанными для белых курсантов. Он изучал историю. Но он читал книги, которые не входили в учебную программу: Говарда Зинна и Стэна Гоффа – бывшего сержанта спецназа, который воевал во Вьетнаме, на Гаити, в Панаме, Колумбии и Сомали, а затем написал книгу «Отвратительный сон: Воспоминания солдата об американском вторжении на Гаити». «Я понял, что мы – мышцы для тех, кто имеет богатство и статус», - говорит Рапоне. - «Я также понял, что я – социалист. Это было странно». Его откровенность и критика довели его до наказаний.

«Меня чуть не выгнали с последнего курса в Вест-Пойнте», - рассказывает он. - «Я уже был настоящим социалистом. При изучении политэкономии и критической теории, вы учитесь анализу. Это началось как научная позиция. Но я думал, что мне необходимы какие-то действия для поддержки моих теорий». Его дразнили «коммунистическим курсантом». Он встречался с курсантами этой военной академии, которые сильно пострадали от дискриминации, в первую очередь с цветными, женщинами и мусульманами. Он вступил в Ассоциацию курсантов-мусульман, хотя не был мусульманином.

«Я хотел помочь курсантам-мусульманам обрести опору», - рассказывает он. - «Я хотел, чтобы они знали, что они не забыты. В Вест-Пойнте мало людей, которые понимают и ценят ислам, и задумываются, почему США разрывают на куски исламские страны». Он участвовал в организации мероприятий, чтобы в академии было выделено специальное место для мусульманских молитв, это привело к первым столкновениям с высшим командным составом. Один преподаватель сказал ему: «Я наблюдаю за тобой три-четыре года, ты думаешь, что можешь делать всё, что захочешь». «Да, сэр», - ответил он, и за это в его дело записали, что он спорит с офицерами.

Этот преподаватель проследил за активностью Рапоне в социальных сетях, и обнаружил, что тот много пишет о социализме и критикует политику США в отношении сирийских беженцев. Преподаватель отправил дело Рапоне в Отдел уголовных расследований для проведения армейского расследования. Рапоне допрашивали старшие офицеры. Его наказали «карательным туром» на 100 часов. Он должен был целую неделю маршировать по центральной площади Вест-Пойнта в полной военной форме, пока не истекут часы наказания. «Это было похоже на шоу Монти Пайтон», - сказал он. Его также лишили ветеранских привилегий на 60 дней. Ему не разрешили уйти на весенние каникулы. Все каникулы он в наказание высаживал деревья и убирался на территории академии. Он должен был заниматься с отстающими курсантами.

«Принято говорить, что в Вест-Пойнте нет дедовщины», - рассказывает он, - «по крайней мере такой, какая была в 50-х и 60-х. Но дедовщина до сих пор есть. На первом курсе тебя считают плебеем. Каждый вечер ты должен выносить мусор из комнат курсантов старших курсов. Тебе не разрешено говорить. Ты должен держать руки вдоль тела и быть всегда готовым исполнить приказ дедов. Если заметят, что ты говоришь с сокурсником, у тебя будут проблемы. Хуже всего то, что переходя из класса плебеев в высшие классы, курсанты начинают презрительно относиться к новым плебеям». Служа десантником, он также сталкивался с дедовщиной. Новобранцев заставляют драться друг с другом и часто отжиматься, их связывают по рукам и ногам и бьют по животу.

«Дедовщина отсеивает людей, которые не могут выдержать её», - рассказывает он. - «Для сопротивления тотальной ассимиляции многие принимают иронический вид. Но ироническая позиция – это другая форма ассимиляции. Это происходит на глубинном уровне. Я знал одного офицера, который пытался совершить самоубийство за границей. В Вест-Пойнте несколько курсантов покончили с собой. Я восемь лет служил в армии. Самоубийства – существенная реальность для армии. Много самоубийств произошло из-за дедовщины и милитаристской культуры. Офицер не может избить тебя в дерьмо, как было раньше, но в армии есть множество психических пыток». После окончания Вест-Пойнта его отправили обратно в Форт-Беннинг, где он начинал службу в армии.

«Каждую пятницу оканчивался курс начальной подготовки солдат», - рассказывает он. - «Я смотрел на этих орущих подростков, которые едва прошли половое созревание, но их уже отправляют в мясорубку. Это беспокоило меня. Я должен был учить этих ребят, что их военное задание будет справедливым и правильным. Но моя совесть выступала против этого. Я искал выход. Я искал способ уйти или высказаться. Затем появился Колин Каперник, который, рискуя своей карьерой, выступил против системного расизма, и я понял, что смогу принять в этом участие». Он разместил в социальных сетях свою фотографию в военной форме с надписью «ветераны за Каперника». «Дальнейшие события потекли лавинообразно. Для меня, Колин Каперник связан с Пэтом Тиллманом. Он тоже готов рискнуть жизнью, чтобы высказать правду властям».

Открытая поддержка Каперника в социальных сетях, собственная фотография в майке с Че Геварой и поднятым вверх кулаком, и другая фотография с фуражкой с надписью внутри «Коммунизм победит» - всё это и многое другое привело к расследованию. А затем 10-я горная дивизия приняла его отставку. «Патриотизм в США – почти религия», - говорит он. - «Военные считаются непогрешимыми. Есть кто-то, типа министра обороны, кто является добросовестным военным преступником. Он сбрасывает бомбы на иракские свадьбы. Он отвечает за резню в Ираке. Или есть советник по национальной безопасности. Они не могут ошибаться, потому что служили в армии. Это почитание военных ведёт к военному положению, фашизму или протофашизму. Вот почему я решил, что должен уйти оттуда».

«Общественность не понимает, насколько регрессивна и токсична милитаристская культура», - говорит он. - «Врождённая функция военных – насилие и нападение на других. Армия создана для разрушения. Это фундамент этой системы. Без этого она рухнет. Невозможно превратить армию в гуманную силу, даже если использовать её в гуманитарных операциях, как было в Новом Орлеане после урагана Катрина. Армия учит солдат смотреть на других людей, особенно на смуглых и чёрных, как на неизбежную угрозу».

«Конечно, военные заявляют, что они не связаны с политикой, но это совершенно неверно. Армия – это политическая сила государства. Вряд ли можно найти что-то опаснее военных, которые верят, что они не связаны с политикой. Я хочу, чтобы солдаты и офицеры понимали, что быть солдатом – это не просто стрелять из автомата», - говорит Рапоне. - «Вы можете во многом помочь обществу. В Вест-Пойнте говорят, что там обучают лидерскому характеру. Они говорят о нравственной стойкости. Но что мы видим в армии? Я слепо исполнял приказы. Я приносил насилие беднейшим людям на планете. В этом и заключается их нравственность?»


Источник: The Soldier’s Tale, Chris Hedges, truthdig.com, June 24, 2018.

Tags: Афганистан, Ирак, Крис Хеджес, США, Сирия, Хомский, армия, война, демократия, идеи, империя, пропаганда
Subscribe

Posts from This Journal “война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments