antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Расистская антикитайская пропаганда Запада.


Запад ненавидит Китай.

Очевидно, что западная общественность, как относительно «образованная», так и совершенно невежественная, в результате некоторой просветительской работы может признать самые неопровержимые факты: например, что на протяжении всей истории Россия постоянно страдала от европейской агрессии, или, что такие страны как Венесуэла, Куба, Иран и КНДР никогда в современной истории не нарушали границ других государств, не нападали, не грабили и не свергали правительств. И хотя для этого требуется действительно тяжёлая работа, по крайней мере, с определёнными кругами в целом безнадёжно оболваненного западного общества иногда возможен ограниченный диалог.

Что касается Китая, это другое дело. Запад не собирается «прощать» Китай. Величайшая и одна из древнейших культур Земли систематически страдает от дискредитации, оскорблений, насмешек и высокомерия пропагандистов, «учёных» и центральной прессы Лондона, Нью-Йорка, Парижа и других мест, которые сам Запад называет центрами «эрудиции» и «свободы информации». Антикитайские заявления иногда откровенны, но чаще тонко завуалированы. Они почти всегда расистские и основаны на невежестве. Но ужасающая реальность заключается в том, что они работают!

Они работают по многим причинам. Одна из причин: северные азиаты в целом, и китайцы в частности, с большим усердием изучают весь мир, а Запад совершенно ничего не знает об Азии и Китае. Я сам провёл несколько простых, но показательных «экспериментов» в Китае, Корее, Японии и нескольких западных странах: почти каждый ребёнок в Северной Азии может легко назвать несколько основных «символов» западной культуры, включая Шекспира и Моцарта, а большинство профессоров западных университетов не может назвать ни одного корейского режиссёра, китайского классического композитора или японского поэта. Не просто 50%, и даже не 90%, а все 99,9% жителей Запада ничего не знают об Азии!

Они просто ничего не знают о реальности, в которой Корея славится одним из лучших в мире кинематографов, а Китай и Япония – изысканным классическим и потрясающим современным искусством. Западное невежество распространяется и на китайскую философию, политическую систему и историю. Для Европы и Северной Америки китайский взгляд на мир окутан абсолютной тьмой. В Париже и Берлине Китай изображается исключительно с точки зрения логики и высокомерия западных «аналитиков». Расизм – самое ключевое объяснение такого положения, хотя есть и другие более мелкие причины. Западный расизм, который несколько веков оскорблял и разрушал Китай, периодически меняет свою тактику: от неприкрыто оскорбительного и вульгарного, он изменился до политкорректного и рафинированного, но столь же оболванивающего.

Злобная природа западного расистского лексикона никуда не исчезла. В прошлом Запад называл китайцев грязными животными. Он называл Китайскую революцию зверской, а затем стал так называть всю китайскую систему, ведя сначала открытую, а затем и холодную войну с Коммунистической партией Китая, под прикрытием «защиты прав человека». Хотя эти права человека – очень расплывчатое понятие, которое относится далеко не ко всем жителям нашей планеты. Да и главными нарушителями прав человека всегда были западные страны.

Если бы ко всем людям относились как равным существам, все западные страны предстали бы перед судом, который приговорил бы их к суровому наказанию за бесчисленные геноциды в прошлом и настоящем. Им предъявили бы совершенно конкретные обвинения: варварство, грабёж, пытки и массовые убийства сотен миллионов жителей Африки, Ближнего Востока, Латинской Америки и всей Азии. В Китае Запад совершил одни из самых отвратительных преступлений.

Запад применяет против Китая концепцию «прав человека» в своих личных интересах. Большинство обвинений и «фактов» вырваны из контекста и не учитывают глобальную и местную историю. Применяются только евроцентристские взгляды и концепции. Китайская философия и логика полностью игнорируются. Никто на Западе не интересуется, чего, на самом деле, хотят китайцы (в западных СМИ разрешено высказываться только так называемым «диссидентам»). Такой подход не предназначен для помощи людям, напротив он предназначен для унижения народа и причинения максимального ущерба самой густонаселённой стране в мире, её уникальной системе и растущему глобальному статусу.

Западные университеты и СМИ получают миллиарды долларов, чтобы замалчивать голос китайского народа и распространять тёмную антикоммунистическую и антикитайскую пропаганду. Я знаю одного ирландского академика, который живёт в Северной Азии и некоторое время преподавал в Китае. Он с гордостью сказал мне, что часто провоцировал китайских студентов: «Знаете ли вы, что Мао был педофилом?» И он надсмехался над теми, кто спорил с ним и считал его разговоры отвратительными. Но такой подход вполне нормален для западных академических отделений в Азии. Переверните ситуацию, и представьте китайского академика, который приезжает в Лондон, чтобы преподавать китайский язык и культуру, но начинает уроки с вопросов студентам: «Знаете ли вы, что Черчилль занимался сексом с животными?». Что с ним случилось бы? Его бы уволили в первый же день.

У Запада нет стыда, и все должны понять этот простой факт. Раньше я сравнивал эту ситуацию со средневековой деревней, на которую напали разбойники (Запад). Продовольственные магазины разграблены, дома сожжены, женщины изнасилованы, дети обращены в рабство, а оставшимся начали промывать мозги. Любое сопротивление жестоко подавляется. Людям приказано шпионить друг за другом, называя несогласных «террористами» и «опасными элементами», чтобы сохранить оккупационный режим. Допустимы только две экономические системы: феодализм и капитализм. Если местные жители избирают своего лидера, который готов отстаивать их общие интересы, разбойники сразу же убивают его. Для сохранения режима надо беззастенчиво устранять такие «опасные элементы». Но хоть какая-то видимость правосудия должна быть, не так ли?

Время от времени разбойники ловят вора, который украл несколько огурцов. И тогда они хвалятся, что защищают деревню и людей. Хотя они всё сожгли дотла. Учитывая прошлое и настоящее Китая, учитывая организованный Западом геноцид, учитывая тот факт, что Китай – самая мирная страна на Земле, как может найтись на Западе хоть один человек, который посмеет критиковать Китай (как и многие другие пострадавшие от западных войн страны) за «нарушение прав человека»? Конечно, Китай, Россия и Куба – не «идеальные страны» (на Земле нет идеальных стран, и никогда не будет), но разве грабителю и убийце позволено быть судьёй?

На Западе – да! Там это норма. Запад непримирим. Потому что он невежественен, совершенно ничего не знает о своём прошлом и настоящем, и привык к этому невежеству. Запад – совершенно фундаменталистское общество, которое неспособно анализировать и сравнивать. Оно просто не понимает, что происходит в реальности. Всё, что озвучивается политиками и постоянно повторяется академическими и журналистскими слугами – извращение. Почти весь мир находится в состоянии описанной мной деревни. Но Китай (а также Россия, Куба, Венесуэла, Сирия, Иран и некоторые другие страны) изображается в виде насильников и мучителей. Чёрное называют белым. Войну - миром. Рабство - свободой. Массового убийцу – миротворцем или полицейским.

Нужно называть вещи своими именами: Запад ненавидит китайцев. И китайцы начали понимать это, и действовать соответственно. Лучше поздно, чем никогда. Ненависть к Китаю - иррациональная, алогичная, расистская, основанная на комплексе превосходства западных «интеллектуалов». Она основана на подсознательном страхе Запада перед китайской культурой и социалистической системой, которая намного лучше террористической системы, которую Европа и Северная Америка распространяют по всему миру. Несколько лет назад я дал интервью различным китайским новостным каналам, включая легендарные People’s Daily, China Radio International и CCTV (сейчас CGTN).

Все они хотели знать, почему, несмотря на огромное стремление Китая подружиться с различными странами, на Западе так распространена китаефобия. Мне снова и снова приходилось отвечать на такие вопросы: «Что нам ещё нужно сделать? Мы всё испробовали… Что ещё?» Из-за своего непобедимого природного оптимизма, китайцы не могут понять один простой, но существенный факт: чем больше Китай будет делать для мира, чем меньше он проявит агрессии, тем больше его будет ненавидеть и демонизировать Запад. Всё потому, что Китай, в отличие от Запада, пытается улучшить жизнь всей планеты, а это никогда не будет цениться, одобряться и перениматься в таких местах как Лондон, Париж и Нью-Йорк. Я отвечал китайским журналистам: «Они ненавидят вас, потому что вы поступаете правильно!»

Наверно, мой ответ показался китайцам слишком циничным. Однако, я не хотел выглядеть циничным. Я просто пытался честно ответить на вопрос о психике западной культуры, которая убила несколько сотен миллионов человек по всему миру. В конце концов, именно европейский величайший психолог всех времён – Карл Густав Юнг – поставил западной культуре диагноз «патологичная».

Кто больше всего ненавидит Китай?

А если подсчитать, кто ненавидит Китай? Ясно, что больше всего – европейцы и североамериканцы. И Япония, которая убила десятки миллионов китайцев, плюс главный региональный противник Китая – Вьетнам. По данным опроса Pew Research Center 2017 года, только 13% японцев позитивно относятся к Китаю. 83% японцев отрицательно относятся к Китаю, поскольку Япония является главным западным партнёром в Азии. В истерически антикитайской и скандально расистской Италии 31% позитивно и 59% негативно относятся к Китаю. Шокирующе? Конечно. Но в Германии не намного лучше: 34% и 53% соответственно. В США: 44% и 47%. Во Франции: 44% и 52%. В Испании: 43% и 43%.

А вот что по-настоящему потрясает, так это остальной мир. Цифры тут совершенно другие! Южная Африка: 45% - положительно, и 32% - отрицательно. Аргентина: 41% и 26%. Даже на Филиппинах, которые Запад постоянно сталкивает с Китаем: 55% положительно относятся к Китаю, и 40% - отрицательно. В Индонезии, где часто организуются антикитайские погромы, а китайский язык запрещён после проамериканского переворота 1965 года: 55% и 36%. В Мексике: 43% и 23%. В Венесуэле: 52% и 29%. В Чили: 51% и 28%. Далее ещё интереснее. В Ливане: 63% и 33%. В Кении: 54% и 21%. В Бразилии: 52% и 25%. В Тунисе: 63% и 22%. В России: 70% и 24%. В Танзании: 63% и 15%. В Сенегале: 64% и 10%. В Нигерии: 72% и 13%.

Опрос канала BBC 2017 года «Взгляды на китайское влияние» показал более шокирующие результаты. Две страны оказались на разных полюсах опроса. В Испании только 15% считают влияние Китая положительным, а 68% - отрицательным. А в Нигерии: 83% - положительным, и только 9% - отрицательным. Теперь задумайтесь, о чём, в действительности, говорят эти цифры. Кто выигрывает от роста китайского влияния на мировой арене? Конечно, самые несчастные народы Земли – большая часть нашей планеты! А кто пытается помешать Китаю оказывать поддержку колонизированным и угнетённым народам? Старые и новые имперские силы!

Китай преимущественно ненавидят в западных империалистических странах (и в подчиняющихся им странах типа Японии и Южной Кореи), а любят в Африке, Азии и Латинской Америке, и, конечно, в России. Скажите африканцу то, что обычно говорится европейцам – весь тот негативный и даже неоимпериалистический бред о китайском захвате Африки – и он лопнет от смеха. Перед тем как писать этот очерк, я получил письмо от моего кенийского товарища Букера Нгеса Омоле – национального генерального секретаря Социал-демократической партии Кении:

«Отношения Китая и Африки, в целом, и Кении, в частности, не только привели к огромному развитию инфраструктуры, но и к подлинному культурному обмену между китайским и африканским народами. Они также привели к пониманию китайцев в Африке на основе их дел, которые затмили антикитайскую полуправду и ложь, распространяемую такими глобальными фабриками пропаганды как CNN. Китай показал, что существуют другие партнёры по развитию и международный капитал – без вмешательства во внутренние дела суверенных стран, в отличие от США и западных стран, которые используют МВФ и Всемирный банк для навязывания континенту разрушительной политики, приводящей к страданиям и смерти африканского народа, и разоряющей целые страны.

Ещё одно отличие – скорость, с которой осуществляются проекты. Раньше у нас был ужасный бюрократический и дорогостоящий процесс, который мог длиться несколько лет без начала реальной работы. Когда к нам прибыли китайцы, всё изменилось. Мы видим, что проекты выполняются точно в срок, вы видим высококачественную работу, которая опровергает западную пропаганду о Китае и России».


Китайская система (коммунизм или социализм с китайской спецификой) - по-настоящему интернационалистская по своей сути. Председатель Мао Цзэдун в своей работе «Патриотизм и интернационализм» написал: «Может ли коммунист, который является интернационалистом, одновременно быть и патриотом? Мы считаем, что не только может, но и должен… Победа Китая и поражение вторгшихся империалистов поможет народам других стран…». Председатель Мао написал это в разгар китайской освободительной борьбы против японских захватчиков. Однако, с тех пор мало что изменилось.

Китай определённо хочет и может поставить обратно на ноги большую часть мира, опустошённую западным империализмом. Он достаточно велик, чтобы сделать это, он достаточно силён и полон решимости и оптимизма. Запад давно производит только кризисы и конфликты, подобно тому, что произошёл на пекинской площади Тяньаньмэнь в 1989 году или тому, что был организован Западом, но провалился, в Гонконге в 2014 году.

Однако, западные агенты и внедрения – это всё, что большинство европейцев и североамериканцев знает о КНР. «Права человека», Фалуньгун, Тибет, Далай-лама, «Северо-запад страны» (они не могут запомнить и произнести названия, но центральные западные СМИ внушили им, что Китай делает там «что-то зловещее», и они верят в это), площадь Тяньаньмэнь, Ай Вэйвэй и ещё несколько отдельных «событий» и имён – это всё, что они знают. И это о таком гиганте с историей, культурой и философией возрастом несколько тысяч лет! Такое невежество было бы смехотворно, если бы не приводило к ужасным и опасным трагедиям.

Понятно, кто ненавидит Китай – это не «мир», и не страны, которые захвачены и порабощены западными империализмом. Там Китай любят. Китай ненавидят страны, которые стали колониями. И страны, которые привыкли хорошо жить за счёт грабежа других. Для них исторически равноправный, а теперь социалистический Китай представляет большую угрозу. Угрозу не их мирному существованию и выживанию, а их безнаказанному грабежу мира. Интернационализм, равноправие и гуманизм Китая, с его концентрацией на тяжёлой работе и большом оптимизме, очень скоро могут развеять инертность и летаргию, введённую Европой и США в вены изнасилованных, разграбленных и униженных народов.

Китай достаточно вытерпел!

В своей потрясающей книге «Китай – коммунистический, чёрт возьми!» эксперт по Китаю Джефф Браун (который живёт сейчас в Шэньчжэне) написал о многовековом бесчеловечном отношении Запада к китайскому народу: «… неизвестные числа в XIX веке… были похищены и насильственно отправлены в Новый свет в качестве рабов (кули). Поучителен расизм по отношению к китайским кули. Во время океанского плавания из Китая в Канаду их набивали в переполненные, тёмные и плохо проветриваемые трюмы, и все три недели плавания, они не могли видеть белых, разгуливающих по палубе. Без солнечного света, без свежего воздуха. Экипаж называл китайцев «скотом» и относился к ним также. На самом деле, к ним относились даже хуже, чем к коровам, свиньям, овцам и лошадям, так как существовали законы, которые принуждали к хорошему отношению к животным во время плавания…

Такое бесчеловечное обращение с китайскими гражданами индифферентно описал в своём дневнике один британский офицер-надсмотрщик: «В детстве нас учили, что Каин и кули всегда были убийцами; кули нельзя доверять; это жёлтые собаки… Задача складирования кули очень утомительна. В приказах, это называется «посадка». Привычные к этому делу, называют его «укладкой». Кули – не пассажиры, которые могут найти свою каюту. Кули – скорее груз, скот, который нужно разместить. Хотя жизненный опыт непрестанно воздействует на них, они относятся к существованию как одомашненные животные». Британский лейтенант Дэрил Кляйн в своих мемуарах «С чинками» пишет как настоящий западный имперский расист. Конечно, он использует оскорбительную кличку «чинки» в отношении китайцев. Он считает их жёлтыми ниггерами. Термин кули – не лучше. Но, по крайней мере, лейтенант Кляйн честно показывает свой расизм»
.

Существует множество примеров дискриминации и унижения китайского народа западными колонизаторами на территории Китая. Европейцы и японцы убивали и порабощали китайцев на их собственной земле. Но такие же презренные преступления совершались против китайцев и в США, включая линчевания и другие виды убийств.

Многие китайцы тяжело работали, став рабами в США и Европе, где с ними часто обращались хуже, чем с животными. И всего лишь потому, что они родились китайцами. За это варварство не принесено никаких извинений и не выплачено никаких компенсаций, даже десятилетия и столетия спустя. До сих пор этот вопрос окружён таким молчанием, что надо спросить: это молчание вызвано невежеством или гораздо более зловещими вещами – сознательным или подсознательным отказом осудить плоды западной культуры: империализм, расизм и фашизм.

Профессор Гвен Шарп в своей статье «Старая «жёлтая опасность» - антикитайская пропаганда» в Sociological Images написал: «Китайских мужчин изображали как дегенеративных героиновых наркоманов, наличие который приводило к проституции, азартным играм и другому аморальному поведению. Во множестве городов Западного побережья произошли беспорядки, в которых белые нападали на азиатов и разрушали китайские районы. Беспорядки 1886 года в Сиэтле закончились захватом всех китайцев и насильственной высылкой их в Сан-Франциско. Подобные происшествия заставляли китайских рабочих переезжать по всему Западу, что привело к росту китайских кварталов в крупных городах на Западном побережье».

На протяжении всей истории Китай и его население страдали от рук европейцев и североамериканцев. Об этом можно узнать из нескольких академических изданий, включая публикацию в «История и новости» о резне в Батавии: «9 октября 1740 года голландские колониальные правители острова Ява (теперь главного острова Индонезии) в портовом городе Батавия (сейчас Джакарта – столица Индонезии) организовали безумную массовую этническую чистку, которая закончилась убийством 10 тысяч китайцев. Голландское слово Chinezenmoord означает убийство китайцев».

Испанские оккупанты Филиппин неоднократно устраивали массовые убийства китайцев. Все европейские колонизаторы проводили антикитайские этнические чистки в различных уголках мира. Разграбление Летнего дворца в Пекине французскими и британскими войсками – одно из самых жестоких западных преступлений на территории Китая. Возмущённый французский писатель Виктор Гюго написал: «Мы называем сами себя цивилизованными, а их варварами. Вот что цивилизация сделала с варварством».

Теперь Запад не может так обращаться с китайским народом, но если бы это могло сойти ему с рук, он бы продолжал делать это. Комплекс превосходства в Европе и Северной Америке всё ещё силён. Существует реальная опасность, что если не сопротивляться ему, он может уничтожить жизнь на всей планете. Окончательный геноцид будет также сопровождаться убеждёнными в своей правоте речами, несдержанным высокомерием, глобальным невежеством и отсутствием сожалений. Китайцев больше нельзя избивать на улицах Европы и Северной Америки. И, теоретически, их нельзя оскорблять только за то, что они китайцы – хотя в реальности это всё ещё происходит.

Но есть много различных способов причинить боль и глубоко ранить человека или страну. Мой близкий друг, великолепный китайский пианист Юань Шен сказал мне однажды, когда бросил хорошо оплачиваемое место преподавателя в Нью-Йорке и вернулся в Пекин: «В США я почти каждую ночь плакал… Я чувствовал себя очень беспомощным. Всё, что они говорили о моей стране… И было невозможно убедить их, что они совершенно неправы!»

Через несколько лет на «Первом всемирном культурном форуме» в Пекине египетско-французский мыслитель Амин Саид сказал мне, что все мы – жертвы капитализма. Я категорически не согласен с ним, и спорил с ним в Пекине, и позже, когда мы встретились в Москве. Фанатизм, жестокость и империализм Запада намного старше капитализма. Я считаю, что дело в обратном: западная культура насилия лежит в основе дикого капитализма. Недавно, выступая перед студентами и преподавателями старой альтернативной и прогрессивной школы в Скандинавии, я понял смысл антикитайских настроений в Европе.

Во время моего доклада о глобальных конфликтах, которые разожгли США и Европа, аудитория молчала и внимательно слушала. Я выступал в огромном зале, где находилось 2-3 сотни человек – в основном, будущие преподаватели. Были некоторые аплодисменты. Были вопросы. Затем началось обсуждение за кофе. И тут проявились неправильные вещи. Подошла девушка и с ангельской улыбкой произнесла: «Извините, я ничего не знаю о Китае… Но как насчёт Северо-запада страны?»

Северо-запад Китая в несколько раз больше всей Скандинавии. Что её интересует конкретно? Она ничего не могла ответить: «Вы знаете, права человека… меньшинства…» Ко мне подошла итальянская девушка, сказавшая, что изучает философию. И тот же набор вопросов: «Я не много знаю о Китае, но…» Затем она задала агрессивный вопрос: «Что вы имеете в виду, когда говорите о китайском гуманизме?» Она не спрашивала, она нападала. Я сухо ответил: «Вы не хотите слушать, вы просто хотите услышать повторение шаблонов, которыми вам промыли мозги».

Одной из организаторшей конференции не понравилось моё общение с её испорченными, грубыми, эгоистичными и необразованными сопляками. Мне было наплевать. Я сказал ей это прямо в лицо. «Тогда зачем вы приняли приглашение стать ключевым докладчиком?», - спросила она. И я честно ответил: «Чтобы учить европейцев противостоять расизму и невежеству». На следующий день я представлял свой шокирующий документальный фильм «Руандский гамбит» о том, как Запад организовал совершенно ложное представление о Руанде и спровоцировал геноцид в Демократической республике Конго. Но публика хотела обсуждать только Китай. Один сказал: «Я видел, как китайская правительственная компания построила два спортивных стадиона в Замбии. Разве это не странно?»

Кому странно? Китайская медицина основана на профилактике, поэтому и достигла успеха. Строительство стадионов – это преступление? Другой вспомнил, что в Западной Африке «Китай высадил орехи кешью». Он считал, что это равнозначно векам ужасов западного колониализма, массовых убийств и порабощения сотен миллионов африканцев британцами, французами, немцами, бельгийцами и прочими. В аэропорту, дожидаясь самолёта в Азию, я хотел кричать от радости. Я возвращался домой, покидая этот оболваненный континент – этот интеллектуальный бордель. Западу не спастись. Он сам не остановится и не раскается. Его можно только остановить, и его необходимо остановить.

Джефф Браун в своей книге «Китай – коммунистический, чёрт возьми!» описал одно существенное различие между китайским и западным образом мышления: «Китай и Запад очень различны. Западная цивилизация основана на греческой философии, культуре, политике и экономике. Древняя Греция состояла из сотен относительно маленьких, независимых городов-государств, которые были изолированы друг от друга. Они были разделены водными преградами и горными хребтами, прятались в заливах и долинах. Население каждого государства состояло максимум из тысяч человек. Было множество диалектов с разной степенью понимания. Взаимные контакты были основаны на торговле, что лежит в основе западной капиталистической экономики. Понятие личности на Западе основано на экономической системе, в которой фермеры, землевладельцы, торговцы и ремесленники индивидуально работали и принимали решения. У каждого государства было своё независимое правительство, которое на протяжении нескольких веков проходило через фазы монархии, олигархии, тирании и демократии. Для урегулирования споров часто использовались локальные войны. Эти войны были нормой, так как греческое сельское хозяйство не было изобильным из-за плохой почвы и ограниченности земель. Когда наступала засуха и останавливалась торговля сельскохозяйственными товарами, возникала необходимость вести войны за продовольствие.

Древний Китай был совершенно другим. Жизнь, экономика и развитие вращались вокруг центрального правительства под управлением императора. Экономика Китая была основана не на торговле, а на сельскохозяйственном производстве, и основанная доля урожая поступала государству. Почему? Потому что правительство наделено Небесным мандатом, а это означает, что государство гарантировано обеспечит продовольствием всех граждан. Поэтому фермеры всегда знали, что выращенное ими зерно может запросто оказаться в другой части Китая, которая пострадала от засухи. Эта сложная идея центрального планирования распространялась и на борьбу с наводнениями. Общинам в одних районах Китая поручали строить плотины или каналы, чтобы снизить риск возникновения наводнений не только для себя, но для общин, которые находились ниже по течению реки – для всеобщего коллективного блага. Независимые города-государства смертельны для Китая, так как они привели бы к разрыву сплочённости общества и сокращению возможностей центральной власти, что привело бы к войнам, междоусобице и голоду»
.

Корни китайской социалистической системы глубоко уходят в древнюю историю Китая. Она основана на обмене и сотрудничестве, на солидарности и гармонии. Эта система лучше подходит человечеству, чем та, которую Запад насильственно распространил по всему миру. Когда Западу что-то удаётся, он чувствует, что «победил» кого-то. Он втыкает древко флага в землю и пьёт алкоголь, празднуя своё чувство превосходства. Китай думает иначе: «Если наши соседи будут процветать и жить в мире, то и Китай будет процветать и наслаждаться миром. Мы можем торговать, путешествовать друг к другу, обмениваться идеями».

В древности китайские корабли путешествовали в Африку, высаживаясь на берегу современных Сомали и Кении. Эти корабли были огромными. В те дни у Европы не было таких огромных сооружений. Китайские корабли были вооружены против пиратов, но, в основном, на кораблях плыли писцы, учёные, врачи и исследователи. Достигнув африканских берегов, они налаживали контакты с местными жителями. Они изучали друг друга, обменивались подарками (около острова Ламу до сих пор можно найти китайскую керамику). В то время между этими культурами было мало общего. Китайские писцы записали: «Пока не наступило время для постоянных контактов». Они оставляли подарки на берегу и уплывали домой. Никого не убивали. Никого не «обращали». Никого не насиловали. Африканские земли оставались африканцам. Африканцы оставались свободными. А через столетие или два прибыли европейцы…

Я знаю Китай, но ещё лучше я знаю мир, в котором работает Китай. Чем больше я вижу, тем больше я впечатлён – я действительно хочу, чтобы Китай был повсюду и как можно скорее! Я работал во всех больших и маленьких странах Океании (Полинезии, Меланезии и Микронезии), кроме Ниуэ и Науру. Там Запад разделил некогда великолепную и гордую землю, придумав странные границы, буквально заставив людей есть дерьмо (продавая людям пищу для животных), навязав им обременительные иностранные кредиты и культуру рабства и разрушения (проводя ядерные эксперименты и построив военные базы). Маршалловы острова, Кирибати и Тувалу начали опускаться под воду из-за глобального потепления.

Китай пришёл с интернационалистическими целями. Он начал делать необходимые вещи – высаживать мангровые посадки, строить спортивные сооружения, поскольку более половины населения стали часто болеть диабетом. Он построил правительственные здания, больницы, школы. Что сделал Запад? Он через Тайвань подкупил местных чиновников, чтобы те признали Тайбэй столицей независимого государства, вынудив Китай разорвать с ними дипломатические отношения. Я видел, как в Африке китайцы строили шоссе, железные дороги, городские трамвайные линии, школы, больницы. Запад только грабил этот континент. Европейцы и североамериканцы ничего не построили тут. Китай просто творит чудеса, исходя из принципов солидарности и интернационализма, определённых председателем Мао несколько десятилетий назад.

Мне совершенно всё равно, что западные пропагандисты и идеологи думают о Коммунистической партии Китая, о Мао и Си Цзиньпине. Я вижу результаты! Я вижу Китай – огромную, интернациональную и сильную страну, которая вместе со своими союзниками, включая Россию, готова защищать мир. Китай спас Кубу. Западные «левые» ничего не говорят об этом. Когда я говорил об этом, меня ругали. Затем Фидель официально подтвердил это. Китай помог Венесуэле и Сирии. Не ради прибыли, а потому что это был его интернациональный долг.

Я видел, как работал Китай в Восточном Тиморе (Тиморе-Лешти) – крошечной и бедной стране, которую Запад принёс в жертву, преподнеся её на серебряном блюде индонезийскому диктатору Сухарто и его военным приятелям. Они вырезали 30% населения. После объявления независимости её начала грабить Австралия, отняв у слабого правительства газовое месторождение. Когда пришёл Китай, он начал строить энергетический сектор и современные государственные больницы, в которых работали лучшие китайские и кубинские врачи.

Афганистан? Через 16 лет чудовищной натовской оккупации эта когда-то гордая и прогрессивная страна (до экспорта западного антисоциалистического терроризма) стала одной из беднейших на Земле. Запад построил стены, заборы с колючей проволокой, военные базы. Китай? Китай построил огромную современную больницу – единственное достойное и функционирующее государственное медицинское учреждение в стране. Это лишь малая часть примеров, которые я увидел по всему миру.

Когда я работал в Африке (я несколько лет прожил в Найроби), рядом со мной жили четыре китайских инженера. Приезжие с Запада всегда живут в Африке скрытно, и ведут себя как высокомерные снобы. А эти китайцы были шумными, весёлыми и постоянно в отличном настроении. Они громко сбегали по лестнице в сад, ели и шутили вместе. Они будто сошли со старого доброго плаката «соцреализма». Они были воодушевлены своей работой. Они строили и пытались спасти континент. И было совершенно ясно, что они уверены в успехе.

Они строили, а я снимал фильм о последствиях западной колонизации Африки. Я и китайские инженеры твёрдо стояли на стороне народа Африки. И несмотря на все фальшивые новости западных СМИ, мы продолжаем стоять на стороне африканцев. Мы тогда были товарищами, и остались ими теперь. И если мы падаем, то падаем – без сожалений, потому что строим лучший мир. И народы Африки, Океании, Латинской Америки и Азии начинают понимать это.

Они изучают инициативу «Один пояс и один путь». Они изучают принципы Экологической цивилизации. Они постепенно учатся, но не все одинаково – у каждой страны своя культура и свои цели. Они узнают, что жизнь состоит не только из лжи и прибыли. Конечно, ресурсы не безграничны и возникают расходы, но жизнь заключается не только в холодных вычислениях. Запад и покорённые страны не могут этого понять. Или не хотят. Они морально разложились. Они могут бороться только за личные, а не общие интересы. Запад пытается очернить всё чистое, повторяя: «все в мире одинаковы по своей сути - воры».

Западные, южнокорейские, тайваньские и японские институты глубоко завязли в этом. Они проникли в различные уголки мира, включая Азию, и даже Китай. Они учат молодых китайцев, что их страна не такова, как они видят! Иногда китайские студенты даже уезжают на Запад, чтобы изучать … Китай! Североамериканские и европейские университеты расширяют финансирование и пытаются манипулировать лучшими китайскими умами.

В других частях Азии, благодаря финансированию, местные академики подражают антикоммунистическим и прозападным коллегам, которые работают в университетах в КНР. К счастью, в КНР эта проблема выявлена, и остановлены бесстыдные атаки на китайскую систему образования. Но СМИ и книжные магазины отстают. Повсюду антикитайская пропаганда. Повсюду антикоммунистическая пропаганда.

Но Китай растёт. Он растёт, несмотря на расизм, ложь и фальшивые новости. Социалистический и интернационалистический Китай медленно, но уверенно идёт вперёд, не воюя, не поднимая шум о нарушениях прав человека. Похоже, у его руководства стальные нервы. Или это сказываются тысячи лет великой культуры. Когда летит большой дракон, вы можете лаять, ругаться, даже стрелять. Он слишком великий, слишком древний, слишком мудрый и решительный – он не остановится, не повернёт и не упадёт с неба. И когда люди присматриваются к нему с земли, они понимают, что он не только силён, но и прекрасен и добр.


Источник: West is Spreading Sick, Racist Anti-Chinese Nihilism, Andre Vltchek, journal-neo.org, June 17, 2018.

Tags: Англия, Андре Влчек, Германия, История, Канада, Китай, Корея, СМИ, США, Франция, Япония, геноцид, демократия, идеи, империя, культура, нацизм, преступность, пропаганда
Subscribe

Posts from This Journal “Китай” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments