antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Оккупация несёт Афганистану хаос и терроризм.


Гостиница Intercontinental, атакованная недавно боевиками, была удобна, как бабушкин диван. Снаружи бушевала война. Миллионы афганских жизней бессмысленно разрушены, сотни тысяч потеряны. Цена 16-летней натовской оккупации превысила 1 трлн. долларов, но вместо мира и процветания она принесла Афганистану только войну и разрушения. Всё, что продолжает функционировать в этой стране – это инфраструктура, построенная в советскую эру: ирригационные каналы, водопроводы и хлебозаводы. Из Китая и Индии начала поступать помощь, а из стран НАТО практически ничего не поступает, кроме стен, заборов и военных объектов.

Ещё до нападения на гостиницу Intercontinental, в которой было убито более 20 человек, афганский президент Ашраф Гани признался корреспондентке Ларе Логан, что он не может защитить свою столицу. Но дело, конечно, не только в столице. Вся страна погрузилась в хаос. Ясно, что вскоре ею невозможно будет управлять из Кабула. Всё чаще и чаще на улицах Кабула, Джелалабада и Герата можно услышать, что бесконечный конфликт и хаос – это составляющие плана оккупационных сил.

Раньше я шутил о гостинице Intercontinental: «Это место похоже на советскую трёх-звёздочную гостиницу в провинциальном сибирском городе. Трубы в душе ржавые, но ковры чистые, сотрудники равнодушные, но в чём-то дружелюбные. Вы можете сколько угодно махать рукой, но официантка в гостиничном кафе сдвинется с места, только если вы подойдёте к ней; она широко улыбнётся и укажет пальцем на редкие сладости». Но в любом случае, эта гостиница всегда работала. Она разрушалась, но сохраняла величие, наполненное историей и старомодным очарованием. Её вестибюль украшали традиционные афганские пейзажи и портреты. Виды из номеров и балконов захватывали дух: старый дворец Баг-и-Бала с его обширным общественным парком, весь столичный город внизу, словно он расположен в кратере, и высокий горный хребет, поднимающийся к небу сразу за городом.

Во время завтраков несколько столов около окна гостиничного ресторана почти всегда занимали русскоязычные пилоты афганской пассажирской компании Kam Air. Я не знаю, были ли они русскими или украинцами, но они говорили друг с другом и со мной на русском языке. Это были высокие и мускулистые парни, как лётчики, которые летают в военных зонах. Мы всегда приветствовали друг друга парочкой шуток. Не было серьёзных разговоров – только несколько шуток и тёплых улыбок. Недавно мне пришлось лететь в древний город Герат, и рано утром я оказался в том же самолёте, что и мои знакомые лётчики Kam Air. Мой водитель опоздал, и я подошёл к микроавтобусу авиакомпании, который отправлялся в аэропорт.

«Не возьмёте меня с собой в аэропорт, парни?» - спросил я. «Да, конечно, конечно – прыгай!», - усмехнулись они. Все мы были частью одной большой семьи. Иностранцы гостиницы Intercontinental – не богатые и не бедные, не сотрудники «правительственных инициатив» или богатых НПО. Эта гостиница для «трудящихся»: журналистов, кинематографистов, пилотов. Те, кто нуждается в «особой защите», прячутся за огромными бетонными стенами посольств или единственной роскошной гостиницы в стране – Serena. Через два часа мы пролетали над высокими афганскими горами и крошечными древними деревнями, слепленными из глины. Я фотографировал их и представлял, как американская «мать всех бомб», сброшенная накануне на такую же деревню, убила множество невинных человек.

Два мощных двигателя старого, но надёжного, MD-82 успокоительно урчали в задней части самолёта. Через некоторое время я закрыл глаза и уснул. Затем я почувствовал мягкое похлопывание по плечу и услышал дружеский шёпот: «Кофейку не хотите? Ребята тут только что свежий сварили». Я выпил ароматный напиток, рассматривая покрытые снегом потрясающие горы внизу. Русскоязычные пилоты вели самолёт уверенно и надёжно. «Если в мире есть экипаж, достаточно профессиональный для полёта над этой прекрасной, но сложной и опасной местностью, то это именно он», - подумал я. Этот был один из тех моментов, когда я чувствовал себя полностью счастливым и живым, пьяным от увлечения своей работой в Афганистане - разоблачением преступлений западных стран. Я влюбился в эту древнюю и гордую страну, пролетая над домами одного из самых интереснейших городов Центральной Азии – Герата.

20 января 2018 года в отделении интенсивной терапии токийской больницы Святого Луки я боролся за свою жизнь, потому что долгое время отказывался лечить открывшуюся в Афганистане рану на ноге. Лёжа с высокой температурой, я смотрел телевизионный репортаж из Кабула. Напали на «мою» гостиницу Intercontinental. Сообщалось, что это сделал один из самых опасных филиалов Талибана под названием Сеть Хаккани. По крайней мере, это написал в твиттере Дэвид Файсал – пресс-секретарь главы афганского правительства. 21 человек погиб во время 14-часового противостояния. Почти сразу были хладнокровно убиты несколько пилотов Kam Air и ещё два венесуэльских пилота. Никто из них не был «сторонником правительства» и не сотрудничал с натовскими захватчиками.

Это были просто романтики, суровые, храбрые, но добрые и чуткие мужчины, которые обожали летать и, подобно мне, влюбились в Афганистан. Я знаю это, потому что они сами мне об этом сказали, да это было сразу ясно! Объясню для тех, кто не понимает, «моя гостиница в Кабуле» не имеет ничего общего с сетью роскошных американских гостиниц с аналогичным названием. Очень давно она состояла в этой сети, но только с 1969 года, когда впервые открылись её двери, до 1980 года, когда Советский Союз вступил в Афганистан. Теперь это государственная собственность, которую называют роскошной только иностранцы, пишущие об Афганистане издалека. Если вы умеете торговаться, можете снять здесь номер всего за 50 долларов, а если не умеете – за 60 долларов.

Эта гостиница несколько раз разрушалась, особенно во время гражданской войны 1990-х, когда функционировали только 85 из 200 её номеров. В 2011 году здесь убили 21 человека, и ответственность за теракт взял на себя Талибан. Несмотря на мрачную историю, Intercontinental остаётся излюбленным местом для многих местных и иностранцев. Здесь проводятся многочисленные конференции, а во время поста в месяц Рамадан здесь собираются местные элиты и пируют рядом с бассейном. Здесь почти каждую ночь слышна музыка - настоящая традиционная афганская музыка, с афганскими инструментами и профессиональными певцами.

Конечно, повсюду режим безопасности. Чтобы вернуться в этот район города, я должен проехать на машине через три военных КПП. В конце концов, теперь Афганистан является одной из самых опасных стран на земле для иностранцев. Всего за одну неделю три смертельных теракта потрясли Афганистан: один в Кабуле, другой в Герате и ещё один в Джелалабаде, где ИГИС убила сотрудников НПО «Спасём детей».

В прошлом году я проехал по различным уголкам этой израненной и древней земли. Я поговорил с людьми, включая жителей деревень, которые частично захвачены Талибаном. Люди всё чаще понимают, что живут в состоянии постоянного конфликта. Беженцы (или внутренне перемещённые лица) с востока говорят о резне, которая началась с вторжения ИГИС. В центре Кабула можно купить тяжёлые наркотики и мак – прямо на глазах у американских оккупантов. Авиабаза Баграм находится в окружении маковых полей. Советский Союз и русские вспоминаются с любовью и большой ностальгией, как я уже писал в других статьях об этой стране. Очень скоро в Афганистане не останется иностранцев. Это может быть целью последних терактов. Нет свидетелей, нет альтернатив, нет выхода.

Кому это выгодно? Конечно, не опустошённому афганскому народу. Возможно полевым командирам, экстремистским священникам и оккупантам. Экипажи Kam Air, летающие по всей стране, и полуразрушенная гостиница Intercontinental были последними символами нормальной жизни – слабой надеждой, что можно ещё прилететь и посмотреть, что происходит в этой стране. Теперь здесь вряд ли останутся иностранцы. Останутся только военные корреспонденты и иностранные солдаты и наёмники. Сегодня Афганистан сталкивается со смертельной опасностью. Он должен выжить, но не ясно, как это сделать. Те, кто его любит, должны вернуться, несмотря на риски. Необходимо предотвратить информационную блокаду. Необходима альтернативная (незападная) информация. Во что бы то ни стало, любой ценой.


Источник: Hotel Intercontinental Siege – Is Kabul Falling?, Andre Vltchek, truepublica.org.uk, January 28, 2018.

Tags: Андре Влчек, Афганистан, США, война, демократия, идеи, империя, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “Андре Влчек” Tag

  • Огромный и тайный успех социалистического Вьетнама.

    Лет двадцать назад, когда я переехал в Ханой, этот город был унылым, серым, дымным. Война закончилась, но шрамы остались. Я привёз свой внедорожник…

  • Западный садизм.

    Западная культура явно одержима правилами, виной, покорностью и наказанием. Запад - наименее свободное общество на Земле. В Северной Америке и…

  • Марш уйгуров (2).

    Начало. На окраинах Кабула и Джелалабада в Афганистане я регулярно встречал людей, которые бежали от растущей активности ИГИС в различных частях…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments