antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Стратегическая задача латиноамериканских левых.


Левые латиноамериканские лидеры.

После долгих и несчастных неолиберальных сумерек 1990-х, которые разрушили целые страны, и после победы Уго Чавеса на президентских выборах в Республике Венесуэла в 1998 году правые правительства континента рухнули как карточный домик, и по всей нашей Америке начали появляться народные правительства, равняющиеся на «Социализм хорошей жизни». Во время расцвета в 2009 году во главе 8 из 10 стран Южной Америки стояли левые правительства. Кроме того, народное движение усилилось в Центральной Америке и Карибском бассейне во главе с Фарабундо Марти в Сальвадоре, сандинистами в Никарагуа, Альваро Коломом в Гватемале, Мануэлем Зелайа в Гондурасе и Лионелем Фернандесом в Доминиканской республике. В таких странах как Гватемала, где был Альваро Колом, и Парагвай, где был Фернандо Луго, левым впервые в истории удалось придти к власти, разрушив века постоянной двухпартийной системы.

В мае 2008 года был создан Союз южноамериканских наций (СЮАН), а в феврале 2010 года - Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна (ССЛАКБ), в которое вошло 33 государства. Из 20 стран ССЛАКБ в 14 (70%) у власти стояли левые правительства. Первая часть XXI века, несомненно, демонстрировала движение вперёд. Экономические, социальные и политические успехи били рекорды и поражали мир примером суверенитета, достоинства, автономии и нашим местом в жизни континента и всего мира. Латинская Америка не жила во время перемен, а по-настоящему изменяла время, что существенно изменило геополитический баланс в регионе. По этой причине крупнейшие и господствующие державы решили подавить перемены, которые приносили пользу большинству и вели к окончательной региональной независимости.

Консервативная реставрация.

Хотя правительство Уго Чавеса справилось с провальным государственным переворотом 2002 года, с 2008 года усилились недемократические попытки свержения прогрессивных правительств: в Боливии в 2008 году, в Гондурасе в 2009 году, в Эквадоре в 2010 году и в Парагвае в 2012 году. Эти четыре попытки дестабилизации проведены против стран с левыми правительствами, и две из них достигли успеха – в Гондурасе и Парагвае.

Начавшись в 2014 году и воспользовавшись экономическим спадом, эти разрозненные усилия по дестабилизации объединились и стали настоящей «консервативной реставрацией» во главе с правыми коалициями, международной поддержкой, неограниченными ресурсами, внешним финансированием и так далее. С тех пор реакция усилилась и лишилась всех приличий и угрызений совести. Теперь мы имеем экономический бойкот и преследование Венесуэлы, парламентский переворот в Бразилии и судебные репрессии против левых политиков: Дилмы и Лулы в Бразилии, Кристины в Аргентине и вице-президента Хорхе Гласа в Эквадоре. Попытки уничтожить СЮАН и нейтрализовать ССЛАКБ очевидны и нахальны. Не говоря уж о происходящем на Общем рынке Южной Америки. Провалившееся в начале этого века Соглашение о свободной торговле в Америках они пытаются заменить на Тихоокеанский альянс.

На данный момент в Южной Америке остались только три прогрессивных правительства: в Венесуэле, Боливии и Уругвае. Колониальные державы, которые долго господствовали в Латинской Америке и принесли ей отсталость, неравенство и экономическую разруху, после более десятилетия непрерывных поражений вернулись с жаждой мести.

Центральные столпы стратегии консервативной реставрации.

Реакционная стратегия проводится на региональном уровне и основана на двух осях: предполагаемом провале левой экономической модели и предполагаемом отсутствии моральной силы в прогрессивных правительствах. Со второй половины 2014 года из-за неблагоприятной международной обстановки весь регион столкнулся с экономическим спадом, который в последние два года превратился в рецессию. Последствия для стран региона различаются между собой, но экономические трудности таких стран как Венесуэла и Бразилия СМИ сразу же списали на провал социализма, хотя Уругвай с левым правительством оказался самой развитой страной к югу от Рио-Гранде, а левая Боливия добилась лучших макроэкономических показателей на планете.

Вторая ось новой стратегии борьбы с прогрессивными правительствами затрагивает мораль. Проблема коррупции стала эффективным инструментом разрушения национально-популярных политических процессов в нашей Америке. Символическим примером этого является Бразилия, где хорошо оформленная политическая операция сместила Дилму Русеф с поста президента Бразилии, но показала, что она не имеет никакого отношения к тем проблемам, в которых её обвинили. Мы наблюдаем глобальное лицемерие по поводу борьбы с коррупцией.

Левые – жертвы собственного успеха?

Вероятно, левые стали жертвами собственного успеха. По данным Экономической Комиссии Латинской Америки и Карибского бассейна, за последнее десятилетие почти 94 млн. человек перестали жить в бедности и вошли в региональный средний класс, причём, главным образом, это произошло благодаря политике левых правительств. В Бразилии с 2003 по 2013 год 37,5 млн. человек перестали быть бедными, но эти миллионы не смогли повлиять на коррупционный парламент, который объявил импичмент Дилме Русеф.

У нас есть люди, которые перестали быть бедными и повысили свой уровень доходов, но теперь требуют большего. Они всё равно чувствуют себя бедными – не с точки зрения того, что они имели и имеют сейчас, а с точки зрения своих желаний. Левые всегда боролись с существующим порядком вещей, по крайней мере, в западном мире. Вопрос состоит лишь в том, борются ли левые с природой человека? Эта проблема гораздо сложнее, если мы рассмотрим гегемонистскую систему СМИ, которые формируют идеологию, удовлетворяющую интересам элит.

Наши демократии нужно называть медийными демократиями. СМИ – более важные компоненты политического процесса, чем партии и избирательные системы. Они сами стали огромными партиями, выступающими против прогрессивных правительств, и представляющими интересы консервативной элиты. Не имеет значения, что лучше для большинства, что обещалось во время избирательной кампании, что народ должен быть главным действующим лицом демократии. Имеет значение только то, что пишут СМИ. Они заменили верховенство закона силой мнения.

Существует ли «стратегическая проблема»?

Региональные левые сталкиваются с проблемами нападений на власть, часто успешно решая их, но затрачивая на это много сил. Невозможно одновременно править страной и делать весь мир счастливее. Мы всегда должны быть самокритичными, но должны и верить в себя. Прогрессивные правительства сталкиваются с постоянными атаками элит и их СМИ, которые выискивают ошибки, снижают нашу мораль, заставляют нас сомневаться в своих убеждениях и целях. Поэтому, возможно, самая главная «стратегическая проблема» латиноамериканских левых – понимание, что каждая реальная работа невозможна без ошибок и противоречий.


Источник: The Strategic Challenge For The Latin American Left, Rafael Correa, Telesurtv.net, popularresistance.org, February 26, 2018.

Tags: Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Гватемала, Гондурас, Доминиканская Республика, Никарагуа, Парагвай, СМИ, США, Сальвадор, Уругвай, Эквадор, демократия, идеи, империя, неолиберализм, пропаганда
Subscribe

Posts from This Journal “идеи” Tag

  • О ливанском кризисе.

    Заявление генерального секретаря Ливанской Коммунистической Партии Ханна Гариб о положении в Ливане. Уважаемые ливанки и ливанцы, представители…

  • Усиление расизма при Байдене.

    За несколько дней, которые потребовались для сбора вопросов к двум лидерам движения за права иммигрантов - Герлен Джозеф из Альянса «Гаитянский…

  • Байденовские репрессии против детей-иммигрантов.

    Пока Уолл-Стрит, политический истеблишмент и корпоративные СМИ хвалят байденовское обещание «вернуться к нормальности», правительство совершает…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments