antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Гангстерская демократия.


Гангстеры умеют убедить, что вы нуждаетесь в их защите от опасностей, исходящих, главным образом, с их собственной стороны. Разумеется, эта услуга стоит дорого. И обычно, она оплачивается по графику. Это предложение, от которого вы не сможете отказаться, иначе они начнут вас бить, а это означает окончание их защиты. Помимо криминального бизнеса, эту стратегию можно рассматривать как причудливую разновидность экономики спроса и предложения.

Неважно, кто первым придумал эту стратегию, но имперские и колонистские власти использовали стратегию рэкета для периодических грабежей и сбора дани с покорённых народов. Колонизаторские режимы продолжают использовать эту гангстерскую стратегию, избегая большого внимания и осуждения, особенно в своих отношениях со слабыми странами, чьи народы считаются ими неполноценными. Эта стратегия не вызывает критики внутри империи, поскольку облачена в ложные одежды «продвижения демократии». Более того, сам институт, который должен критиковать правительство – пресса – больше остальных оправдывает и прославляет грабёж и насилие в отдалённых странах под маской благородных идеалов. СМИ являются флагманами огромного пропагандистского фронта империи, внушая людям фальшивые мысли о благородных ценностях империи.

Современные колониальные предприятия должны рассматриваться с точки зрения такой преступной стратегии. Преступность и империализм имеют общую особенность: существуют низшие субъекты, которые нуждаются в защите, т.е. их грабят и убивают, что выражается в виде колониализма – форме безудержного капитализма. Колонизаторы оправдывают такую стратегию тем, что завоёванные народы – «дикие». Дикари не понимают, что для них хорошо. Поэтому «цивилизованные» варвары из Европы посчитали себя вправе «защищать» завоеванные народы. А такую защиту нужно оплачивать ресурсами, бесплатным трудом с целью обогащения колонизаторов, хоть дикари и не заслуживают таких благодеяний.

Эта преступная стратегия жива и здорова по сей день – это наглядно демонстрируется недавним заявлением госсекретаря США о «защите Филиппин от китайской угрозы». Филиппины – страна, которую один гангстер (Испания) продал другому гангстеру (США). Филиппинцы в сделке не участвовали из-за своей дикости и неполноценности. Поднятое ими антиколониальное восстание против США закончилось убийством 200 тыс. филиппинцев. Американские колонизаторы называли граждан нашей страны «обезьянами», которые нуждаются в «защите». Звучит вполне знакомо для ливийцев и сирийцев, не так ли?

Как мы знаем, главари мафии время от времени встречаются на конференциях, чтобы обсудить вышедшие из под контроля товарные войны. На этих конференциях принимаются соглашения о территориальных и торговых разделах, которые действуют пока не начнётся новая война. В 1884-85 годах в Берлине состоялась такая мафиозная сходка, на которую собрались европейские гангстеры во главе с Бисмарком. В то время шли крупные бандитские разборки между Англией и Францией. В Берлин они приехали, чтобы поделить свои африканские колонии, разумеется, без участия самих африканцев. В результате этого раздела, разговаривающие на 1000 языках люди различных культур и национальностей были поделены как попало на 50 стран. Многие из этих стран до сих пор вынуждены сталкиваться с внутренними разногласиями, гражданскими войнами и этническими чистками.

Белые завоеватели пытались разнообразить свои колониальные тактики. Англичане, например, придумали миф о «постколониализме», который оправдывает сохранение королевского колониализма на территории так называемого Британского содружества. Почти все бывшие колонии, убеждённые в реальности подаренной им независимости, смирились с режимом, во главе которого остаётся белый монарх в далёкой Англии. Постколониальные англиканские христиане объединены в рамках одной церкви по той же схеме. Таким образом, колонии принуждены жить в рамках экономически и духовно ограниченного режима, который обеспечивает их лояльность.

Банды избранных колонизаторами местных элит обеспечивают сохранение колониальной власти и прибылей для захватчиков. В Кении их называли «Домашняя гвардия». Они часто предавали, арестовывали и убивали своих братьев, которые участвовали в антиколониальном сопротивлении. Иногда отдельные страны изгоняются из Содружества по различным причинам. Но следует отметить, что Англия никогда не изгонялась из него, несмотря на изнасилования и массовые убийства в Ираке, Ливии, Афганистане и Сирии. Этот неоколониальный инструмент используется для сохранения старого колониального режима. Таким образом, отказ от суверенитета бывших колоний становится насмешкой над жертвами вооружённой освободительной борьбы. Часто лидеры антиколониального сопротивления признавали низший статус их стран перед бывшими колониальными господами.

Забавно выглядит, когда постколониальные и неоколониальные субъекты, сформированные из бывших колоний, делают всё возможное, чтобы сохранить старую одностороннюю систему отношений между хозяевами и рабами. Этому служит и унаследованная образовательная система в этих странах. Примечательно, что во время перехода к независимости на передний план политики, в большинстве случаев, выходили белые, что использовалось Англией в качестве предлога для защиты белых поселенцев. В Конституции Зимбабве прямо прописано, что 20% мест в национальном парламенте должны быть зарезервированы для белых, хотя в этой стране только 8% белых. Правительство Тэтчер интересовалось защитой прав лишь белого меньшинства, а не чёрного, обездоленного и бедного большинства. Её министр иностранных дел лорд Каррингтон настоял, чтобы в новой Конституции Зимбабве был прописан 10-летний запрет на перераспределение фермерской земли.

Французы придумали свою модель колониализма под названием «ассимиляция». В теории эта модель, якобы, вдохновлена лозунгом Французской революцией «свобода, равенство и братство», который относится ко всем говорящим на французском языке, независимо от расы и цвета… Но реальность, как всегда, совершенно другая. Французская «цивилизаторская миссия», сопровождавшаяся ассимиляцией, была основана на принципе превосходства французов, которые имеют право «цивилизировать варваров». Этот метод колониализма на основе богоподобной власти, распространяемой на завоёванные народы для переделки их по своему образу и подобию, во многом используется сейчас Западом, и особенно США, для экспансии глобализации. Эта глобализация основана на лжи о справедливом распределении благ глобализации. В реальности, неолиберальная экономическая модель наложена на бедные страны для распространения беспрецедентного потребительства по всей планете с однонаправленным денежным потоком в имперскую метрополию. Неолиберальная глобализация действует по традиционной мафиозной модели – делать слабым странам предложения, от которых они не смогут отказаться. Отказавшиеся сталкиваются с кровавым насилием, как произошло с Кубой, Вьетнамом, Чили, Никарагуа, Венесуэлой, Ливией, Ираком, Буркина-Фасо, Эритреей, Зимбабве, Афганистаном, Сирией. И это насилие сопровождается признанием его нормальности.

Хуже того, французы придумали рэкетирскую схему вымогательства у своих бывших колоний, которая сохраняла их бедное и порабощенное состояние, обеспечивая приток богатств в метрополию. Это называется «колониальный налог», который был наложен на 14 африканских стран, а также на другие страны в Америке и Азии. Этот налог продолжает действовать до сих пор – что оправдывается тем, что варвары должны оплачивать «пользу», которую принесла им французская колонизация. Аналогия с преступным миром более чем очевидна. Страны, которые посмели восстать против этого вопиющего грабежа, как Гвинея при Ахмеде Секу Туре в 1958 году, были разрушены. Французы уничтожали всё, что могли, включая школы, детские сады и правительственные здания. Продовольственные товары на складах сожжены или отравлены, скот убит. Через несколько десятилетий захватившие Ирак американские солдаты также разграбили всё, что смогли, украв бесценные исторические реликвии из иракских музеев и ювелирные изделия из частных домов, превратив процветающую страну в руины.

Бывшие французские колонии, в которых возникали маленькие признаки зарождения восстания, столкнулись с прямой военной интервенцией, политическими убийствами, путчами, фальсификациями выборов и французским вымогательством. Более 500 млрд. долларов этой дани попали во французскую казну. «Кормление Франции, истощение Африки», - описал это Крис Леман. Бывший французский президент Жак Ширак сказал однажды, что без принудительной щедрости Африки, французская экономика ничем не отличалась бы от стран третьего мира. А если бы западные страны не грабили африканские природные ресурсы, то африканские экономики были бы очень стабильны. Вопреки устоявшейся пропаганде, что африканские страны нуждаются в западной помощи, именно африканские ресурсы обеспечивают выживание западных экономик. Но для этого нужен гангстерский рэкет, как произошло в Алжире, где французская война убила более 2 млн. человек.

Так Запад поступает и с другими странами. Белая западная «демократия» - это, на самом деле, бандитизм против народов, которые считаются неполноценными или недостойными. Всё происходящее в бедных странах можно объяснить гангстерским колониализмом. Во время вооружённых восстаний против колонизаторов независимые африканские страны проявляли беспрецедентную солидарность со своими братьями, находящимися под колониальным игом. Материальная поддержка левых движений западных стран, Кубы, Советского Союза и Китая резко изменила состояние колониализма. Кроме того, большинство независимых африканских стран разрывали дипломатические отношения с Британией из-за её бездействия по время резни в Родезии, которая позже была переименована в Зимбабве. Эта солидарность ускорила получение независимости Зимбабве, Мозамбика, Анголы, Намибии, а позже избавления от апартеида ЮАР. Африканские страны также разрывали дипломатические отношения с сионистским Израилем, когда он оккупировал территорию Египта.

Можно извлечь много разнообразных уроков из отвратительного яда филантропии и расизма под маской моральной праведности. Но самый главный, наверно – сознательное ослабление стран служит для сохранения имперского господства. И коллаборационизм с расистами укрепляет их власть. В условиях практического роспуска Движения неприсоединения, нет других платформ, которые бы объединяли голоса против расистской эксплуатации и западного господства. Африканский союз слишком слаб и труслив, чтобы противодействовать грабежу и американской военной оккупации континента, под предлогом «войны с террором».

Для завоевания настоящей свободы необходим единый коллективный фронт против расизма и экономического рабства. Без этого, свобода, равенство и демократия продолжат оставаться пустыми терминами на фоне имперского грабежа и разрушения. Эпоха неоколониального бандитского господства далека от окончания. Если постоянно не поднимать дискуссии о геноциде, история белого западного насилия останется неизвестной. Ждать, что расистская идеология рухнет сама собой – это верх наивности. Столь же наивно надеяться, что слабые демонстрации против полицейских расстрелов афроамериканцев остановят эти преступления. Белые расисты всегда боялись и ненавидели негров. Пришло время уничтожить расизм в политике. Но для этого необходимы мужество и решимость.


Источник: Gangster “Democracies”, Dr. Kweli Nzito, blackagendareport.com, April 11, 2018.

Tags: Алжир, Англия, Ангола, Афганистан, Буркина-Фасо, Венесуэла, Вьетнам, Гвинея, Египет, Зимбабве, Израиль, Ирак, История, Кения, Куба, Ливия, Мозамбик, Намибия, Никарагуа, СМИ, США, Сирия, Филиппины, Франция, Чили, Эритрея, ЮАР, война, геноцид, демократия, идеи, империя, нацизм, неолиберализм, преступность, пропаганда, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “демократия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments