antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Нарушения прав человека в Колумбии.


Протест в Боготе против похищений и убийств людей.

Несколько десятилетий жители Колумбии страдают от насилия военизированных группировок, наркокартелей, РВСК (Революционных вооружённых сил Колумбии) и коррумпированного правительства. Мы поговорили с Марией Макфарланд Санчес-Морено о последствиях войны левой армии с жестокими военными группировками, которые занимаются наркоторговлей, о чём она написала в своей последней книге «Здесь нет мёртвых: история убийства и отрицания в Колумбии».


Марк Карлин: Какую роль военизированные организации сыграли в насилии, которое обрушилось на Колумбию в 90-х годах прошлого века?

Мария Макфарланд Санчес-Морено:
Военные группировки виновны в худших зверствах, которые произошли за несколько последних десятилетий в Колумбии, включая широкомасштабные и массовые убийства с целью терроризирования и покорения общин, а также убийства, насильственные исчезновения, изнасилования и пытки активистов, членов профсоюзов и общественных лидеров, которые встали у них на пути. Жестокость военных формирований привела к тому, что сотни тысяч или даже миллионы колумбийцев покинули свои дома и стали внутренними беженцами.

Главари военных группировок – крупные наркоторговцы, входившие в картель Меделлин. В начале 1990-х они повернули против Пабло Эскобара и сформировали группировку PEPES, которая охотилась за Эскобаром вместе с правоохранительными органами. Затем они унаследовали наркобизнес у Меделлин и других картелей. Таким образом, несмотря на их заявления о защите колумбийцев от ужасных злоупотреблений левых партизан, они убивали людей, чтобы захватить контроль над территориями, которые имели значение для наркобизнеса или личных интересов влиятельных фигур. Но большинство людей за пределами Колумбии очень мало знает о военных группировках и внутреннем конфликте в Колумбии, исключая партизанские похищения и 30-летнюю историю о Пабло Эскобаре. Отчасти поэтому, я решила пролить свет на эту важную часть новейшей истории этой страны.

- Как боевики связаны с влиятельными людьми в правительстве?

- С самого начала военные группировки были тесно связаны с влиятельными фигурами в армии, полиции, местных органах власти и в национальном правительстве Колумбии. Их также поддерживают богатые и влиятельные землевладельцы. И так как они изображают себя антипартизанской силой, сотрудничающей с армией, то правительственные чиновники закрывают глаза на их насилие. Мало кто осмеливается расследовать их преступления – это опасно для жизни.

Армия тесно сотрудничает с боевиками. В конце 1990-х было много историй, когда армия не трогала боевиков, предоставляя им место для отдыха, оружие и боеприпасы для проведения массовых убийств. По мере расширения военных группировок росло и их политическое влияние. Они продвигали своих людей в местные органы власти, треть Конгресса Колумбии связана с военными группировками.

- Какую роль играли наркотики в деятельности РВСК и правительства, участвующих в кровавом колумбийском конфликте?

- Колумбийская внутренняя война началась в 1960-х. В ней участвовали левые партизаны (самые сильные из которых - РВСК) и правительственные войска. Военные группировки тоже участвовали во многих боевых столкновениях. Но в 1970-х и 1980-х колумбийская война сильно изменилась, так как эта страна стала главным производителем коки.

Огромное богатство, получаемое от продажи коки, шло на усиление вооружённых группировок, и левых и правых. В конце концов, прибыль от наркоторговли стала для многих главной целью, а не средством, превратив войну в мрачные разборки. Как известно, РВСК собирали «налог» с кокаиновых фермеров и перевозчиков на своей территории, и некоторые их отряды сами участвовали в перевозке наркотиков. А военные группировки стали крупнейшими наркоторговцами в стране. Большая часть правительства невероятно коррумпирована. Когда чиновник встаёт перед выбором: сотрудничать с мафией и получить деньги и власть, или работать честно и получить пулю в лоб, он, в основном, выбирает преступный путь. Это характерно для любой страны, а не только для Колумбии, где демократические институты всегда были слабы, а наркоторговля имела большое влияние.

- В своей книге главное внимание ты обращаешь на трёх мужчин, которые проявили исключительную храбрость в поиске правды и организации гражданского общества в Колумбии. Почему ты выбрала именно их?

- Я узнала об одном из них – Иване Веласкесе – в 2004-2010 годах, когда работала в Колумбии на Human Rights Watch. Меня впечатлило его мужество, потому что он лично вёл серию расследований Верховного суда Колумбии о сотрудничестве конгрессменов с военными группировками. По мере развития его расследований он стал объектом кампании шельмования со стороны президента Альваро Урибе. Но Иван продолжил свою работу, и, в конечном счёте, раскрыл важную правду о событиях в этой стране.

Однако, после разговора с Веласкесом, я поняла, что его история – лишь часть более крупной истории, в которой участвуют ещё два важных человека. Однажды Веласкес дал мне копию речи, которую он произнёс во время получения премии от International Bar Association за защиту прав человека. В ней он процитировал отрывок из романа Габриэля Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества» о Хосе Аркадио Сегундо, который стал свидетелем ужасной резни тысяч человек. Он отправляется в свой родной город Макондо и рассказывает людям об этой резне, но люди говорят: «Это невозможно, здесь нет мёртвых». Веласкес затем поблагодарил всех сегундосов, которые пытались рассказывать правду об этой стране, но на них не обращали внимания. В частности, он вспомнил своего друга Хесуса Мария Валле, который рассказал правду и за это его убили.

Поэтому я решила найти всю информацию о Валле. Вскоре я узнала, что он был чрезвычайно сильной личностью. Валле был видным активистом и правозащитником в Меделлине. В конце 1990-х он поднял открытый разговор о военных группировках, которые убивали людей в его родном регионе Итуанго – бедном сельском районе в нескольких часах от Меделлина. Он неоднократно просил военных, тогдашнего губернатора Альваро Урибе и других чиновников защитить людей, но никто ничего не делал. Он открыто говорил о сговоре военных и боевиков. В октябре 1997 года боевики захватили крошечный городок Эль-Аро в Итуанге, и за несколько дней убили 17 человек, включая 14-летнего мальчика. Они насиловали женщин и пытали местных жителей. Перед уходом они сожгли весь город. Валле пытался уговорить военных остановить резню, но они отказались вмешиваться. Затем он публично передавал рассказы свидетелей, в частности рассказы о военных вертолётах, которые контролировали резню с воздуха, и о наличии соглашения о невмешательстве со стороны военных и губернатора. 27 февраля 1998 года его убили в центре Меделлина.

Валле был другом Веласкеса, который тогда был прокурором Антиокии (штата, в котором находится Меделлин). Смерть активиста ввергла Веласкеса в глубокую депрессию, а затем он начал проводить смелые расследования насилия военных группировок. Однако, эти расследования провалились, потому что были убиты 11 следователей, работавших с Веласкесом, чиновники передали дела в Боготу, и они там заглохли. Только через несколько лет, попав в Верховный суд, Веласкес взялся за расследование сговора боевиков с конгрессменами.

Третий герой моей книги – Рикардо Кальдерон – был журналистом известного колумбийского журнала Semana. Он был очень тихим, скромным человеком, который никогда не ставил своего имени под статьями. Но в 2004-2010 годах он написал несколько статей, которые разоблачили тесные связи боевиков с высшими кругам правительства. В 2008 году, когда президент начал преследовать Веласкеса, Кальдерон раскрыл, что боевики встречаются с высшими правительственными чиновниками в президентском дворце, помогая собирать компромат на Веласкеса. Позже он написал о незаконной слежке за членами Верховного суда, особенно за Веласкесом, чтобы помешать его расследованиям. Его статья сильно ударила по разведывательной службе. Описывая судьбы Валле, Веласкеса и Кальдерона, я смогла рассказать о росте влияния военных группировок, о молчании об их зверствах и о коррупции в правительстве.

- Что привлекло тебя в историях этих героев, живущих в обстановке насилия и страха?

- Работая в Колумбии, я познакомилась со многими людьми, которые выступали против насилия и коррупции. Часто они были обычными людьми: крестьянами, активистами, следователями, журналистами, адвокатами, индейскими и негритянскими лидерами, беженцами. Но они выделялись своим мужеством и тягой к правде, справедливости и достоинству. Они могли бы сотрудничать с бандитами и боевиками, или просто молчать. Но они отказались от этого. У нас в США об этом мало кто знает. Колумбия изображается в связи с такими людьми как Эскобар, а большей частью с деятельностью агентств США. По-моему, важно рассказывать и о другой стороне жизни в этой стране и о её выдающихся гражданах. Я считаю, что их истории могут вдохновить многих людей во всём мире, включая США. Они показывают, что даже в самые сложные времена вы можете изменить положение.

- Заключение твоей книги называется «Мир?». Колумбия стала другой после мирного соглашения между правительством и РВСК? Распущены ли военные группировки после разоружения РВСК? Стало ли правительство менее коррумпированным?

- Я поставила знак вопроса в названии заключения, потому что думаю, что вряд ли в Колумбии вскоре наступит мир. В теории военные группировки распущены ещё в 2005-2006 годах после соглашения с Урибе. Но это обман. Одни группировки складывают оружие, а другие усиливаются, а главное ядро преступного мира остаётся неизменным. Боевики по-прежнему убивают и похищают людей по всей стране, только теперь правительство называет их бандитами. Мир с РВСК может привести к важным последствиям, потому что снизит насилие в Колумбии по идеологическим причинам. Однако, скорее всего, некоторые фракции РВСК останутся активными. Но намного важнее, учитывая роль огромного рынка наркотиков – вооружённые группировки захватывают районы производства коки, в которых раньше действовали РВСК.

В любом случае, как отмечают многие латиноамериканские лидеры, пока основным глобальным методом борьбы с наркотиками является запрет, нелегальный рынок наркотиков будет обогащать организованную преступность, увеличивая насилие и коррупцию. И всё же, по-моему, деятельность таких людей как Валле, Веласкес и Кальдерон сыграла важную роль для Колумбии. Теперь большинство колумбийцев не могут отрицать правду о зверствах военных группировок и их влиянии на правительство. Теперь колумбийцы могут выдвигать требования своему правительству. И хотя это не решает колумбийских проблем, эта страна всё-таки изменилась, по сравнению с тем, что было 15 лет назад.


Источник: Colombia: When the State Collaborates to Terrorize a Nation, Mark Karlin, truth-out.org, March 25, 2018.

Tags: Колумбия, США, армия, демократия, империя, коррупция, наркотики, полиция, преступность, расстрелы, суд, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “Колумбия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments