antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Всё больше американских родителей не пускают своих детей в школу.


Когда больной аутизмом Андрес учился в первом классе, он так расстроился на уроке математики, что сломал свой карандаш. «Этот момент определил весь его опыт учёбы в государственной школе», - сказала Truthout его мать Аная Дж.. - «Он был потрясён, сломал карандаш и сразу был записан в список «опасных»». К концу учебного года шестилетний Андрес был четыре раза отстранён от занятий. Почему? Он отказывался выполнять задания, отвлекался от уроков, пинал школьных сотрудников, когда они пытались скрутить его.

Аная говорит, что в течение года самооценка её сына сильно упала, и она поняла, что нужно что-то менять, и как можно скорее. Она сделала множество звонков, и после многочисленных бюрократических преград, наконец, перевела Андреса в частную школу, которая специализировалась на детях с ограниченными возможностями. «Андреса зачислили на программу стоимостью 80 тыс. долларов в год – которые я не смогла бы заплатить самостоятельно. Ранее я подала иск против Министерства образования, чтобы заставить их заплатить за обучение его в школе, так как закон требует, чтобы они делали это, если не могут обеспечить обучение в государственной школе».

За три года Андрес добился успехов по этой программе. К сожалению, успеваемость Андреса начала падать, когда его учительница неожиданно, без предупреждения и замены была уволена. Она помогала Андресу соблюдать дисциплину в классе и успокаивала его, когда он расстраивался. «Ничего не ясно, и я понятия не имею, почему школа сделала это. Я не смогла получить внятный ответ. Эта учительница была нужна ему. Она была связующим звеном между ним и другими его учителями. После её увольнения Андрес остался без поддержки в школе», - сказала Аная. И у него начались проблемы. На этот раз Аная решила полностью отказаться от школы, и с сентября 2017 года начала домашнее обучение Андреса. Теперь она и её сын занимаются «внешкольным» обучением на дому, которое позволяет самостоятельно определять учебный план.

Аная понимает, что внешкольное образование многими критикуется - неизвестно могут ли такие ученики получить необходимые знания в математике, чтении и науке, могут ли они научиться дисциплине и другим необходимым во взрослой жизни вещам - но она отвергает эти проблемы. По её словам, Андрес преуспевает. Он проводит два полных дня в неделю в микро-школах – небольших, частных учебных центрах. За это она платит из своего кармана. Одним из этих учебных центров управляет женщина, которая тоже страдает аутизмом. По словам Анаи, её 11-летний сын многое узнаёт о себе. «Он обнаруживает, что его поведение – часть его личности, и он может функционировать, несмотря на это. Только вчера я услышала, как он сказал своим братьям, что он не хочет есть что-то, потому что это нарушит его сенсорную систему. Его самосознание феноменально», - сказала она.

Раз в неделю Андрес ходит на уроки математики, компьютерного программирования и искусства (который проходит в музее). Он также ходит на образовательные экскурсии с другими детьми. «Я учусь независимо», - говорит он. - «Мне нравится, что я решаю, чему хочу учиться». Хотя Аная признаёт, что «концепция свободы выбора иногда может показаться Андресу бездной», она видит, что он расцветает, бросив школу. Например, несколько недель назад, она заметила, что он смотрит видео по научным методам. После этого видео он решил провести эксперимент, смешав йогурт с различными фруктами, и посмотреть, какие получатся цвета. Затем он посмотрел второе видео, посвящённое молекулярной биологии, а затем фильм о Максе Планке – немецком физике-теоретике, который получил нобелевскую премию в 1918 году.

«Это так или иначе попалось ему на глаза», - говорит Аная, которая зарабатывает на дому проверкой фактов, редактированием и исследованиями. - «Он потратил два с половиной часа на чтение о Планке и узнал, что его дочь участвовала в антинацистском сопротивлении во время Второй мировой войны. Андрес написал доклад – четыре страницы о её работе. Он очень любит печатать, но в этот день он многое узнал о науке, истории, восстании и письме».

Домашнее образование на подъёме.

В США примерно 2,2 млн. (из общего числа 49 млн.) детей школьного возраста учатся дома или вне школы. И это число постоянно растёт. Для этого есть много причин. Некоторые родители выбирают домашнее образование по идеологическим причинам – например, они хотят обучать своих детей библейскому мировоззрению, чего не найти в государственных и частных школах. Некоторые родители хотят избавиться от безжалостных единых экзаменов, жёстких требований к успеваемости и отсутствия свободы в большинстве государственных школ. Другие родители забирают своих детей из школы, когда считают, что те не справляются со своей задачей. Для этих родителей домашнее обучение – меньшее зло – они боятся, что их дети будут подвергаться наказаниям в школе. А некоторые родители боятся хулиганства, расизма, гомофобии, трансфобии в современных школах, которые могут довести ребёнка до самоубийства. Для многих родителей и детей домашнее обучение – разумный и ответственный выбор. Но не всё так просто.

На самом деле, форм внешкольного обучения столько же, сколько и самих детей. Некоторые родители вместе с одинаково мыслящими семьями создают кооперативы и работают совместно: организуют выезды в поле, проводят спортивные мероприятия и другие виды групповых занятий. Есть и другие виды обучения: многочисленные курсы в интернете, учебные планы и печатные инструкции, которые можно купить за несколько сотен или тысяч долларов, квази-классные уроки, на которых детей обучают коллективно по этим инструкциям. Обычно, для этого используются библиотеки.

Кроме того, существуют законы, которые определяют, как нужно проводить домашнее и внешкольное обучение. Например, в 39 штатах установлено, что преподаватель для такого обучения не обязан обладать педагогическим образованием или опытом, у него вообще может не быть никакого образования. А также существуют различные критерии в наблюдении за детьми. В некоторых штатах домашние ученики каждый год обязаны сдавать общий экзамен или оцениваться лицензированным учителем; в других требуется несколько оценок, а в 11 штатах не нужны никакие оценки.

Жительница округа Монтгомери в Мэриленде Лайза Р. обучает дома свою 10-летнюю дочь Марису и довольна отчётностью, которую требует её местное управление образованием. Но эти чувства разделяют не все родители. «Мы обязаны два раза в год предоставлять в школьный совет округа отчёт об учебной программе, которую мы используем, а также видеозаписи уроков Марисы», - сказала она. Она верит, что этого достаточно для гарантирования полноценного обучения.

«Мариса испытывает трудности с речью», - говорит Лайза, - «и мы связываемся с другими родителями, которые используют Метод быстрого побуждения (МБП) – системы общения с использованием досок для письма и клавиатуры». Лайза и её жена обратились к МБП, когда государственные и частные школы не смогли обучать Марису. Сейчас они состоят в образовательном кооперативе, в котором преподаватели с глазу на глаз учат детей с использованием МБП. В этом кооперативе действует школьная программа с ясными целями и стандартами. «Самое лучшее, что этот учебный план может быть адаптирован к личности», - сказала Лайза. Она добавила, что эта учебная программа охватывает те же темы, что и обычная программа для пятого класса.

«Я не та, кого бы я хотела видеть учителем моего ребёнка», - сказала Лайза. - «Но когда я и моя жена поняли, как мало школы могут сделать для многих проблемных детей, мы почувствовали, что у нас нет выбора. Хотя у американцев есть Закон об инвалидах, дети, которые не могут говорить, считаются неспособными к обучению. Школы некомпетентны в этом вопросе, они верят, что неспособность говорить – это отражение низкого интеллекта. Это нужно изменить». Лайза называет государственную школу «складом», который только присматривает за детьми, а не учит их, словно основная цель школы – потратить как можно меньше денег на каждого школьника.

С другой стороны, домашнее обучение может быть очень дорогим. «Мы платим около 20 тыс. долларов в год кооперативу, в котором учится Мариса, и это очень много для нас», - сказала Лайза. - «Нужно быть достаточно богатым и образованным, чтобы обучаться по МБП. Ирония в том, что программы для неговорящих детей полностью связаны с классами. В нашей семье два источника доходов, но обучение Марисы – это проблема для нас. А для большинства людей это вообще недоступно. Это огромное неравенство».

Требуются финансовые жертвы.

Директор Натурального детского проекта и автор трёх книг по внешкольному обучению Яна Хант говорит, что внешкольное обучение сильно отличается от школьного, и большинство видов домашнего обучения может быть очень дорогим. «Расходы на внешкольное образование соответствуют желаниям родителей», - сказала она. Хант обратилась к внешкольному образованию после прочтения книги Джона Холта «Учите себя сами» (1981) и встреч с родителями, которые учили своих детей дома. «Лучший способ узнать что-либо – изучать то, что нас больше всего интересует в данный момент», - говорит она. - «Сторонники внешкольного образования учатся доверять своим детям в плане того, чему они хотят учиться. В школе такой метод невозможен».

«Возможно, лучшая аналогия – это библиотекарь, который ждёт, пока посетитель библиотеки не обратиться к нему, устав искать самостоятельно, и тогда он помогает в поиске. Библиотекарь не говорит посетителю, что ему нужно искать, хотя он может предложить что-нибудь хорошее, если этого захочет посетитель. Таким же образом, внешкольные преподаватели бдительны к натуральным интересам своих детей, и помогают им найти необходимые ресурсы. Мы не указываем и не учим. Мы просто обращаем внимание». По её словам, исследования подтверждают эффективность такого подхода.

В 2011 году психологи Питер Грэй и Джина Райли опросили 232 семьи из 34 штатов США и нескольких канадских провинций, которые более трёх лет обучали своих детей дома. Первое исследование сосредоточилось на родителях, а второе, проведённое в 2013 году – на 75 детях, которые обучались дома. Во время первого опроса все, кроме трёх родителей, высказали восторженную поддержку этому методу. 70% сказали, что внешкольное обучение учит детей ответственности и самостоятельности, но отметили, что возникает проблема социальной изоляции. Однако, в целом, они считают, что достоинства перевешивают недостатки.

Опрос самих детей показал, что практические все из них, хотя бы в малом, достигли успеха в обучении: 78% обеспечивают себя сами, 53% - открыли собственный бизнес. Большинство из них работают в развлекательной сфере: фотографами, графическими дизайнерами, писателями, иллюстраторами, художниками, музыкантами и актёрами. 83% из них получили высшее образование, причём половина получила степень бакалавра.

Изучение эмоционального интеллекта.

В дополнение к поощрению любопытства и интеллектуального развития сторонники внешкольного образования подчёркивают важность неакадемических занятий: например, они часто указывают на ценность развития эмоционального интеллекта. Подобно Анае и Лайзе, Паула Т. начала учить дома свою дочь Яну (которой сейчас 24 года) после того, как чартерные, церковные и государственные школы заявили, что поведение её ребёнка представляет проблему для администрации. «Все дети уникальны, и не нужны никакие ярлыки, школы делают неправильно», - сказала Паула. - «Я хотела, чтобы Яна научилась навыкам критического мышления и умела помогать страдающей от диабета бабушке до конца её жизни».

В конце концов, Паула поняла, что она не должна водить свою дочь в школу, она может включить её в общинную группу – группу внешкольников – и заниматься по программам, которые специально разработаны местными музеями для таких детей. «Она могла общаться с другими через компьютерные игры», - сказала Паула. - «У нас не было проблем с домашним обучением. Но я понимаю свою исключительность. Мне не приходилось работать вне дома, и я с удовольствием была рядом со своим ребёнком целыми днями, отвечала на её вопросы и удовлетворяла её потребности». Паула говорит, что её обучение основывалось на возможностях, которые проявлялись в повседневной жизни.

Это не новая философия. В конце XIX века большинство людей обучалось дома. Школы управлялись церквями и брали за это плату. Массачусетс стал первым штатом, который принял закон об обязательном образовании в 1852 году. В 1970-х прогрессивистский педагог Джон Холт снова решил, что школьное образование по стандартным учебным планам – это плохо. Через 10 лет уже более 20 штатов узаконили внешкольное обучение. Но во главе этого движения встал не Холт, а евангельские христианские организации, которые ненавидят светский гуманизм и хотят оградить детей от «безбожных» государственных школ. К 1993 году домашнее обучение стало легальным во всех 50 штатах. И оно продолжает расширяться. Нет причин думать, что эта тенденция изменится в ближайшем будущем, особенно в условиях сокращения образовательных бюджетов на федеральном и местных уровнях.


Источник: Increasing Numbers of US Parents Are Choosing to "Unschool" Their Kids, Eleanor J. Bader, truth-out.org, January 04, 2018.

Tags: История, США, дети, неолиберализм, религия, школы
Subscribe

Posts from This Journal “школы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments