antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Убийства сельских активистов в Бразилии.


Миллионы бразильцев провели вечер 24 января перед телевизором, наблюдая репортаж о суде. Судебная тройка должна была объявить приговор по делу о коррупции бывшего президента Луиса Инасиу Лула да Силвы. Судьи выступали с длинными речами, а затем вынесли единогласный обвинительный приговор. Лулу обвинили в том, что во время своего президентства он пытался незаконно получить квартиру у моря. Это было в 17:45. В 19:20 двое вооружённых мужчин вошли в дом Марсио Матоса. 33-летний Марсио жил на небольшом участке выжженного торфа в поселении Боа Сорте в муниципалитете Ирамайа на северо-востоке Бразилии. Он был известным организатором протестов бразильской группы под названием Движение безземельных сельских работников (ДБСР). Вооружённые мужчины носили мотоциклетные шлемы. Они приказали его 6-летнему сыну уйти в другую комнату, а затем выстрелили Марсио в лицо и грудь. Сын Марсио убежал и рассказал всё соседу. Марсио умер почти мгновенно.

Я знал Марсио. Я познакомился с ним, проводя исследование для диссертации по социальным программам в сельской местности штата Бахиа, где он жил. Он вызвал во мне спокойное и сильное чувство уважения, хотя он только начинал работу в движении безземельных. Вскоре после убийства бедные фермеры района Витория-да-Конкиста начали акции солидарности. Молодые активисты изменили свои профили Facebook, вставив фотографии Марсио. Бывший радикальный адвокат выступил по местному телевидению с сердитой речью. Кто-то сделал транспарант с лицом Марсио и повесил его вместе с красными флагами в гараже, где стоял гроб с его телом. На следующий день странствующий музыкант Росальво Хосе дос Сантос сыграл на гитаре гимн, который начинался словами: «Давай сплетём нашу свободу, Сильные руки, что проливают слёзы на землю, Под тенью нашего мужества». Люди подхватили песню и похоронили Марсио.

Вернувшись в США, я продолжал общаться по интернету с активистами движения, их союзниками и правительственными чиновниками. Почему убили Марсио? Полиция сообщила, что дом не был ограблен. Марсио планировал баллотироваться в конгресс штата от Рабочей партии – той партии, которую возглавлял Лула. Была ли связь между убийством и приговором Лулы? Полиция обещала разобраться. Однако, это было не простое преступление. Убийство Марсио – часть новой волны политического насилия в деревнях Бразилии. Сельские убийства растут на фоне экономического хаоса и политической коррупции. Пока открытые коррупционные судебные процессы приковывают внимание публики, в сельской местности льётся кровь. В этом смысле два события 24 января – приговор Лулы и убийство Марсио – продемонстрировали силу и слабость бразильского государства 2018 года. Правительство Бразилии может наказать бывшего президента, но не может защитить народ.

Крупные землевладельцы обладают 45% бразильской земли, а мелкие фермеры – только 2,3%. Эта концентрация ресурсов в руках богатых уходит корням в историю рабства и геноцида коренных народов. Поэтому сейчас наблюдается сильная напряжённость между землевладельцами и всеми остальными. В 12 лет Марсио, сын прогрессивного мэра и левого учителя, присоединился к борьбе, вступив в ДБСР. Это движение объединило широкий круг бразильцев: от дольщиков до домашних слуг, от крестьян до безработных. ДБСР организует скваттеров для захвата больших плантаций. Они строят хижины на заброшенных полях и живут в них, требуя земельных реформ и сопротивляясь полиции. Когда полиция их разгоняет, они разбивают лагерь около шоссе.

В Конституции Бразилии прописаны права на землю, поэтому этому движению удаётся иногда выиграть борьбу за землю для бездомных. С 1988 года около 400 тыс. семей были переселены федеральным агентством, которое разделяет крупные землевладения, выплачивая компенсации бывшим владельцам. В 2016 году 120 тыс. безземельных семей жили в лагерях, ожидая получение земель. Все последние три года эти семьи сталкивались с опасностями. Политический и экономический кризис в стране привёл к резкому возобновлению нападений на земельные интересы сельских активистов. Некоммерческая церковная организация Комиссия пасторской земли отслеживает подъём насилия. В экономически благополучный период 2006-2013 годов было не более 35 убийств в год из-за земельных конфликтов. Затем началась рецессия. А потом объявили импичмент Дилме Русеф – преемнице Лулы. Сельское насилие увеличилось: в 2015 году из-за земельных конфликтов погибло 47 человек – это самый высокий показатель за 12 лет. В 2016 году убили 58 человек. С января по сентябрь 2017 года убили 61 человека, по подсчётам Комиссии пасторской земли. Смерть Марсио соответствует этой тенденции.

Но почему Марсио? Он был выдающимся лидером безземельного движения и членом национального координационного комитета. Однако, непосредственно перед убийством, он не участвовал в протестах ДБСР и в захвате земель. Он вышел из координационного комитета, чтобы работать в мэрии. Почему же его убили? Чтобы ответить на этот вопрос, надо сравнить убийство Марсио со многими подобными убийствами безземельных людей. Убийство Марсио – часть насилия в отношении мелких фермеров Бразилии. Такие убийства – предупреждения. В регионе, где жил Марсио, такие предупреждения имеют большое значение, в связи с убийством местного лидера по имени Фабио Сантос.

Фабио дос Сантос Сильва был на 9 лет старше Марсио, и он приехал из другого города Бахиа, где прогрессивный священник учил сельчан Теологии освобождения. Испытав его глубокое влияние, Фабио стал католическим лидером безземельных. Когда я познакомился с ним, он работал учителем, проводя занятия в маленькой школе в поселении ДБСР. Фабио сам жил в этом поселении в белом доме у леса, за городом. Как и Марсио, Фабио организовывал протесты за земельную реформу. В 2012 году он баллотировался в городской совет от Рабочей партии, проиграл, но стал известен. Как мне сказал его сосед, Фабио хотел стать мэром города.

2 апреля 2013 года Фабио отправился в город, чтобы узнать поступили ли его детские правительственные пособия за месяц. По дороге его нагнал мотоцикл, и кто-то семь раз выстрелил в него. Фабио сразу умер. Его жена и дочь, сидящие в том же автомобиле выжили. До сих пор никого не привлекли к суду за убийство Фабио, как и в случае Марсио. Другие лидеры безземельных считают убийство Фабио запугиванием. Один фермер сказал мне, что крупные землевладельцы заплатили наёмному убийце, и предупредили Фабио, что его могут убить.

Это нормально для Бразилии. Заказные убийства народных активистов и политических противников - давняя и широко распространённая практика, которой пользуются и местные землевладельцы и иностранные корпорации. Судебные примеры частично отражают такие преступления. Так в 2015 году бразильский суд доказал, что транснациональная агрохимическая корпорация Syngenta наняла банду, чтобы убить лидера ДБСР по имени Валмир Мота де Оливейра. В 2017 году государственные обвинители выдвинули обвинение против землевладельца в Колнизе, так как он заказал пытки и убийства пастора Себастьяна Феррейры де Соуза из Ассамблеи Церкви Бога и восьми мелких фермеров. 3 июля 2017 года прокурор выдвинул обвинения против землевладельца и других лиц, которые заказали убийство Фабио.

Убийства Фабио и Марсио, вероятно, связаны с конкретными земельными конфликтами. И, вероятно, специально убивали видных людей, чтобы угроза получилась громче. Фабио и Марсио занимались политикой, что сделало их известными фигурами. Эти преступления, видимо, были направлены на обезглавливание движения. Убивая активистов, которые начали заниматься официальной политикой, убийцы посылают однозначную угрозу: безземельные фермеры не должны становиться лидерами. Убийство Марсио усилилось унижением культового лидера рабочего класса в зале суда. Местные безземельные фермеры понимают эту угрозу. Через два дня после убийства Марсио я связался по интернету с активисткой ДБСР, которая была директором кластера земельных поселений. «Если они хотели поколебать нас, им это удалось», - написала она.

Убийства Марсио и Фабио – часть обширного сдвига вправо в бразильской политике. Этот сдвиг можно понять на основе события конца 2013 года. После убийства Фабио местные безземельные фермеры начали протесты с требованием провести расследование. Это привело к непредвиденному результату. 10 сентября 2013 года три сотни фермеров ДБСР вошли на первый этаж штаб-квартиры Службы общественной безопасности штата. Они размахивали мотыгами и требовали провести расследование убийства Фабио. Поскольку губернатор состоял в Рабочей партии, это здание считалось дружественной территорией для безземельного движения. Однако, приём оказался враждебным.

Вице-министр Общественной безопасности штата Ари Перейра стоял на верхнем этаже и смотрел на людей. Он вытащил пистолет и три раза выстрелил. Никто не пострадал, а пресс-служба заявила, что это были предупредительные выстрелы. Тем не менее, фермеры были шокированы тем, что правительственный чиновник, которого они считали союзником, угрожал им оружием. Этот случай раскрыл проблему, характерную для всей страны: правящая Рабочая партия деградировала. Бразильские политики обычно стремятся к компромиссу и видимости социальной гармонии. Это означало, что Рабочая партия поддерживала дружественные отношения с ДБСР во время переговоров с бизнесом. Во время успешных лет президентства Лулы, этот компромисс способствовал снижению насилия в сельской местности. Например, из-за земельных конфликтов в 2003 году было убито 71, а в 2009 – 24 человека.

Рабочая партия не могла и не очень старалась остановить убийства с помощью полиции и судов. За 31 год из-за земельных конфликтов погибло 1834 человека, но только 112 дел дошло до суда. Рабочая партия использовала перераспределение заброшенных земель и социальные программы для помощи бразильским беднякам. Например, Bolsa Família – знаменитая программа денежных переводов или Programa de Aquisição de Alimentos – программа оплаты школьных обедов для мелких фермеров. Напряжённость в сельской местности ослабла, и количество земельных протестов упало с 496 в 2004 году до 252 в 2008 году. Таков был компромисс Рабочей партии. Опираясь на растущие доходы бразильской экономики от экспорта сои, железной руды и других ресурсов в Китай, партия расширяла социальные программы. Но в 2012 году экономический рост замедлился, и компромисс стал буксовать. В сельской местности вспыхнула реакция, и возобновилось насилие, неспровоцированное усилением безземельных протестов. Как отметил исследователь Антонио Кануто, во время экономического кризиса число земельных захватов было низким. В 2016 году было 194 захвата, а в 2013 году – 230. За эти три года удвоились убийства, а не земельные захваты.

Сельское кровопролитие – один из аспектов более широкого политического сдвига в стране. Консервативный Конгресс стал сильно связан с интересами бизнесменов и землевладельцев. Кроме того, сам Конгресс больше не находится в центре политики. После импичмента Дилмы Русеф, национальная политика сместилась от законодательной к судебной власти. Федеральное полицейское расследование «Операция автомойка» раскрыло схему много-миллиардного взяточничества, в которой участвовали главные политические партии и государственная нефтяная компания Petrobras. Детективы раскопали и мелкие коррупционные схемы. Одно из дел закончилось судом Лулы.

Антикоррупционные судебные процессы показали новый сдвиг государственной политики – от социального обеспечения к наказаниям. Судебная власть пользуется популярностью в стране. Так как всё больше политиков обвиняются в коррупции, то героями становятся судьи и полицейские. Второй по популярности бразильский фильм 2017 года назывался «Федеральная полиция: Закон один для всех». Многие бразильцы связывают «сильное правительство» с коррупцией, и поэтому консервативная правоохранительная политика подрывает социальные программы. Недавно Конгресс на 20 лет заморозил правительственные расходы и выдвинул предложения снизить пенсии и поднять пенсионный возраст. Законодатели отвернулись от сельских проблем в сторону добычи полезных ископаемых на землях коренных народов, ограничив право правительства перераспределять земли. Будущее вообще зловеще. Лидер консерваторов Жаир Болсонару собирается стать следующим президентом страны и ясно выражает свои желания: «Я хочу сказать отморозкам ДБСР, что мы дадим оружие агробизнесу, мы дадим оружие сельскому производителю, потому что землевладелец должен приветствовать их пулей».

Социальный географ Ариовальдо Умбелино де Оливейра сказал недавно, что волны сельского насилия в Бразилии отражают главные перемены в политическом режиме страны. В конце 1980-х начался конфликт, когда страна отказалась от диктатуры и приняла новую Конституцию. Ещё один всплеск убийств произошёл после выборов Лулы в 2002 году, так как Рабочая партия увеличила социальные программы. Нынешний рост кровопролития, по мнению Оливейра, говорит о новом политическом сдвиге. Если социальное обеспечение уничтожится, как будет выглядеть новое полицейское государство? Разумеется, правоохранительные органы могут достичь целей, которые ускользнули от Рабочей партии: преследование городского и сельского насилия, а значит предотвращение таких убийств, как убийства Марсио и Фабио. Но нынешняя полицейско-судебная кампания направлена против коррупции, а не против насилия.

Бразильские политические и экономические потрясения могут привести к кризису самоопределения в стране, где «новый средний класс» резко расширился за последнее десятилетие. Антикоррупционная риторика – хлеб с маслом для политики среднего класса. Эта политика с чувством новизны, поскольку чиновники внезапно попадают в тюрьмы, а судьи выступают с разоблачениями взяточничества в СМИ. Однако эта тенденция сопровождается восстановлением старой внесудебной власти в сельской местности. В нынешней Бразилии судебное рвение растёт параллельно с ростом противозаконных убийств беззащитных бедных людей. Если антикоррупционные реформаторы реально хотят устанавливать закон и порядок в стране, они должны обратить внимание на насилие в сельской местности.

Последнее сообщение Марсио в Facebook 24 января – фотография, на которой он обнимает Лулу на политическом мероприятии. Марсио опубликовал эту фотографию, чтобы показать, что он поддерживает Лулу перед объявлением приговора. На этой фотографии Лула и Марсио похожи друг на друга, оба в красных рубашках. Но эти мужчины получили разное правосудие. Дело Лулы расследовалось в суде, а расследование убийства Марсио до сих пор ничего не обнаружило. При новом политическом режиме в Бразилии, кажется, легче найти подозреваемых в коррупции, чем в политическом убийстве.


Источник: Blood on the Land in Brazil, Gregory Duff Morton, blackagendareport.com, March 14, 2018.

Tags: Бразилия, США, демократия, империя, коррупция, преступность, протесты, расстрелы, репрессии, суд, фермерство
Subscribe

Posts from This Journal “Бразилия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments