antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Усиление Оси Сопротивления раздражает США.


«Иран раскрыл своё истинное лицо», - заявила на прошлой неделе посол США в ООН Никки Хейли. Каковы особенности этого лица, и какая тайна за ним скрывалась? Посол не имела в виду ни стремление Ирана продолжать свой ядерный проект, ни продвижение проекта «политического ислама», ни даже противодействие США. Это «истинное лицо» Ирана – реформа отношений между Ираном и ХАМАС. И поэтому посол США призвала мировое сообщество привлечь Исламскую Республику к ответственности. Американское раздражение возникло после слов нового руководителя движения ХАМАС в Секторе Газа Яхья Аль-Синвара, что «Тегеран снова является крупнейшим поставщиком денег и оружия», после многих лет напряжённости, которая обострилась из-за сирийского кризиса.

Посол Хейли назвала слова Аль-Синвара «поразительным признанием», добавив: «Иран раскрыл своё истинное лицо. Иран должен решить, хочет ли он быть членом международного сообщества, уважающим свои обязательства, или он будет лидером террористического джихадистского движения. Он не может быть и тем и другим». Не ясно, является ли высказывание американского посла выражением незнания современной истории или попыткой ввести аудиторию в заблуждение. И что нового в словах Аль-Синвара? И когда Иран скрывал помощь движениям, которые сопротивляются израильским оккупационным войскам? За восемь лет произошло три войны, и иранское оружие стало одной из причин стойкости пострадавших от израильской агрессии. Первая война была в июне 2006 года, когда Хизбалла, благодаря иранскому оружию, смогла выстоять против израильской агрессии. Вторая израильская война против Газы произошла в 2008-2009 годах, и в ходе неё решающее значение оказали иранские ракеты, чего не пытались скрывать ни одна из сторон (ни Иран, ни ХАМАС). Затем произошла третья израильская агрессия – в 2014 году, и названия ракет, которые использовала ХАМАС, совпадали с названиями иранских ракет.

В международной политике существуют проблемы, которые продолжают мешать мирным и справедливым проектам. И среди них – отсутствие общепринятых согласованных понятий, в частности – о терроризме. Часто так случается, что одних и тех же людей одна сторона называет «террористами», а другая – «борцами за свободу». Дальнейшие попытки уйти от международного обсуждения термина «терроризм» приведут к политическим разногласиям между странами по нескольким причинам. Во-первых, израильское господство над Палестиной рассматривается палестинцами, арабами и всеми мусульманами как оккупация. Во-вторых, израильское господство над Западным берегом и Сектором Газа рассматривается ООН как оккупация. В-третьих, согласно международно-признанным принципам, сопротивление оккупации – законное право. В-четвёртых, палестинские организации, работа которых состоит в противодействии израильской оккупации, в соответствии с международными стандартами, обычно не называются террористическими организациями, если они действуют в пределах границ и не оскорбляют гражданское население. В-пятых, движения палестинского и ливанского сопротивления играют большую политическую роль в своих странах, и у них есть министры и члены парламентов. Эти организации не используют слепой террор, который косит и зелень и сухостой, не делая различий между виновными и невиновными.

Следует отметить, что эпоха национально-освободительной борьбы 1950-60-х годов ознаменовала международное признание принципа «вооружённой борьбы» для освобождения Родины от иностранной оккупации или тирании. И никто не считал таких людей как Че Гевара террористами, кроме американских шпионов, которые его убили. И сегодня широко распространено признание его борьбы, и его имя и образ используются даже для продажи товаров. Лидеры западного мира пытались наладить связь с Нельсоном Манделой и сфотографироваться с ним перед его смертью, он считался национальным лидером, несмотря на судебное постановление 1964 года о том, что он возглавлял крыло вооружённой борьбы Африканского национального конгресса, который выступал против режима апартеида, и он просидел в тюрьме 27 лет. Но его имя было включено в американский террористический список до 2008 года, когда американские политики общались с ним как с государственным деятелем. Поэтому термин «терроризм» остаётся расплывчатым в условиях отсутствия международного интереса к выработке точного определения. Даже лидеры Ирака, с которыми сегодня сотрудничают американцы, были связаны с организациями, считающимися в США террористическими. И в настоящий момент в британских судах рассматривается иск одного из ливийских лидеров против бывшего британского министра иностранных дел Джека Стро, который обвиняется в соучастии в похищении и передаче правительству Муаммара Каддафи этого ливийца в 2004 году. Джек Стро отрицает своё соучастие в похищении Абдель Хакима Белхаджа, который был завербован английской разведкой в Афганистане, когда тот воевал против Советского Союза, и был перевезён в Лондон. Так, кто же такой Белхадж – террорист или борец за свободу?

Американское заявление лежит в русле перекраивания карты Ближнего Востока с целью нормализации отношений с израильским режимом и отказа от идеи освобождения Палестины, а также упразднения проекта освобождения арабских стран, который возник во время революций «арабской весны». Контрреволюционные силы играют в этом ключевую роль, используя огромные нефтяные деньги. Но день за днём растёт Движение сопротивления израильской оккупации, а также стремление к свободе и политическим реформам в регионе. Последние шесть лет контрреволюционные силы активно использовали сектантство для раскола групп сопротивления. Эти силы наделись, что раскол сохранится надолго, и сектантство окажется мощным оружием против народного единства в арабском мире. Это единство необходимо для решения трёх важных вопросов: освобождение Родины от тирании и диктатуры, сопротивление англо-американскому господству в арабском и исламском мире и разработка эффективного проекта освобождения оккупированных территорий. После шести лет непрерывных усилий этих контрреволюционных сил, они зашли в тупик, потому что их планы, в сущности, несовместимы с тем, к чему стремятся сыновья арабо-исламской отчизны. Контрреволюционные силы использовали политику усыпления, обмана и дезорганизации, а также методы жестокого подавления и полного искоренения оппозиции. Одно из огромных достижений этих сил - сильный раскол в рядах сопротивления. Произошёл раскол между некоторыми палестинскими организациями, включая ХАМАС, и Ираном, который поддерживает проект освобождения Палестины и силы сопротивления оккупации. Поэтому слова Аль-Синвара стали ударом молнии для американских чиновников, которые приложили большие усилия, чтобы рассорить ХАМАС с Ираном. И они занимались не только этим. Они стремились расколоть «Братьев-мусульман», уговаривая многих именитых руководителей отказаться от членства в этой группе в обмен на благосклонность западных кругов. И, как отмечают аналитики, те, кто отрёкся от «Братьев-мусульман», не получили то, чего хотели. Они способствовали ослаблению этой группы, но на Западе не оценили этого: «И сказал дьявол: воистину Бог дал вам правдивое обещание, и я обещал вам и обманул вас. Вы подчинились мне, не вините же меня, а вините самих себя».

Иран и Сопротивление – две стороны одного течения, неважно как его называть: политическим исламом, Осью Сопротивления или законными организациями. Несмотря на разные названия, смысл один. Исламская Республика поддерживает проект освобождения Палестины как стратегию, а не как тактику. Иранский лидер аятолла Али Хаменеи сказал на прошлой неделе паломникам Дома Аллаха: «Сионистский враг не прекращает сеять искушения в географическом сердце исламского мира, и мы пренебрегаем важнейшим долгом спасения Палестины, занимаясь внутренними войнами в Сирии, Ираке, Йемене, Ливии, Бахрейне и борьбой с терроризмом в Афганистане, Пакистане и других странах». Он обратился к лидерам исламских стран, а также к политическим, религиозным и культурным элитам исламского мира с призывом выполнять свои обязанности противостояния врагу в различных направлениях войны. Иран никогда не скрывал этого проекта, и не враждовал с палестинскими группами, поскольку это противоречит проекту. Тегеран понимает планы контрреволюционных сил, и чувствует, что он в интеллектуальной и идеологической сфере ближе ко многим арабским и исламским странам, чем контрреволюционные силы. Например, отношения Ирана с Турцией и Катаром улучшились после того, как антикатарская саудовская коалиция попыталась сломить волю подконтрольных себе арабских правителей для разрыва с такими исламскими группами как «Братья мусульмане» и ХАМАС. И снова всплыла проблема термина «терроризм», постоянного искажения его и использования в отношении движений, которые, в действительности, не являются террористическими. В этом контексте странно, что в прошлом году Вашингтон принял закон Джаста, который разрешает жертвам терактов 11 сентября подавать судебный иск против стран этого альянса. Америка, управляющая западным кораблём – плохой капитан, и вскоре он может врезаться в айсберг, как случилось с Титаником около ста лет назад. Безопасность и мир на международном уровне нельзя обеспечить пустой болтовнёй, основанной на фанатизме, невежестве, упрямстве и временной выгоде. И нынешняя политика не соответствует интересам народов и правительств Запада, напротив они воюют теперь со всем, что связано с правосудием, справедливостью, свободой, демократией и правами человека. И если ничего не изменится, их корабль продолжит плавать в бурном море, пока не столкнётся с айсбергом и не потопит своих пассажиров. Разве это похоже на мир и безопасность?


Источник: سعيد الشهابي, التئام محور المقاومة يغضب أمريكا, al-ahd.net, 15 September 2017.

Tags: Англия, Афганистан, Израиль, Ирак, Иран, Йемен, Катар, Ливан, Ливия, Палестина, США, Саудовская Аравия, Сирия, Турция, война, демократия, империя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments