antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Моральное мужество, переосмысление прогресса и мифы социал-демократии.


«Революция в обществе должна начинаться с внутренней, психологической революции человека. Большинство из нас хочет видеть радикальную трансформацию социальной структуры… такой радикальной, что социальная революция может быть её природой… статичной, если нет внутренней революции, никакой психологической трансформации… насколько бы мудрым не было законодательство, общество всегда находится в процессе распада, поэтому революция должна происходить внутри, а не только снаружи», - Джидду Кришнамурти «Первая и последняя свобода».

Революция – не реформа.

Революция произойдёт только в результате внутренней, психической трансформации, как предсказывал Кришнамурти. Политические движения могут побуждать людей к внешней революции экономической структуры, но, в конечном счёте, каждый из нас, как человек, должен пробудиться ото сна, в который погрузили нас империализм и капитализм. Огромная проблема Запада – ожидание какой-то политической партии или спасителя, которые перестроят структуру общества сверху вниз, без активного движения протеста и без участия граждан.

Поэтому либеральные «прогрессивисты» участвуют в социал-демократии. Постепенная реформа, продвигаемая демократическим истеблишментом под вывеской «Нового Нового курса» для промышленности и рабочих, скорее всего приведёт нас к бойне, к бездонной пропасти, к которой западная цивилизация вела нас веками. «Зелёный капитализм» - ещё одна ложь элитных защитников социальной и экологической справедливости и демократов. Между прогрессивистами и самозваными левыми было много разговоров о социал-демократии. Берни Сандерс говорил о социал-демократии в своей кампании, высоко оценивая скандинавские страны как модели, которым должны подражать США.

Это, кажется, приводит к непониманию, как происходят социальные изменения в Дании, Норвегии и Швеции, где наблюдается культурная удовлетворённость и высокая социальная сплочённость, которые заставляют политическую власть поддерживать всеобщее здравоохранение, социальное обеспечение и гарантии против высокого имущественного неравенства. Нужно изучать датскую концепцию hygge, шведскую lagom и голландскую gezelligheid - в США нет сопоставимых факторов, которые порождают такие виды общественных и качественных ощущений жизни. Пограничные культурные корни в США – мелкие, и дух «собака ест собаку» капиталистической свободной конкуренции не позволяет плодоносить почве социально-коллективного благополучия, которую мы видим в некоторых частях Европы. По аналогии (довольно слабой), если вы работаете в корпоративной Америке, представьте себе попытку объяснить своему боссу или коллегам, как вы хотите реализовать на рабочем месте даосскую концепцию wu-wei.

Иными словами, социо-культурные история и фон влияют на экономически-материальную структуру политической экономики страны. Сандерс и прогрессивисты предлагают совершенно обратное – экономическое выравнивание создаст более справедливое, разумное общество, не меняя базовую идеологическую болезнь и противоречия культуры США. Этот тип аргументов используется комментаторами, которые говорят о «политике страха». Ну, политика существует не в вакууме: как я уже много лет говорил, мы живём в открытой культуре страха. Такой вид бестолкового мышления, в лучшем случае наивен, а в худшем опасен.

Содействие миру и перераспределению богатства в развивающихся странах могло бы стать поворотным моментом для США в направлении создания более гражданской общественной сферы. Тем не менее, корыстные высказывания Сандерса и социал-демократов (и весь багаж, вращающийся вокруг политических заявлений социал-демократов), главным образом, касаются пользы для среднего класса США, и хотя, теоретически, бедные могут выиграть от роста бизнеса в будущей кейнсианской экономике XXI века, ещё одна крупная рецессия, скорее всего, уничтожит большую часть выигрыша, а политики вернутся к своему привычному режиму «политики строгой экономики». Не говоря уж о том, что социал-демократы будут постоянно голосовать за «хорошие рабочие места» в ущерб экологии, потому что они плохо понимают, как промышленность влияет на мир природы.

Четыре гнилых столпа американского истеблишмента.

Капитализм – ключевая причина чрезмерного потребления, милитаризма, расизма, империализма. Любая реформа, основанная на социал-демократии, неизбежно провалится, так как она отказывается противостоять системным проблемам рушащегося общества, которые зависят от капитала и его накопления немногими за счёт многих. Капитализм, а не только неолиберализм, должен быть вырван с корнем. С точки зрения истории, укоренившийся милитаризм и накопление капитала в руках нескольких олигархов связаны с четырьмя идеологическими тенденциями в США. Во-первых, это «культурное пуританство». Это мышление восходит к первым пилигримам, которые были религиозными экстремистами и верили в предопределение: будто Бог заранее спланировал, кто вознесётся на небо, а кто отправится в ад. С этой точки зрения, воля Бога определяет, кто богат, а кто беден в колониальной Америке, кто добродетелен, а кто безнравственен.

Таким образом, пуританско-кальвинистская вера позволяет оправдывать огромный разрыв между богатыми и бедными, и верующие распространили ложь, что богатые стали такими по воле Бога из-за их «протестантской рабочей этики», а бедные – просто ленивые, никчёмные смутьяны. Вернувшись в современность, мы увидим, что это мышление совсем не изменилось. Вторая идеологическая ложь связана с самыми отвратительными империалистическими идеями, особенно с «Доктриной Монро» и «Манифестом предопределения судьбы». Экспансионисты XVIII века высокомерно решили расширить США «от моря до моря», а также подчинить и разграбить Мексику, Карибы, Центральную и Южную Америку по воле капризных олигархов США. Сегодня США распространили экспансию на весь мир, разделив земной шар на военные регионы CENTCOM, AFRICOM и т.д., проводя спецоперации в более 130 странах.

Третья, и возможно самая смертельная ложь, распространяемая западными капиталистами – это социал-дарвинистский миф. Основываясь на описанных выше идеологиях, социал-дарвинисты верят, что бедные - генетически неполноценны, и поэтому бесполезны для гражданского общества. Резервные армии безработных и работающих бедняков помогают в этом – их плохое здоровье и необразованность оправдывают эту веру. В результате появились евгеника и фашизм. Четвёртая ложь, и возможно самая запутанная – позитивизм. Если сказать короче, позитивисты обращаются к чисто эмпирическим доказательствам, чтобы создать психологическую и социальную теорию. Чувства, мысли, эмоции и весь внутренний мир не имеют значение. Этот ужасный взгляд на мир привёл к странным и безумным тупикам психологического бихевиоризма. Теория позитивизма используется сегодня для поддержки идеи непрерывного технического прогресса, а также материализма, бесконечного экономического роста, потока бесполезной литературы «помоги себе сам», накачивания наших детей лекарствами для борьбы с гиперактивностью и дефицитом внимания. Хотя, это более широкая проблема – сегодня почти 70% американских взрослых получают в день минимум по одному рецепту, более 50% - по два, а 20% - по пять и более.

Американцы, в общей массе, стали похожими на детей, послушными, безликими трутнями – конформистскими «последними мужчинам», которые слишком напуганы или слишком опьянены «сомой» Олдоса Хаксли (СМИ и потребительством). Все империи, в конечном счёте, разваливаются и исчезают, и США – не исключение. Теперь мы - фашисты, поддерживающие патриархальный, ультранасильственный социальный порядок - «инвертированные тоталитаристы», если вы предпочитаете терминологию Уолина. Пришло время слушать музыку, пока корабль тонет. Только радикальная реконструкция общества на основе совместных и прямых демократических действий позволит нам выжить в условиях предстоящих экономических и экологических шоков. К концу века многие части мира могут превратиться в небольшие банды, полукочевые племена и «климатических беженцев», в зависимости от последствий климатических изменений. Крупные национальные государства больше не смогут защищать свои границы, решать проблемы генетических модификаций, биоэтики, искусственного интеллекта, кибер-хакинга и т.п..

США – империя, а не страна. США станут страной, когда избавятся от иллюзии «американской исключительности» и присоединятся к другим странам для сотрудничества и создания мирного, многополярного мирового порядка. США могут стать страной, только воссоединившись с «национальной душой» - сотрудничая с лидерами, которые воплощают и продвигают индейские ценности, гармонизирующие отношения человека с природой. Идеи равенства племени ходинонхсони были моделью, которую использовали отцы-основатели при составлении Конституции США. Решения невозможно найти в технократических социал-демократических финансовых рамках - только такие революционные изменения, как ориентация общества на стабильное сельское хозяйство, позволят создать жизнеспособный мир для наших потомков. Нам не нужен рост ВВП или промышленных рабочих мест – наша система разрушает Землю. Нам нужно больше ходить босиком, больше музыки и танцев перед костром, больше созерцательности, больше народной медицины, больше коммунального фермерства. Капитализм и национальные государства существовали несколько столетий, и их время уходит.

Революционный оптимизм Влчека.

Возможно, самый острый очерк, который я прочитал в этом году – это «Любовь, западный нигилизм и революционный оптимизм» Андре Влчека. Существует духовная апатия, серое облако близорукости и инерции, окутывающее Запад. Наши гаджеты и телефоны отнимают всё больше времени, и всё меньше его остаётся на друзей, родных и даже любимых. Конформизм – норма. Мы можем говорить об американском футболе, банальном телесериале, или о нашем клоуне-президенте, но внимательно всматриваться в пустую бездну нашей культуры стало слишком сложным испытанием для большинства. Как и следовало ожидать, только те, кто много путешествовал или жил в других странах, может сочувствовать большинству американцев. Большинство граждан США поражены мифом «американской невиновности», как отмечает Барри Спектор.

Капитализм позднего этапа, неолиберальный капитализм, как бы вы его ни называли – система, которая неспособна на постепенное реформирование. Почему? Неолиберальный рынок так сильно привязан к низкооплачиваемым рабочим местам, а наша экономическая система так сильно привязана к финансовым корпорациям, что введение прогрессивной налоговой политики приведёт к немедленному бегству капитала. Взгляните на ситуацию в Венесуэле: частные транснациональные корпорации утаивают продукты питания, предметы первой необходимости, и намеренно тормозят производство в ключевых секторах, а США открыто поддерживают оппозицию. Иностранные банки отказываются предоставлять кредиты, ссылаясь на беспорядки, которые организованны неонацистами и неофашистами, готовящими военно-корпоративный путч и уже устраивающими бои в Каракасе и провинциях.

Греция – ещё один пример. Европейские олигархи подорвали СИРИЗА, заставив Ципраса дрогнуть и принять меры жёсткой экономии сразу после национального референдума июля 2015 года, на котором 61% проголосовали против диктата ЕС. ЕС пригрозил Греции: ваши банки закроются, ваши люди будут голодать и потеряют дома, если вы не подчинитесь условиям, которые оказались жёстче предыдущих. Ципрас предсказуемо мягок, учитывая его привилегированное происхождение и тяжёлое состояние греческого общества.

Я много раз писал, что мы должны замедлить темп нашей жизни, отказаться от потребительского образа жизни, вернуться к корням для сохранения земли для будущих поколений, разбираться в текущих событиях для защиты от тоталитаризма и изменить мировоззрение для построения глобального мира и сотрудничества. Необходимо движение ограничения экономического роста для построения стабильной, устойчивой системы. Его можно назвать социалистическим, прогрессивным, анархистским, зелёным, но оно должно работать, и быстрее, или нас смоет в канализацию. Система должна основываться на равенстве, прямой демократии и Зелёной Конституции по боливийской модели. Необходимы новые реформы для соблюдения Всеобщей декларации ООН по правам человека, и у Международного суда должна быть реальная власть для судебного преследования нарушений прав человека. Эти меры позволят оздоровить и осчастливить общество и поддержать необходимый революционный оптимизм.

Мировое сообщество должно пересмотреть прогресс.

Я хочу признаться: мне скучно от большей части политической журналистики и даже альтернативных источников. Больше всего я ценю писателей, которые рассказывают об экологических проблемах и системной нищете во всём мире: Вандана Шива, Роберт Ханзикер, Колин Тодхантер. Экология и развивающиеся страны переживают кризис, и бесконечные статьи о внутренней политике Трампа не помогают нам понять не только мировые, но даже американские проблемы. Есть много сторонников правды. Проблема в том, что власть никогда не прислушивалась и не будет прислушиваться к ним. Вот почему массовое движение протеста – лучший путь вперёд. Огонь должен гореть в руках прогрессивистов и левых всех оттенков – не только в отношении всеобщего здравоохранения и образования, но и в солидарность с бедными и угнетёнными всего мира. Мы должны поддерживать прожиточный минимум для зимбабвийцев и китайцев также, как и для американцев, защиту экологии не только в США, но и в Индии и на Борнео. Прогресс нельзя измерить только ВВП или низкой статистикой безработицы – необходимо учитывать качество жизни и здоровье экосистемы.

Захват врасплох.

Это не значит, что выборы не имеют значения. Если победа на выборах серьёзно поможет нашему обществу, идите на это. Но левые должны глубоко задумываться о методах действия. Если мы хотим победить власть имущих, мы должны застать их врасплох. Именно поэтому я уважаю подход моего друга и наставника Ричарда Оксмана под названием «Трансформация нашего государства через гражданские акции». В этом случае, по-настоящему радикальный кандидат участвует в выборах (скажем, на пост мэра или губернатора) вместе с небольшим гражданским комитетом 10-12 человек, в идеале представляя широкий круг общества с точки зрения национальности, пола, класса, политических убеждений и т.д.. Все они должны быть не профессиональными политиками, а обычными гражданами. Акцент делается на отказе от корпоративных денег, а также на общественных проблемах.

На протяжении всей кампании кандидат объясняет, что он – только номинальный кандидат на данный пост, главная цель – привести к власти гражданский комитет, и этот комитет будет принимать все необходимые решения. Все решения должны приниматься открыто, в реальном времени, с общественным обсуждением и освещением независимых СМИ для обеспечения прозрачности. Это соглашение о разделении власти, в идеале, может раскрыть глаза людям, показав им реальные возможности демократии и дав им представление о ярком, стабильном и равноправном будущем. Пример такого движения может вызвать глобальный импульс.

Жижек об антиядерной коалиции.

Недавно появилась отличная статья Славоя Жижека о противостоянии США и Северной Кореи. Он написал, что вместо того, чтобы рассуждать о «реалистичных» вероятностях ядерной войны, мы должны использовать теорию Жан-Пьера Дюпюи «Просвещённый катастрофизм» для предотвращения будущего пожара. Эта теория исходит из того, что апокалипсис неизбежен, и мы должны действовать, чтобы предотвратить его. В некотором смысле, человеческие общества всегда делали это, от поколения к поколению, держа в уме, что вымирание возможно в любое время. Очевидно, что, несмотря ни на какие рациональные аргументы, власть имущие не откажутся от ядерного оружия без боя. Поэтому мы должны серьёзно отнестись к словам Жижека: «Не меньше, чем новое глобальное антиядерное движение, нам необходима глобальная мобилизация, которая оказала бы давление на ядерные державы, действуя агрессивно, организуя массовые протесты и бойкоты, осуждая наших лидеров как преступников, и тому подобное. Мы должны сосредотачивать внимание не только на Северной Корее, но и на всех супердержавах, которые считают, что имеют право на монополизацию ядерного оружия. Даже публичное упоминание об использовании ядерного оружия нужно рассматривать как уголовное преступление».

В этом случае, можно объединить протестные движения по всему миру, используя интернет и социальные сети, сосредотачиваясь не только на протестах по одной проблеме. Все мы понимаем опасность ядерной войны, а также опасности глобального потепления, массового вымирания, закисления океана, распространения ГМО, эпидемий и т.д.. Человечество должно совместно бороться над преодолением пугающих разногласий, связанных с чрезмерно населённой планетой, массовой бедностью и разрушающейся окружающей средой. В наш информационный век мы сможем преодолеть пропасти между странами и сформировать новое интернационалистическое, антикапиталистическое движение. Во всех уголках планеты мы сможем построить, как выразился Маркос: «межконтинентальную сеть сопротивления неолиберализму… в которой различные сопротивления могут поддерживать друг друга. Эта сеть сопротивления – не организованная структура; у неё нет центрального руководства или директора; у неё нет иерархии. Мы – все, кто сопротивляется – единая сеть».


Источник: Moral Courage, Redefining Progress And Myth Of Social Democracy, William Hawes, counterpunch.org, popularresistance.org, October 12, 2017.

Tags: Андре Влчек, Венесуэла, Греция, Дания, История, Корея, Норвегия, США, Швеция, армия, банки, война, демократия, дети, идеи, империя, кризис, медицина, нацизм, протесты, религия, фермерство, экология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments