antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Марксистский взгляд на неолиберальный капитализм.


Индийский марксистский экономист и политолог Прабхат Патнаик.

Концепция империализма выпала из политического лексикона многих левых на Западе, и некоторые из них считают, что эта концепция не имеет отношения к пониманию динамики современного капитализма. Марксистский экономист Прабхат Патнаик – один из ведущих голосов, выступающих против этой линии. В книге «Теория империализма», написанной в соавторстве с Утса Патнаик, Прабхат Патнаик исследует работу новой формы империализма с точки зрения капиталистической системы. В этом эксклюзивном интервью для Truthout Патнаик говорит о реальности империализма, что важно для понимания динамики современного капитализма и противостояния ему.

С. Дж. Полихрониу: Как ты определяешь империализм, и какие империалистические тенденции, по-твоему, присущи логике капитализма в неолиберальную эру?
Прабхат Патнаик:
Капиталистический мировой сектор, который изначально располагался, и до сих пор располагается, в регионе умеренного климата, нуждается, в качестве сырья и средств потребления, в целом ряде товаров, которые не доступны и не производятся, либо вообще, либо в достаточном количестве, в пределах этого региона. Эти товары необходимо получать из тропических или субтропических регионов, где располагается почти весь Третий мир; и большая их часть (не считая полезных ископаемых) производится множеством мелких производителей (крестьян). Кроме того, они - субъекты «растущей цены предложения», в том смысле, что по мере увеличения на них спроса в капиталистическом секторе, может быть получено большое их количество только по более высоким ценам из-за ограниченного размера тропических земель.

Это означает предполагаемую тенденцию к ускорению инфляции по мере накопления капитала, что подрывает стоимость денег, а значит и жизнеспособность всей капиталистической системы. Для предотвращения этого система требует, чтобы при увеличении спроса со стороны капиталистического сектора, когда происходит накопление капитала, необходимо сокращать спрос на эти товары в другом месте, чтобы общий спрос не увеличивался, и не росла цена предложения, и чтобы вообще не было угрозы такого роста.

Такое сокращение спроса происходит, прежде всего, путём дефляции доходов мелких производителей и всего работающего населения Третьего мира. В колониальный период это делалось двумя способами: во-первых, «деиндустрализацией» или уничтожением местного производства импортом товаров из капиталистического сектора; и во-вторых, «утечкой излишков», когда часть налогов, взятых у мелких производителей просто устранялась в форме экспортируемых товаров без какой-либо компенсации. Таким образом, доходы работающего населения Третьего мира, и следовательно его спрос, постоянно снижались, и спрос колониального капитализма на эти товары удовлетворялся без какой-либо инфляционной угрозы для стоимости денег. Точно такой же процесс доходной дефляции применяется теперь против работающего населения Третьего мира со стороны неолиберализма и глобализации.

Под термином «империализм» я понимаю договорённость, созданную капиталистической системой для введения доходной дефляции в отношении работающего населения Третьего мира, чтобы противодействовать угрозе инфляции, которая может снизить стоимость денег в метрополии и сделать систему нежизнеспособной. Такой империализм был в колониальный период, существует он и сейчас. Мы признаём, что необходимость в резервировании трудовой армии отражает угрозу для стоимости денег, вытекающую из требования повысить зарплату рабочим. Но, как ни странно, мы не признаём параллельную и еще более насущную потребность системы (вследствие увеличения цены предложения) в создании в Третьем мире доходной дефляции, чтобы избавить метрополию от подобной угрозы.

В условиях, когда распространение капитализма в Третьем мире ускорилось в последнее время, капиталистическая корпоративно-финансовая олигархия интегрируется в глобализированный финансовый капитал, а рабочие в метрополии тоже сталкиваются с сокращением доходов из-за глобализации, очень важны новые усовершенствования; но они не противоречат основной тенденции системы вводить доходную дефляцию в отношении работающего населения Третьего мира, которая составляет коренную сущность системы.

- Многие заявляют, что империализм больше не является ключевым аналитическим конструктивным пунктом многогранных аспектов сегодняшних глобальных экономических отношений и очень сложного процесса распределения ценностей, который, проще говоря, нельзя свести к империализму. Что ты думаешь о такой точке зрения?
- Сегодняшний капитализм, конечно, намного сложнее, имея огромную финансовую надстройку. Но это, как ни парадоксально, делает инфляцию более угрожающей. Стоимость огромного массива финансовых активов рухнет в случае инфляции, обрушив эту надстройку, которая, кстати, является главной причиной современных страхов инфляции в политике. Это делает империалистическую договорённость ещё более важной. Чем сложнее становится капитализм, тем больше он нуждается в простых опорах.

Я должен здесь прояснить, что если меры «улучшения земли» (ирригация, высокоурожайные семена и повышение производительности) будут введены в Третьем мире, то, несмотря на физическую ограниченность тропической земли, угрозы роста цены предложения – и вместе с этим, угрозы инфляции – можно избежать без какой-либо доходной дефляции. Наоборот, работающее население Третьего мира было бы лучше обеспечено с помощью таких мер. Но эти меры… требуют государственной поддержки и государственных расходов, что Маркс давно понял. Но любая государственная активность, кроме защиты собственнических исключительных и прямых интересов – анафема для финансового капитала, именно поэтому неудивительно, что сегодня снова стали модными фразы «финансовая надёжность» и «финансовая ответственность», поскольку финансовый капитал завоевал глобальное господство. Таким образом, империализм – специфический капиталистический способ получения товаров, которые ему необходимы, но которые производятся за пределами его границ.

Постдеколониальные управляемые режимы (которые управляются из центра) в Третьем мире принимали меры «улучшения земли». Из-за этого, даже когда экспорт товаров в метрополию повысился, чтобы выдержать крупнейший бум в истории капитализма, в этих странах увеличилась доступность продовольственного зерна для людей. Но я рассматриваю этот период, как период отступления колониального капитализма из-за нанесённого Второй мировой войны ущерба. С утверждением господства финансов в облике международного финансового капитала, страны Третьего мира отказались от поддержки мелких производителей, процесс доходной дефляции идёт полным ходом и империалистическая договорённость вернула себе силу, поскольку мы наблюдаем тенденцию к постоянному снижению доступности продовольственного зерна в Третьем мире, как было в колониальный период.

Есть третий способ – кроме сильной одержимости отвращением инфляции и поощрения стран Третьего мира защищать интересы глобализированных финансов, а не отечественных мелких производителей – которым современный капитализм укрепляет империалистическую договорённость. Можно подумать, что ценность импортных товаров Третьего мира в капиталистическую метрополию настолько мала, что мы преувеличиваем инфляционную угрозу колониальным валютам от этого источника. Эта точка зрения, конечно, является выражением острых эксплуататорских отношений. Кроме того, угроза валютам Третьего мира от повышения цен на эти товары становится опаснее при режиме свободных межграничных финансовых потоков, как происходит сейчас, и это угрожает всей мировой системе торговли и платежей, и, следовательно, делает доходную дефляцию более срочной. Следовательно, потребность в империалистической договорённости становится ещё острее.

- Не столь давно даже такие либералы как Томас Фридман из New York Times заявляли, что «McDonald's не может процветать без McDonnell Douglas» (т.е. ВВС США). Несомненно, это грубая версия империализма, но что насчёт империализма США? Разве он не жив и не здоров до сих пор?
- Мир, о котором писал Ленин, состоял из национальных, поддерживаемых государством финансовых олигархий, которые участвовали в интенсивном межимпериалистическом соперничестве с целью военного передела мира. Когда марксистский теоретик Карл Каутский предположил возможность перемирия между соперничающими державами для мирного раздела мира, Ленин указал на то, что явление неравномерного развития капитализма неизбежно подорвёт такое перемирие. Мир, в котором мы живём, характеризуется гегемонией международного финансового капитала, который заинтересован в предотвращении любого раздела мира, чтобы он мог свободно перемещаться по миру.

Поэтому, современный империализм – империализм международного финансового капитала, которому служат национальные государства (любое национальное государство, бросающее вызов международному финансовому капиталу, рискует бегством этого капитала, а значит неплатёжеспособностью его экономики). США, являясь ведущим капиталистическим государством, играют ведущую роль в продвижении и защите интересов международного финансового капитала. Но разговоры о специфическом империализме США (или германском, британском или французском империализме) затушевывают этот ключевой факт.

Действительно, большая дискуссия о том, куда идёт мир - к многополярности или сохранению господства США - упускает из вида, что главным действующим лицом в современном мире является международный или глобальный финансовый капитал, а не финансовый капитал США, Германии или Британии. Таким образом, концепция империализма, о которой я говорю, совершенно отличается от дискуссий о концепции империализма США. Империализм США, конечно, ясно виден из-за военных интервенций США по всему миру с целью усиления их господства, но всё же его необходимо включать в более широкие рамки империализма международного финансового капитала. Некоторые сейчас считают, что ослабление межимпериалистического соперничества на современном этапе – это признак правильности точки зрения Каутского. Но это не так, поскольку он рассуждал о мире национальных финансовых капиталов, а современный капитализм вышел за эти рамки.

- Концепция империализма началась с Хобсона (который не был марксистом), но именно Ленин поставил империализм в центр марксистской международной политической экономики. Сам Маркс не применял термин «империализм», но его анализ постоянно предполагает империализм и глобализацию. Что, по-твоему, Маркс сказал бы о современной динамике и противоречивости глобальной капиталистической экономики? Применил бы он теперь термин «империализм»?
- На самом деле, существуют два Маркса. В «Капитале» (я имею виду, первый том, который окончил Маркс) основное внимание уделяется сфере производства в капиталистической экономике, а это означает абстрагирование от международной обстановки. Но в своих многочисленных статьях о колониализме, многие из которых написаны одновременно с «Капиталом», Маркс показал чёткое понимание механики колониальной эксплуатации. Он даже писал об «утечке» излишков из Индии. Однако, эти труды Маркса менее известны, и поскольку колониальная эксплуатация не учитывалась при написании «Капитала», существует общая недооценка роли империализма в динамике капитализма - даже среди марксистов, особенно в развитых странах.

Верно и то, что Марксу приходилось полагаться на доступный в его время материал, которого было мало, и который исходил от колониальной администрации, с соответствующим уровнем правды. А также, почти всю свою жизнь, он был склонен чрезмерно подчёркивать революционную роль капитализма по отношению к старым методам производства. Например, в «Коммунистическом манифесте» он вместе с Энгельсом говорит о дешёвых ценах на капиталистические товары, которые являются артиллерией, разрушающей все китайские стены, мешающие ему. На самом деле, в самом Китае был очень небольшой спрос на дешёвый британский текстиль, даже когда Маркс и Энгельс писали эти строки. Поэтому, чтобы сбалансировать свою торговлю (она много импортировала из Китая), Британия заставляла индийских крестьян выращивать опиум, а китайцев – покупать его. Опиумные войны велись именно для этого. Понимание Марксом колониальной эксплуатации было ограничено из-за нехватки полноценной международной информации.

Учитывая его абсолютную научную честность и открытость к новым свидетельствам, не сомневаюсь, что Маркс полнее описал бы роль империализма в динамике капитализма (в отличие от простого понимания общего аннексионного стремления капитализма, заметного в «Манифесте»). И в этом случае, он неизбежно пришёл бы к пониманию империалистической договорённости в условиях глобализации. Но дело не только в новых исторических свидетельствах. Я считаю, что сама марксистская теория неполна без империализма. Как только мы признаем очевидный факт, что капитализм не является вертикально-интегрированной системой, которая производит все необходимые ресурсы, а зависит от импорта «извне», возникает концепция договорённости о сохранении стоимости денег с помощью империалистических мер; и Маркс, конечно же, учёл бы этот факт.

- И последний вопрос. Как нужно организовывать радикальные движения и организации в центре мировой капиталистической экономики и на её периферии, чтобы бороться с современным империализмом?
- Очевидно, что проблема империализма важна не по теоретическим причинам, а из-за практической реальности. Из того, что я уже сказал, ясно, что, поскольку глобализация связана с доходной дефляцией в отношении крестьян и мелких производителей и с ростом безработицы даже в условиях экономического роста, наблюдается тенденция усиления страданий рабочего населения. Для мелких производителей эта тенденция работает непосредственно; а для других она действует за счёт снижения приемлемой заработной платы из-за разорения мелких производителей.

Такое положение проявляется, прежде всего, в снижении количества продовольственного зерна на душу населения, как прямо, так и косвенно (через произведённые продукты питания и кормовое зерно). Для улучшения условий жизни работающего населения Третьего мира требуется отделение от глобализации (главным образом, через необходимый контроль капитала и торговли) с помощью альтернативного государства, основанного на альянсе рабочих и крестьян, которое движется по другой траектории развития. Эта траектория должна сопровождаться ростом сельского хозяйства под управлением крестьянства, перераспределением земли (чтобы ограничить степень разделения среди крестьян) и формированием добровольных кооперативов и коллективов, продвигающих меры «улучшения земли», а также проведением мероприятий по увеличению стоимости, включая индустриализацию.

Небольшие страны Третьего мира, несомненно, посчитают трудным принять такую программу из-за ограниченности ресурсной базы и узости внутреннего рынка. Но им придётся объединиться с другими небольшими странами, чтобы стать более крупными и жизнеспособными субъектами. Но основной момент заключается в том, что вопросы «как заставить работать глобализацию» и «как построить глобализацию с человеческим лицом» просто не имеют смысла. Проблема здесь состоит не только в буржуазии стран Третьего мира, но и в среднем классе, которые получают прибыль от глобализации и не стремятся от неё отделиться. Но мировой капиталистический кризис, который является следствием глобализации, управляемой финансовым капиталом, вызывает в среднем классе большое недовольство. Теперь он тоже готов поддержать альтернативную траекторию развития, которая стремится вырваться из смирительной рубашки империализма.


Источник: Imperialism Is Alive and Kicking: A Marxist Analysis of Neoliberal Capitalism, C.J. Polychroniou, truth-out.org, July 09, 2017.

Tags: Англия, Индия, История, Китай, США, демократия, идеи, империя, неолиберализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments