antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Кризис капитализма.


Пережив финансовый коллапс 2008 года, корпоративный капитализм и финансовые властелины вселенной триумфально вернулись к «обычному бизнесу». Теперь они наслаждаются новой эрой богатства, в то время как остальная часть населения продолжает бороться с доходным застоем, безработицей и ненадёжностью работы. Этот фарс стал возможным благодаря масштабной схеме государственных пособий банкам, которые спасли от банкротства крупнейшие финансовые институты с помощью денег налогоплательщиков (в целом, на спасение банков правительство потратило более 16 трлн. долларов). Тем временем, корпоративный капитализм продолжает безрассудно бежать к экологической пропасти, поскольку прибыль важнее не только людей, но и всей планеты.

Капитализм всегда был чрезвычайно иррациональной общественно-экономической системой, но стремление к накоплению особенно ускорилось в эпоху высоких финансов, приватизации и глобализации. Сегодня главный вопрос, который должен волновать прогрессивных и радикальных учёных и активистов, заключается в следующем: является ли сам капитализм кризисом, учитывая последние системные тенденции, когда глобальные корпорации и богачи увеличили богатство и уровень неравенства. Чтобы разобраться с этими вопросами, я побеседовал с Дэвидом Коцом – профессором экономики из отделения Университета Массачусетса в Амхерсте и автором книги «Подъём и падение неолиберального капитализма».

С. Дж. Полихрониу: Дэвид, корпоративный капитализм и властелины вселенной восстановились от глобального финансового кризиса 2008 года. Является ли это признаком устойчивости системы или нам нужно думать о более крупных вещах, включая траекторию классовой борьбы в современном мире, роль идеологии и власти государства?
Дэвид. М. Коц:
Серьёзная фаза экономического и финансового кризиса закончилась летом 2009 года. К тому времени банки получили финансовую помощь, завершилась Великая Рецессия, а производство перестало падать и начало расти в Северной Америке и Европе. Как ты сказал, с тех пор прибыль вполне восстановилась. Однако, нормальная капиталистическая экономическая экспансия не восстановилась и глобальный капитализм застрял в застое.

Застой – это отсутствие экономического роста или очень медленный рост. Застой утвердился в большинстве развитых стран, начиная с 2010 года, причём некоторые страны, вроде Греции, до сих пор переживают депрессию. Начиная с Великой Рецессии 2009 года, ежегодный средний рост ВВП США составлял только 2,1%. Это, безусловно, самый медленный рост после Второй мировой войны. Даже такие капиталистические экономисты как Лоуренс Саммерс и Пол Кругман признают, что экономика застряла в глубоком застое. В США официальный уровень безработицы упал до низкого уровня, но это связано с тем, что миллионы человек выброшены из официальной статистики трудовых ресурсов под предлогом «отказа от поиска работы в течение долгого времени». Большинство новых рабочих мест славятся низкой зарплатой и отсутствием безопасности труда. Тем временем, богатые продолжают богатеть.

Долгосрочный экономический застой привёл к стагнации зарплаты и к сокращению возможностей устроиться на работу. Это привело к серьёзным проблемам капитализма, даже в условиях роста корпоративной прибыли и богатства «высшего одного процента». У этой проблемы есть идеологическое и политическое измерение. Хотя капитализм всегда приводит к высокому уровню неравенства, он терпим для низших классов, пока уровень жизни растёт и есть возможности для поиска работы для большинства людей. Длительный период застоя подрывает доверие к существующей системе. По мере роста количества людей, выступающих против системы и правящих элит, развивается политический кризис. Буржуазная демократия, которая обычно предназначена для стабилизации капитализма, становится источником нестабильности, а партии и кандидаты, выступающие против истеблишмента, побеждают на выборах.

Что ты считаешь последними и самыми критичными тенденциями в функционировании капитализма в XXI веке?
Капитализм не только не смог добиться экономического прогресса в этом веке, он ухудшил условия для большинства. Причина этого кроется в трансформации капитализма, начиная примерно с 1980-го, когда послевоенный «регулируемый капитализм» был внезапно заменён «неолиберальным капитализмом». Регулируемый капитализм возник, главным образом, из-за серьёзного вызова капитализму со стороны социалистических и коммунистических движений всего мира, и особенно, после Второй мировой войны, со стороны государств, во главе которых встали коммунистические партии. Регулируемый капитализм был основан на компромиссе между трудом и капиталом. Это привело к появлению государственного социального обеспечения и правительственного регулирования бизнеса и к росту активности профсоюзов, которые требовали повышения зарплат и создания стабильных рабочих мест.

В 1970-х регулируемый капитализм вступил в период экономического кризиса, который сопровождался длительным снижением уровня прибыли в США и Западной Европе. Капиталистические классы развитых стран отреагировали на это отказом от компромисса между трудом и капиталом, атаковав профсоюзное движение, противодействуя государственному регулированию предприятий и банков и заставляя государство сокращать социальное обеспечение. Так мы получили неолиберальную форму капитализма. Неолиберальная трансформация решила экономический кризис 1970-х - с точки зрения капитала, поскольку прибыль снова начала расти. Эта трансформация освободила банки от государственного регулирования, приведя к процессу финансилизации. Так были переписаны правила глобальной системы, продвигая более интегрированную глобальную экономику.

Неолиберальный капитализм привёл к 25-летней стабильности экономических условий, начиная с 1980-го, хотя экономический рост был медленнее прошлого периода. Капиталисты стали намного богаче, но обещанная польза для большинства так и не появилась. После 1980-х зарплаты и условия труда рабочих постоянно ухудшались вплоть до 2007 года. Однако, пока экономика росла разумными темпами, сложно было выступать против неолиберализма. Каждая форма капитализма, в конечном счёте, вступает в фазу системного кризиса, и в 2008 году кажущаяся стабильность неолиберального капитализма сменилась явным экономическим и финансовым кризисом, за которым последовал застой.

Мы живём в эпоху финансилизации планеты, когда расширяются финансовые институты и рынки. Каким образом финансилизация усиливает присущие капитализму тенденции экономической зависимости, неравенства и эксплуатации?
Начиная с конца 1980-х, началась тенденция к финансилизации, означая рост влияния финансовых рынков, учреждений и мотивов на экономику. Это не первый период финансилизации в истории капитализма – примерно то же самое было в конце XIX века и в 1920-х. Эта присущая капитализму тенденция появляется в периоды ослабления регулирования финансового сектора, но она останавливается и даже отменяется, когда государство или другие институты вмешиваются и блокируют её, как это произошло после 1900 года и затем после 1930-х. Современная финасилизация – плод неолиберальных процессов и дерегуляции финансового сектора.

Начиная с 2008 года, тенденция финансилизации стала неоднозначной. В США продолжается политическая борьба за финансовое регулирование. Гигантские банки сталкиваются с небольшими ограничениями их желаний участвовать в рискованных и хищнических действиях, а другие финансовые учреждения освобождены и от этих ограничений. Некоторые крупные нефинансовые корпорации, типа General Electric, отказались от своих финансовых филиалов, сосредоточившись на производстве и прочей нефинансовой деятельности.

Неважно, финансилизирован капитализм или нет, он всё равно приводит к росту эксплуатации и неравенства, если не сдерживается государствами, профсоюзами и другими институтами. Финансилизация капитализма усиливает тенденции к росту неравенства, используя новые формы получения прибыли и создания огромных состояний для непродуктивных субъектов, как мы видим в последние десятилетия. Важнейший фактор в неравенстве – сила капитала по отношению к труду. Неолиберальная трансформация капитализма способствовала усилению капитала и ослаблению труда, что позволило работодателям снизить зарплаты рабочим и увеличить доходы директоров. Если степень финансилизации прекратит расти или даже начнёт падать, неравенство не будет уменьшаться, пока капитализм остаётся неолиберальным. Только при регулируемой форме капитализма, основанной на компромиссе между трудом и капиталом, неравенство может уменьшаться, как было в послевоенные десятилетия.

Думаешь, уровень доходного неравенства приводит к кризису легитимности капитализма XXI века? Я задаю этот вопрос в свете появления и затухания движения Occupy и других недавних усилий ввести регулирование современных обществ в смысле построения более рационального и гуманного социального порядка.
Сейчас действительно существует кризис легитимности господствующей мировой системы, как мы уже говорили. Однако, существует политическая и идеологическая борьба за то, как определять господствующую систему и направление необходимых перемен. Левые понимают, что господствующая мировая система – это капитализм, и выступают против 1%, т.е. капиталистов. Это проявилось в движении Occupy и других левых протестах по всему миру, начиная с 2010-2011. Рост угнетений и страданий привлёк миллионы людей, особенно молодых, к социалистической критике капитализма.

Однако, различные крайне-правые группы тоже воспользовались волной гнева на дискредитированный правящий класс, достигнув даже больших успехов, чем левые. Правые прибегли к репрессивной форме национализма, направленного против нечётко выраженной «элиты», которую они обещают заменить. Во всех проблемах обычных людей правые националисты обвиняют религиозные, этнические и национальные меньшинства… Они называют правящую элиту слабыми «либералами», которые боятся противостоять меньшинствам. Они предлагают в правители сильную личность, которая победит меньшинства и восстановит воображаемую прошлую славу нации. Недавняя тенденция политической поляризации не вызывает удивления, поскольку мы переживаем системный кризис капитализма. Такой кризис можно решить только тремя способами: во-первых, с помощью правого националистического режима; во-вторых, с помощью прогрессивных реформ, регулирующих капитализм; в-третьих, с помощью перехода от капитализма к социализму.

Капиталистический кризис 1920-х привёл к реализации всех трёх способов перемен. Правые националистические режимы в виде фашизма возникли в Германии, Италии, Испании и Японии. Прогрессивные реформы капитализма были приняты во Франции, в Скандинавии и США, а после Второй мировой войны во всей Западной Европе. Государственный социализм усилился в СССР, а затем установился в Восточно-Центральной Европе и Азии. Сегодня рабочие и социалистические движения очень слабы. Это увеличивает вероятность возникновения правых националистических режимов. Примером может служить президентство Трампа. Некоторые считают президентство Трампа очередным неолиберальным профинансовым режимом, но, по-моему, это не так…

Если рабочие и социалистические движения смогут достаточно вырасти – что вполне возможно в нынешних условиях делегитимизации капитализма – то будут возможны два других направления перемен. Массовая поддержка Джереми Корбина в Британии и Берни Сандерса в США показывает возможность крайних прогрессивных реформ капитализма в краткосрочной перспективе, а в долгосрочной – перехода к социализму, включая политическую повестку дня. Таким образом, этот период характеризуется большими опасностями и большими возможностями для левого, социального и экономического прогресса.

В сегодняшних экономических дискуссиях экономическое и социальное опустошение, испытываемое столь многими сообществами в США и по всему миру, объясняется автоматизацией, торговой политикой и их влиянием на занятость. В чём заключается реальная проблема – в автоматизации и торговой политике, или в самом капитализме?
Ни автоматизация, ни торговая политика, сами по себе, не являются коренной причиной современных проблем, приведших к опустошению рабочего класса и общества. Капитализм всегда сопровождается технологическими изменениями, а долгосрочная тенденция капитализма связана с ростом глобальных экономических взаимодействий. Однако, в некоторые периоды регулирование капитализма подавляет самые разрушительные тенденции, ограничивая неравенство и создавая новые хорошие рабочие места, которые заменяют ослабление автоматизации и торговли. Производительность труда росла быстрее во время послевоенного регулируемого капитализма, также быстро росли глобальная торговля и инвестиции, но, в то же время, большая часть рабочего класса имела стабильные рабочие места с растущей зарплатой из-за усиления труда.

При неолиберальном капитализме мы имеем очень медленные технологические изменения, по сравнению с регулируемым капитализмом, тоже касается и роста производительности труда, а вот глобальная экономическая интеграция ускорилась. Негативные результаты для рабочих людей появляются из-за подавляющей мощи капитала, что позволяет капиталистам пользоваться прибылями за счёт производительности труда, в то же время, глобальный рынок рабочей силы заставляет рабочих всех стран конкурировать друг с другом. Таким образом, истинная причина нынешнего высокого уровня страданий – неолиберальный капитализм. Хотя регулируемый капитализм менее угнетает рабочих людей, это очень противоречивая форма капитализма, которую капиталисты стремятся ликвидировать. Как и всякая форма капитализма, регулируемый капитализм основан на эксплуатации труда и создаёт множество проблем, включая империализм и разрушение окружающей среды.

Ты предполагаешь наличие у капитализма изобретательности, которая сможет справиться с климатическими изменениями, или планета обречена, если не перейдёт на социалистическую экономическую систему?
Слева существуют острые дебаты о том, можно ли предотвратить глобальные климатические изменения внутри капитализма, или обязательно необходимо трансформироваться в пост-капиталистическую систему. Те, кто выступает за старую позицию, подчёркивает вероятность того, что капитализм невозможно заменить достаточно быстро, чтобы предотвратить последствия от роста температур, заявляя, что сильные государственные действия, основанные на народной мобилизации, могут справиться с этим с помощью комбинации стимулов и штрафов для корпораций. Далее они утверждают, что продвижение инвестиций в стабильные технологии при капитализме, могут обеспечить движение к экономическому прогрессу для рабочих людей и замедлить рост глобальных температур.

Те, кто считает, что климатическую катастрофу нельзя предотвратить при капитализме, утверждают, что рентабельность тех технологий, которые виновны в климатических изменениях, неизбежно препятствует своевременным действиям, поскольку капитал использует все свои силы для защиты своей прибыли. Они утверждают, что ни стимулы, ни штрафы не могут быть эффективными, если они противоречат получению корпорациями прибылей за счёт загрязнения окружающей среды. Преимущества социалистической плановой экономики в преодолении угрозы глобальных климатических изменений неоспоримы. Государственные предприятия, работающие в плановой экономике, можно заставить обеспечивать стабильность климата, и это намного эффективнее попыток экономическими средствами вынудить корпорации отказаться от загрязнения экологии в ущерб получению прибыли.

Для прекращения роста температур необходима быстрая реструктуризация транспортной, энергетической и производственной систем мировой экономики, и экономическое планирование – лучший, и вероятно единственный, способ, который может выполнить такую задачу. Немногие экономисты помнят, что после японской бомбардировки Перл-Харбора в 1941 году правительство США, столкнувшись с необходимостью быстрой перестройки мирной экономики в военную, на время приостановило рыночные отношения, обратившись к центральному планированию. Результаты оказались очень успешными, быстрое производство кораблей, самолётов, танков и другого оружия, а также продовольствия и одежды – всего, что было необходимо для войны – привело к окончанию Великой Депрессии.

У социализма множество преимуществ, по сравнению с любой формой капитализма. Я считаю, что серьёзная угроза цивилизации, в связи с глобальными климатическими изменениями, даёт ещё один повод заметить капитализм социализмом. Создание сильного социалистического движения является сейчас первоочередным приоритетом для левых. Это важно для избавления от угрозы правого национализма. Это единственный способ построения стабильной в долговременной перспективе экономики. В то же время, социалисты обязаны вносить свой вклад в решение неотложных социальных проблем, пока мы работаем над заменой капитализма. Люди радикализируется и осознают необходимость изменения системы, главным образом, благодаря процессу массовой борьбы за реформы. Мы должны поддерживать все реформы, которые, даже на время, могут замедлить рост глобальных температур. Можно создать движение для замены капитализма, и, в то же время, участвовать в борьбе с капиталистическими корпорациями, которые поднимают глобальные температуры.


Источник: Is Capitalism in Crisis? Latest Trends of a System Run Amok, C.J. Polychroniou, truth-out.org, August 01, 2017.

Tags: История, США, банки, идеи, империя, кризис, неолиберализм, протесты, профсоюзы, статистика, экология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments