antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Глобальный капиталистический кризис.


Американская военная эскалация в Сирии и Афганистане перепуталась с обвинением режима Трампа в связях с Россией, исторически низкими рейтингами президента и ростом массовых движений сопротивления. Правители США часто разжигали военные авантюры за границей, чтобы отвлечь внимание своих подданных от политических кризисов и проблем с легитимностью внутри страны. Режим Трампа увеличил бюджет Пентагона и расширил военную интервенцию не только в Сирии и Афганистане, но по всему Ближнему Востоку. Он постоянно угрожает различным странам, включая Сирию, Иран, Венесуэлу, Китай, Корею. По мере усиления других полюсов международной системы, эти военные авантюры могут привести к мировой войне с самыми разрушительными последствиями для всего человечества.

Журналисты и политологи сконцентрировались на геополитическом анализе, пытаясь объяснить рост напряжённости в международных отношениях. Хотя такие анализы важны, нужно понимать, что существует глубокая динамика в глобальной капиталистической системе, которая толкает правящий класс к войне. Кризис глобального капитализма усиливается, несмотря на официальные сообщения о биржевом росте. Эта система столкнулась с системным кризисом сверхнакопления и легитимности. Циклические кризисы и рецессии происходят каждые 10 лет, и длятся по 18 месяцев. Эти кризисы были в 1980-х, 1990-х, 2000-х. Название кризиса – системный – означает, что единственный выход из него заключается в радикальном изменении всей системы, которое необходимо каждые 40-50 лет. Новая волна колониализма и империализма помогла избавиться от первого системного кризиса 1870-1880-х годов. Следующий системный кризис произошёл в 1930-х, и от него избавились с помощью перераспределения капитализма в эпоху Нового курса.

Чтобы выйти из системного кризиса 1970-х капитал стал глобальным. Возник транснациональный капиталистический класс (ТКК), который начал изменять систему с помощью неолиберальной реструктуризации, торговой либерализации и экономического глобализма. В конце XX века глобальная экономика росла, поскольку началось разграбление бывших социалистических стран, а в старых капиталистических странах капитализм избавился от государственных ограничений, что привело к глобальному перераспределению богатств. ТКК начал строить глобальную систему производства и финансирования, извлекая прибыль из приватизации государственной собственности, разорения мелких бизнесменов и расширения монополий в информационном, добывающем и сельскохозяйственном секторах экономики.

Эта капиталистическая глобализация привела к беспрецедентной финансовой поляризации. Сейчас 1% человечества владеет половиной мировых богатств, а высшие 20% - 94,5%. Из-за такой поляризации глобальный рынок просто не может поглотить всю продукцию мирового производства. Глобальный финансовый коллапс 2008 года стал началом нового системного кризиса сверхнакопления, продемонстрировав, что накопленный капитал не может найти, куда вложиться с прибылью. Несмотря на рост прибылей глобальных корпораций, местные компании испытывают недостаток финансирования.

По мере роста неиспользуемого капитала увеличивается давление, чтобы найти выход для излишков. Капиталистические группы, особенно, транснациональный финансовый капитал, заставляют государства создавать новые возможности для получения прибылей. Неолиберальные государства вынуждены прибегать к четырём механизмам разгрузки излишков ТКК, чтобы сохранить капитал в условиях застоя. Первый: сокращение и ликвидация социальных статей бюджетов. Государственные финансы вынуждены жить в условиях строгой экономии и правительственных долгов, одновременно оказывая финансовую помощь частным банкам и предоставляя субсидии корпорациям, прямо или косвенно перераспределяя финансы из карманов обычных людей в руки ТКК.

Второй: расширение потребительского и правительственного кредитования, особенно на Глобальном Севере, чтобы поддержать расходы и потребление. Например, в США уровень задолженности физических лиц стал самым высоким за всю послевоенную историю. В 2016 году студенческие, кредитные, автомобильные и ипотечные долги в США превысили 13 трлн. долларов. Тем временем, глобальный рынок облигаций – индикатор совокупного правительственного долга во всём мире – превысил в 2011 году 100 трлн. долларов. Третий: безумные финансовые спекуляции. Глобальная экономика стала большим казино для транснационального финансового капитала, так как растёт разрыв между производственной экономикой и «фиктивным капиталом». Валовой мировой продукт - общая стоимость мировых товаров и услуг - составил в 2015 году 75 трлн. долларов, а лишь одна валютная спекуляция составляла в том же году 5,3 трлн. долларов в день, а глобальный рынок деривативов составил в 2015 году 1,2 квадриллионов долларов.

Эти три финансовых механизма могут на время отодвинуть проблему, но, в конечном счёте, они лишь усугубляют кризис сверхнакопления. Перераспределение капитала от рабочих капиталистам разрушает рынок, а потребительские долги и финансовые спекуляции расширяют разрыв между производственной экономикой и «фиктивным капиталом». В результате этого растёт нестабильность глобальной экономики. Многие сейчас считают, что новый экономический коллапс неизбежен.

Существует ещё один механизм, который поддерживает глобальную экономику: милитаризация. В нём сочетаются политическая необходимость системы контролировать народ и экономическая необходимость увеличивать прибыль. Беспрецедентное глобальное неравенство можно поддерживать лишь расширением слежки и репрессий. С помощью этого механизма ТКК обеспечивает свою политическую устойчивость, одновременно получая прибыль на войнах, конфликтах, терроризме и репрессиях. Информационные технологии радикально изменили зарубежные войны и внутреннюю милитаризацию.

Поскольку войны и репрессии постепенно приватизируются, интересы широких слоёв капиталистического класса подталкивают политический, социальный и идеологический климат к необходимости постоянных конфликтов, войн, репрессий, слежки и пропаганды. Американские так называемые войны с наркотиками, терроризмом и иммигрантами, строительство пограничных стен и тюрем, разворачивание систем тотальной слежки, увеличение количества частных охранных и военных фирм – всё это стало основными источниками доходов.

Правительство США использовало теракты 11 сентября для милитаризации глобальной экономики. Военные расходы США резко увеличились после начала войн с Афганистаном и Ираком. Новые войны стали теми дровами, что поддерживают затухающее пламя глобальной экономики. С 1998 по 2011 годы бюджет Пентагона подскочил на 91%, не считая других связанных с войной расходов. С 2001 по 2011 годы прибыль военной промышленности выросла в 4 раза. По всему миру общие оборонные расходы (на армию, разведку, госбезопасность) с 2006 по 2015 год выросли на 50% - с 1,4 до 2,03 трлн. долларов.

После кризиса dot-com в начале 2000-х лидерство в «реальной экономике» перешло от информационного сектора к военно-промышленному комплексу, который, правда, тесно связан с компьютерными технологиями. Военно-промышленный комплекс стал привлекательным источником коррупционных доходов для политиков Вашингтона и других мировых капиталистических столиц. Возникший новый блок власти объединил глобальный финансовый сектор с военно-промышленным комплексом, и это выглядело как решение коллапса 2008 года. Классовые интересы ТКК, геополитики и экономики объединились вокруг милитаризации. Современная глобальная экономика всё больше зависит от эскалации конфликтов по всему миру.

На следующий день после победы на выборах Дональда Трампа на 40% взлетел курс акций самой большой тюремной корпорации США (Corrections Corporation of America), поскольку Трамп пообещал преследовать иммигрантов. Такие военные корпорации как Raytheon и Lockheed Martin сообщают о росте курсов своих акций при каждом усилении конфликта на Ближнем Востоке. Когда Трамп запустил ракеты в Сирию, акции Raytheon подорожали на 1 млрд. долларов. Сотни частных фирм со всего мира пытаются нажиться на строительстве трамповской стены между США и Мексикой.

Популистская риторика ничего не значит, экономическая программа трамповского режима – неолиберализм на стероидах. Сокращение корпоративных налогов и отмена регулирования усилят сверхнакопление и склонность правящего блока к военным конфликтам. Политизированные и бесконтрольные генералы и отставные чиновники занимают ключевые посты в правительстве, контролируя работу военной машины США. Генералы могут играть ведущую роль в геополитике, что ведёт к новым интервенциям и войнам. ТКК, стоя за спиной режима Трампа и Пентагона, стремится поддержать глобальное накопление с помощью милитаризации, конфликтов и репрессий. Капиталистическая глобализация окончательно переходит на военные рельсы. Только международное народное движение может остановить перераспределение богатства и военные конфликты.


Источник: Global Capitalist Crisis and Trump’s War Drive, William I. Robinson, teleSUR, blackagendareport.com, May 03, 2017.

Tags: США, война, идеи, империя, коррупция, кризис, неолиберализм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments