antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Трампономика – неоконсервативный неолиберализм под маской антиглобализма.


Ключевой элемент политического успеха Трампа – прорабочий и антиглобалистский маскарад. Однако, истинный его экономический интерес прямо противоположен этому. Таким образом создаётся конфликт между политическими и экономическими интересами Трампа. Понимание этого конфликта очень важно для понимания и прогнозирования трамповской экономической политики, особенно на международном уровне.

В качестве продолжения прорабочего маскарада Трамп будет участвовать в антиглобалистском цирке, но это не приведёт ни к чему хорошему, потому что неолиберальная глобализация увеличивает корпоративную прибыль, а это соответствует его экономическим интересам. И также он будет подкармливать свою политическую базу расистской иммиграционной политикой, пока это не приведёт к отрицательным последствиям для корпоративной прибыли. Наконец, Трамп выражает неоконсервативные тенденции исключительности, которые близки большинству электората США. Его неоконсервативная исключительность – не временное политическое отклонение. Это отражение устойчивых внутренних особенностей нынешней политики США. Это оказывает глубокие последствия на международные отношения, и многие западноевропейские правительства до сих пор не могут это переварить.

Как Трамп добился успеха.

Политический успех Трампа основан на двустороннем нападении на истеблишмент. Во-первых, он добавил к существующей «нелиберальной» культуре республиканцев полномасштабный расистский авторитарный национализм. Во-вторых, он присвоил себе прогрессивную критику неолиберальной экономики, и особенно критику глобализации. Расширение Трампом нелиберальной культуры позволило ему вытеснить республиканский истеблишмент. Его экстремизм подтолкнул его к республиканскому краю, и его критика выглядит привлекательно для самого крайнего электората. Однако, его расистский национализм пользуется более широкой популярностью, потому что расизм свойственен не только республиканской базе, а национализм поддерживается обеими партиями.

Трамп также преуспел в критике неолиберальной экономики. Четыре десятилетия экономика США сокращала электорат рабочего класса застойной зарплатой и деиндустриализацией. Это привело к недовольству и разочарованию. Трамп использовал недовольство и разочарование, притворившись врагом неолиберальной экономики и обещая заставить экономику работать в интересах рабочего класса США. В этой связи особенно важно его обращение к критике глобализации и деиндустриализации. Дело в том, что глобализация и деиндустриализация – самые известные признаки неолиберализма, которые наиболее явно влияют на зарплату и рабочие места. Критикуя глобализацию (оффшоры, торговые сделки NAFTA и TPP), Трамп завоевал доверие рабочих семей.

Демократический истеблишмент сам подтолкнул Трампа к критике глобализации своим продавливанием TPP, несмотря на подавляющую народную оппозицию. Это одна из главнейших ошибок Обамы. Эта стратегия позволила Трампу вслух заговорить об опасности неолиберальной глобализации, правда в извращённой форме – сведя проблему к обвинению иностранцев и иммигрантов. С точки зрения Трампа, США – жертва. США, якобы, заключили невыгодные торговые соглашения, и в дополнение, иностранцы нарушают и эти соглашения. В то же время, по его мнению, нелегальные иммигранты наводнили США, захватили рабочие места и снизили зарплату. На самом деле, глобализация «сделана в США» корпорациями, Конгрессом и несколькими республиканско-демократическими правительствами.

Трамповские обвинения иностранцев и иммигрантов в глобализации соответствуют взглядам ультраправых расистов и националистов. Таким образом, его ксенофобская политика оправдывается обвинениями иностранцев и иммигрантов в том, что они создали экономические трудности в США. Благодаря такой стратегии, Трамп сбросил со своей дороги республиканский истеблишмент с помощью расистского национализма, а демократический истеблишмент - с помощью антиглобалистской риторики. Эта политическая стратегия позволила Трампу завоевать популярность, как среди реакционного электората, так и среди рабочего класса.

Антиглобализационная приманка и неолиберальный переключатель.

Претензия Трампа на то, что он стоит на стороне рабочих полностью противоречит его собственным интересам, как миллиардера, который считает мерой успеха деньги и богатство и не уважает благотворительность и государственную службу. На самом деле, он занимается мошенничеством. Один из инструментов этого мошенничества – приманка, выраженная в критике экономического истеблишмента, глобализации и вреда, причинённого ими рабочему классу. Другой инструмент – переключатель, который политическую и экономическую проблему переводит в русло ксенофобии, когда вместо реформирования неолиберальной экономики Трамп усиливает расизм, национализм и авторитаризм, оставляя в покое существующий режим.

Учитывая то, что Трамп не был замешан в государственной работе, перед выборами люди поверили в его прорабочий маскарад. Однако, реалии экономической политики Трампа всё прояснили. Всё указывает на то, что он намерен усугубить неолиберальную экономику, а значит, продолжится падение реальной зарплаты, финансовое неравенство, разрушение профсоюзов и усиление олигархов и финансистов. В правительстве Трампа доминирует недавний персонал Goldman Sachs, включая министра финансов Стивена Мнучина и директора Национального экономического совета Гэри Кона. Главный советник Трампа по стратегии Стивен Бэннон - тоже бывший служащий Goldman Sachs.

Налоговая политика Трампа нацелена на уменьшение налогов для корпораций и богатых людей. Его бюджетная политика нацелена на сокращение социальных расходов. Все формы государственного регулирования – торговли, рынка труда, бизнеса, финансов и экологии – под угрозой. Маскарад распространился и на международную экономическую политику. Это связано с тем, что Трамп вынужден уравновешивать политические потребности и экономические интересы. Что касается политики, Трамп вынужден изображать из себя борца с последствиями глобализации. Для рабочих семей, глобализация – самая явная и экономически понятная проблема, и трамповская критика глобализации лежит в основе его прорабочего маскарада.

Что касается экономики, собственные экономические интересы Трампа связаны с корпорациями и капиталом. Глобализация проводится в интересах крупных транснациональных корпораций. Следовательно, Трамп будет сохранять эту систему, хотя он готов внести изменения, если они увеличат прибыль корпораций. Поэтому Трамп будет использовать антиглобалистский цирк, пока он удовлетворяет его политическим потребностям, но он не будет раскачивать лодку глобализации, если в этом не будет никакой выгоды.

Неоконсервативные международные отношения Трампа.

Международная экономическая политика Трампа показывает переход к новому этапу американской исключительности в международных отношениях. Часть этой политики – убеждение политической базы Трампа, что он – националист и антиглобалист. Однако, часть этой политики отражает неоконсервативное мышление. Неоконсерватизм исходит из веры, что нельзя допустить, чтобы снова появилась такая сила, как бывший Советский Союз, который мог конкурировать с США. Изначально неоконсерватизм сформировался на крайних республиканских взглядах, но сейчас они стали нормой. Сейчас и республиканцы и демократы верят, что США имеют право вторгаться в любую страну, в любое время, устанавливая по всему миру военные базы, включая те, что прямо угрожают России.

Обе правящие партии поддержали войну с Ираком, и используют «войну с террором» в качестве оправдания интервенций в многочисленные страны. Это проявилось во время президентства Обамы, который резко увеличил количество военных баз, расширил активность НАТО и устроил переворот на Украине. Демократы используют неоконсервативные принципы в качестве оправдания вмешательства во внутренние дела суверенных государств во имя «защиты демократии». Одно из главных оправданий - «американская исключительность» - поддерживает точку зрения, что США имеют право трансформировать мир во имя демократии.

Неоконсерватизм с самого начала был посвящён военному превосходству над Россией и нацелен против неё. Однако, он касается всей власти США в целом, означая потенциальную угрозу для каждой страны и всей международной политики. Сейчас неоконсервативная исключительность может распространяться на международные экономические отношения. Как единственная глобальная супердержава, США неизбежно проявляют несдержанность во всех областях. Экономическая исключительность также политически совместима с популистским гипернационалистическими взглядами, которые поощряются обеими партиями. Наконец, она, опять же, поддерживает миф, что иностранцы и иммигранты виновны в экономическом кризисе в США.

Неоконсерватизм оказывает существенное влияние на международную политику Трампа. Именно поэтому критика Трампом НАТО и пренебрежительное отношение к ВТО мало повлияли на вашингтонский истеблишмент, потому что эти действия Трампа обусловлены не только его националистической политикой, но и привычками истеблишмента. Односторонний неоконсервативный подход Трампа не является временным политическим отклонением. Наоборот он лежит в старом русле политики США, которые давно действуют исходя из принципа, что глобальное превосходство США – главная цель, а исключительность – норма. Это приводит к серьёзным последствиям на международной арене, отталкивая от США всё больше и больше стран, включая Западную Европу.


Источник: Trumponomics: Neocon Neoliberalism Camouflaged with Anti-Globalization Circus, Thomas Palley, commondreams.org, April 21, 2017.

Tags: tpp, США, демократия, идеи, империя, кризис, неолиберализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments