antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Финальная стадия революции.


Провал августовского путча, возглавляемого правым генералом Корниловым, подготовил почву для финальной стадии Русской Революции. Временное правительство Александра Керенского оказалось скомпрометировано в глазах русских рабочих. Керенский продолжал войну и оказался виновен в восхождении Корнилова на вершину власти. Умеренные социалистические партии – меньшевики и эсеры – всё ещё поддерживались большими группами рабочих, солдат и крестьян, но их коллаборация с Временным правительством бросала тень на их положение.

С другой стороны, большевики, сыгравшие решающую роль в победе над Корниловым, добились большого влияния. К сентябрю большевики получили большинство в Петроградском, Московском и других советах. Лев Троцкий был избран председателем Петроградского совета. «Массовое настроение не было именно большевистским, в смысле отражения желаний большевистского руководства», - писал историк Александр Рабинович. - «Как показали многочисленные пост-корниловские политические резолюции, петроградские солдаты, матросы и рабочие более склонялись к цели создания советского правительства, объединяющего все советские элементы. И в их глазах, большевики поддерживали советскую власть – советскую демократию». Ситуация двоевластия (советов и правительства) достигла кульминации. «Вопрос состоял в том», - писал Троцкий, - «когда один элемент двоевластия восстанет против другого».

Лозунг «Вся власть советам» стал чётким выражением стремления русских рабочих, солдат и некоторых крестьян. Но это не было целью социалистических партий России – меньшевиков, эсеров и даже некоторых большевиков, воображавших туманное коалиционное социалистическое правительство, которое встанет на место Временного правительства Керенского. К середине сентября большевики сосредоточили внимание на Демократическую государственную конференцию, которая была организована меньшевиками и эсерами из Временного правительства для противодействия Конгрессу советов. Демократическая государственная конференция открывала путь для временного парламента, который представлял бы все классы России. На церемонии открытия этой конференции выступил Керенский.

Ленин считал, что это неправильный путь. Он полагал, что большевики упускают решающую возможность организовать свержение Керенского и передать власть советам. Он начал кампанию внутри партии – сначала среди руководителей, а затем среди рядовых членов – с целью непосредственной организации восстания. Нежелание согласиться с призывом Ленина объяснялось страхом, что большевики повторят неудачный опыт «июльских дней», когда поспешные действия привели к печальным последствиям.

Но Ленин настаивал, что ситуация изменилась. В одном обращении к массам он написал: «Товарищи! Посмотрите вокруг, посмотрите, что происходит в деревне, посмотрите, что происходит в армии, и вы поймёте, что крестьяне и солдаты больше не могут терпеть… Идите в казармы, идите в казачьи отряды, идите к рабочим и объясняйте им правду. Если власть будет в руках советов… то в России будет рабоче-крестьянское правительство; оно немедленно, не теряя ни одного дня, предложит справедливый мир всем воюющим народам… если власть будет в руках советов, собственность помещиков будет объявлена неотделимой собственностью всего народа… Нет, ни одного дня люди не хотят ждать отсрочки».

Когда вопрос о восстании ещё не был решён, большевики были согласны с природой временного парламента и организовали драматическое выступление под руководством Троцкого. 10 октября Центральный Комитет большевиков провёл собрание, на котором Ленин прямо поставил перед своими товарищами вопрос о новой ситуации. Ленин настаивал, что «политическая ситуация полностью готова к передаче власти». Его резолюция, которая объявляла захват власти первоочередной задачей, была принята на голосовании 10 против 2. Но Ленин продолжал спорить об этом со своими старыми соратниками – Григорием Зиновьевым и Львом Каменевым, которые категорически выступали против восстания. Они скептически оценивали силу большевиков и слабость Временного правительства.

Зиновьев и Каменев предлагали партии занять «оборонительную позицию» и продолжать планировать работу с Учредительным собранием, как обещал Керенский. Их концепция власти рабочего класса заключалась в том, что «советы должны быть револьвером, направленным в голову правительства, с требованием созвать Учредительное собрание и остановить все корниловские заговоры». Ленин отвечал: «Кто-то очень остро возразил нашему пессимисту: «Этот револьвер без патронов?»… Если этот револьвер с патронами, это ничего не означает, кроме технической подготовки к восстанию; патроны должны быть заряжены в револьвер, но одних патронов недостаточно».

Ленин оказался прав по поводу необходимости готовиться к восстанию. Но он был неправ по поводу места и характера восстания – он предлагал начать восстание в Москве силами большевиков от имени советов. Троцкий и другие большевики лучше знали, что поддержка большевиков была продуктом поддержки советов. Они начали разрабатывать стратегию подготовки восстания, используя силу самих советов. В Петроградском совете был создан Военно-революционный комитет для защиты революции. Под руководством Троцкого комитет начал противодействовать всем репрессиям Временного правительства, не только защищая советы, но и расширяя систему советской власти.

Критический момент настал в октябре, когда правительство Керенского внезапно объявило о планах переместить большую часть петроградского гарнизона (игравшего важную роль в революции) на фронт. «В унисон», - писал Рабинович, - «гарнизонные войска объявили о недоверии Временному правительству и потребовали передать власть советам». Военно-революционный комитет отправил своих комиссаров, чтобы заменить представителей правительства во всех подразделениях гарнизона. Комитет выпустил приказ, что «никакие директивы гарнизону, неподписанные Военно-революционным комитетом, не должны считаться действительными».

Фактически, совет взял под свой контроль вооружённые силы Петрограда, «разоружив Временное правительство без единого выстрела», - написал Рабинович. Тем временем, шла подготовка ко Второму Всероссийскому Съезду Советов, большинство делегатов которого были большевиками. Накануне съезда Временное правительство предприняло последнюю попытку подавить восстание. Например, Керенский приказал поднять мосты в центре столицы, чтобы нарушить движение – царь делал то же самое во время Февральской революции.

Контрмеры Военно-революционного комитета координировались из Смольного Института – бывшего женского интерната, который стал центральным штабом Петроградского совета, и здесь собирались лидеры большевиков и другие революционеры. «Агитаторы, организаторы, лидеры фабрик, полков и районов собирались», - писал Троцкий, - «чтобы получать новости, проверять их своими действиями и возвращались на места». В конечном счёте, метод, с помощью которого вооружённые рабочие и солдаты пришли к власти в Петрограде, был поразительно прост.

Троцкий написал, что отряду солдат «дали задачу захватить ближайший Николаевский железнодорожный вокзал. Менее чем через четверть часа вокзал был занят гвардейцами без единого выстрела». Правительственные здания, вокзалы, мосты, телеграфы – все были заняты аналогичным образом. Отряд из 40 матросов легко захватил Центральный банк на Екатерининском канале. Как писал Троцкий: «Работа была выполнена. Не было необходимости применять силу, поскольку не было никакого сопротивления. Восставшие массы расправили локти и вытолкнули вчерашних господ».

В конце 25 октября отряды вооружённых рабочих захватили Зимний дворец, где прятался Керенский и другие высшие чиновники Временного правительства. Сам Керенский сбежал несколькими часами ранее. Оставшиеся министры были арестованы без сопротивления. Когда Александра Коновалова, министра торговли и промышленности при Керенском, вели в камеру Петропавловской крепости, он «вдруг понял, что у него нет сигарет. Он осторожно спросил у конвоирующего его матроса одну сигарету, и обрадовался, когда матрос не только дал ему махорку и бумагу, но и, увидев его замешательство, скрутил и разжёг ему папиросу».

Пустые угрозы буржуазии – не говоря уж об умеренных социалистах, типа меньшевиков – предсказывающих хаос и анархию, были опровергнуты каждым шагом русского народа, который стремился к своему освобождению. Даже полицейские рапорты той ночи указывают на отсутствие беспорядка. Следующим утром Второй Всероссийский Съезд Советов принял декрет о передачи власти советам. Временное правительство было свергнуто, и требование «Вся власть советам» - воплощавшее демократическое самоуправление рабочих - стало реальностью.

Источник: The final act of the revolution, Michele Bollinger, socialistworker.org, August 2, 2013.

Tags: История, Россия, США, идеи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments