antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Джон Пилджер о США, Европе и Палестине.


Реальная фотография: израильский снайпер целится в голову палестинского мальчика.

В США и Европе очень мало журналистов, у которых хватает смелости написать статью о бесконечной и незаконной оккупации палестинских земель. Я – американец еврейского происхождения, внук уважаемого раввина, и меня преследуют произраильские законодатели и сионистские лоббисты в США. Я давно перестал подсчитывать отвратительные личные нападения, когда меня обзывали антисемитом и «ненавидящим самого себя евреем». Вот, например, один случай во время моей вечерней лекции в Беркли (Калифорния), который привлёк внимание лондонского журналиста Independent Роберта Фиска, написавшего статью о тяжёлом положении еврейских журналистов и активистов в США, которые посмели писать или говорить об израильской жестокости и незаконной оккупации Палестины.

«Ты грёбанный мудак, ненавидящая себя еврейская кучка дерьма. Гитлер убивал неправильных евреев. Он должен был убить твоих родителей, чтобы не родилась такая кучка еврейского дерьма как ты. С божьей помощью арабские террористы разорвут тебя на куски в стиле Даниэля Перла. Аминь!!!», - такую записку я получил на той лекции. Здесь упоминается репортёр Wall Street Journal Даниэль Перл, которого похитили и обезглавили в Пакистане. А на другом уровне - израильское консульство в Сан-Франциско неоднократно жаловалось моим начальникам на радио KPFA/Pacifica по поводу моих «пропалистинско-террористических» и «антисемитских» репортажей и моей явной «ненависти» к еврейскому государству.

Награждённый Эмми режиссёр и активный журналист Джон Пилджер – одно из редких исключений, он решил погрузиться с головой в эту критическую историю нашего времени. За 25 лет он снял два документальных фильма о Палестине с практически одинаковыми названиями: «Палестина - проблема» и «Палестина - всё ещё проблема». Недавно я поговорил с Пилджером о Палестине и жестокой оккупации, а также об ответственности за поддержку этой оккупации, которая лежит на западной прессе из-за её лживых рассказов об Израиле и замалчивании жестокой тирании, которую многие, включая нескольких сотрудников ООН, называют формой этнической чистки, граничащей с геноцидом.

Я также поговорил с Пилждером о недавних встречах G-20 в Германии, где президент США Трамп впервые встретился с президентом России Путиным на фоне безумия «Russia-gate». Последний фильм Джона Пилджера называется «Приближающая война с Китаем». На недавней лондонской выставке «Palestine Expo» он выступил с рассказом о продолжающейся битве за освобождение Палестины, отрывки которого опубликованы Consortiumnews.

Дэннис Бернштайн: Давай начнём с некоторых текущих событий. У нас только что была встреча G-20 в Европе с грандиозными переговорами между Трампом и Путиным, и большими уличными протестами. Что ты думаешь о произошедшем и о возможном продолжении?
Джон Пилджер:
Я думаю, что это было интересно на двух уровнях. Во-первых, это была ясная демонстрация продолжающегося восстания против удалённых правительств, часто справедливо называемых олигархическими. Число людей на улицах Гамбурга ясно показало, что это восстание.

Интересная вещь о самом G-20 состояла в том, что Германия ясно намеревалась диктовать повестку дня. Меркель хотела выдвинуть свою страну в качестве бесспорного лидера всей Европы. Некоторые сказали бы, что это происходит уже давно, и с выходом Британии, возникает такая возможность. Но этого не произошло. На весь саммит большое влияние оказала встреча Дональда Трампа и Владимира Путина. Отбросив все гротескные и мультяшные качества Трампа, единственное, в чём он был последователен – соглашение с Россией. Это привело к большой проблеме, потому что Демократическая партия и фактическое большинство правительственных чиновников в Вашингтоне не хотят потепления отношений с Россией. Они хотят, чтобы Россия оставалась вечным врагом.

Без демонизации Москвы очень сложно оправдать огромную систему власти в США, особенно массивное вооружение и военную промышленность. Трамп открыто бросил этому вызов, практически с самого начала. Хотя он должен был показать силу своей власти, запустив ракеты в Сирию, этот фактор остаётся значительной составляющей его президентства. Это была первая встреча Трампа и Путина. Они говорили два часа и двадцать минут, и, по общему мнению, было достигнуто некоторое взаимопонимание. Раньше это была бы хорошая новость. Раньше это называлось «разрядкой». Сейчас это плохая новость – для политиков США, глобальных СМИ, политиков Британии. Нелепые заявления, что русские помогли победе Трампа своим вмешательством в американские выборы пересеклись с новостью, что Трамп и Путин могут заключить соглашение. Независимо от того, разрешено ли Трампу использовать любые меры для нормализации отношений с Россией, это довольно сомнительно, с учётом влияния институтов власти США.

Д.Б.: Конечно, корпоративная пресса совсем не заинтересована в разрядке сирийского конфликта. Их главная тема с момента встречи Трампа и Путина фокусировалась на том, что его сын может быть виновен в измене.
Д.П.:
За всю свою жизнь я не слышал ничего абсурднее, тем более, что США агрессивно вмешивались в постсоветскую Россию. В течение всех 1990-х годов открытое и вопиющее вмешательство было явным. И то, что эти властные структуры США одержимы вмешательством России в наш избирательный процесс, говорит о трудно постижимых двойных стандартах.

Д.Б.: В свете твоего нового фильма «Приближающая война с Китаем», пришло время, когда разрядка на всех уровнях крайне важна из-за огромных опасностей нынешнего курса. Интересно наблюдать, как правые ястребы в Вашингтоне помогают налаживанию новых отношений между Россией и Китаем. Но разрядка – единственное решение на данный момент, не так ли?
Д.П.:
Да, это так. Сейчас необходимо дипломатическое урегулирование. К сожалению, США больше этим не занимаются. У них нет «дипломатов», в реальном смысле этого слова. Сейчас мы видим, как президенты двух главных ядерных держав в мире пытаются придти к соглашению, возможно, по поводу нежелательности ядерной войны. Мы откатились назад во времена Буша младшего, который вышел из договора о СНВ и других военных соглашений, с трудом заключённых между СССР и США. Это показывает, как сильно деградировал мир - на уровне политической элиты. США - очень пугающий образ для всех нас, потому что постоянным фоном всегда является ядерное оружие. Шанс ошибочного запуска ракет очень высок.

Посмотрите на Корею, где США установили чрезвычайно агрессивную систему THAAD – так называемую «оборонную» систему, угрожающую Китаю. Никто ни минуты не верит, что эти ракеты направлены на Северную Корею, которую США могут уничтожить множеством других способов. Долгосрочная стратегия Пентагона – балканизация Российской Федерации и запугивание Китая. И если возникнет какой-нибудь проблеск в этом тупике, хотя бы в результате встречи Трампа и Путина, то это будет хорошая новость.

Д.Б.: И конечно, очень странно, что Америка говорит о роли, которую должен играть Китай, и мы очень разочарованы, что они не могут содействовать THAAD, которая является частью стратегии окружения их страны во время так называемого «китайского века». Джон, я хотел бы поговорить о том, как начинались твои репортажи о Палестине, и о текущих событиях там.
Д.П.:
Впервые я поехал в Палестину в 1960-х и жил в кибуцах. Я, вероятно, следовал за популярным предположением, что израильские мифы были правдой, и что Израиль был хорошей идеей. Я объединял ужас холокоста с новым еврейским государством. Люди в кибуцах считали себя одновременно и социалистами и сионистами.

Но я пришёл к пониманию, что в Израиле сильно распространены демагогия и синхронная амнезия. У нас были очень оживлённые дискуссии, но редко упоминалось большинство страны. Однажды вечером я увидел силуэты за пределами кибуцы, евреи называли их «они». Я спросил, кто это, и с трудом выяснил, что это арабы. Один мужчина назвал их кочевниками. Но даже мой простой вопрос нарушил пограничную линию и обязательное молчание. В кибуце я жил с хорошими людьми, у них были принципы, многие помнили об ужасах в Европе. Конечно, они понимали, что живут на украденной земле.

Слово «палестинцы» почти никогда не использовалось; даже существенно позже Голда Мейер заявляла, что «нет такой вещи как палестинцы». Потому что если признать термин «палестинцы», то нужно признать и государство Палестину. Для меня это было очень интересное погружение в чрезвычайную ситуацию в Палестине. Я многое узнал от удивительного фотографа по имени Дэн Хидани, который потерял всю свою семью в Германии во время войны. Мы обсуждали эту тему с так называемыми арабами, и я узнал о вине колонизаторов, которую никогда нельзя скрывать. Эти первые впечатления показали мне большую несправедливость, от которой палестинцы страдали тогда и страдают до сих пор.

Д.Б.: Могу ли я спросить тебя об истории романистки Лианы Бадр, потому что она говорит о том, что произошло со многими палестинцами, и об отношении к ним?
Д.П.:
В 2002 году, когда Ариэль Шарон был премьер-министром и несколько раз отправлял израильскую армию и танки на Западный берег реки Иордан, я приехал в Рамаллу в тот момент, когда уходила израильская армия. Рамалла была разрушена. Я побывал в Палестинском культурном центре. Там я встретился с директором центра – знаменитой романисткой Лианой Бадр, которая преподаёт сейчас в Колумбийском Университете. Её рукописи были порваны и рассыпаны по полу. Жесткий диск, содержащий её книги и целую библиотеку пьес и поэзии, украден израильскими солдатами. Не сохранилось ни одной книги. Пропали мастер-записи лучших палестинских фильмов.

Это было нападением на культуру народа. Солдаты мочились и испражнялись в коридорах и на столах. Они замазывали своими фекалиями детские рисунки. Это самый яркий и показательный символ всего, что делают колонизаторы с оккупированной страной. Своим нападением на Палестинский культурный центр они показали, что не считают палестинцев за людей. Меня поразила решимость палестинцев не соответствовать навязываемой роли жертвы. Это самое поразительное в палестинцах. Когда идёшь по щебню Газы, на которую израильтяне множество раз нападали, внезапно можно увидеть стайку школьниц с красивыми причёсками, идущих в накрахмаленной и выглаженной форме. Таким образом, эта оккупация, возможно, работает физически, но не работает духовно. И возможно, скоро выяснится, что она не сработала политически.

Апельсины Яффы известны во всём мире. Фактически, Яффа – палестинский город, захваченный Израилем. Апельсины Яффы – часть мифологической истории современного Израиля. Они проповедуют мысль, что палестинскую пустыню могут превратить в зелёное поле только еврейские мигранты, которые знают, как заставить цвести пустыню. Но на самом деле, апельсины и виноград выращиваются палестинскими фермерами, и апельсины экспортировались в Европу из Палестины, начиная с XVIII века. В своё время печальный город Яффа назывался коренными жителями «местом печальных апельсинов».

Д.Б.: Я хочу поговорить с тобой о Палестине и журналистике. Возможно, мы можем сравнить Мухаммада Омера, с одной стороны – который спасается от бомб, пытается накормить свою семью, пока перед его домом летают беспилотники, и хочет выяснить правду – а с другой стороны, сотрудников CNBC и BBC.
Д.П.:
Ну, мы знаем, что большая часть центральной журналистики – ветвь государственной власти. Мы говорили с тобой об экстраординарной пропагандистской кампании, похожей на времена маккартизма – она во всех американских проблемах, включая погоду, обвиняет Россию. Всё потому, что СМИ – пропагандистская ветвь системы власти на Западе. Самую изощрённую пропаганду производит BBC. CNN и другие СМИ – недоразвитые версии этой машины. Любая правда о Палестине, Израиле и всём Ближнем Востоке не доходит до СМИ. Понимая это, мы не должны биться головой об стену, бессмысленно вопрошая: почему они не говорят правду. Они созданы не для этого.

К счастью, сейчас есть много независимых источников, например твоя программа. Ты вспомнил Мухаммада Омера. Мы видели насколько были блестящи и объективны его репортажи из Газы во время ужасного нападения в 2014 году. Пострадала его собственная семья, у них было мало еды, воды и прочего, но каждый день он готовил краткие обзоры по 800 слов с фотографиями, по которым мы узнавали, что происходит на самом деле. Речь шла о том, как люди выживали в чрезвычайных условиях, несмотря на горе и страдание. Иными словами, он сделал то, что редко можно дождаться от западных официальных СМИ: он показывал лица, называл имена реальных людей, он описывал их жизни. Он собрал всё это в одну книгу. И были другие журналисты, в большинстве своём палестинские фотографы и видео-операторы, которые делали аналогичную работу. Благодаря им я горжусь, что тоже журналист.

Д.Б.: Я критикую корпоративных журналистов, потому что они видят многое из этого, не сообщая об этом или искажая.
Д.П.:
По-моему, невозможно смотреть телевизор, если я не узнаю правду и не понимаю, что происходит. Их цензура заключается в умолчании, искажении и демонизации. Генерал Петреус сказал однажды, что большую часть своего времени он проводил со СМИ, потому что это важнее, чем победить Талибан. Хорошо то, что есть множество людей, которые больше не верят им. Важная составляющая нынешнего восстания в западных странах – ненависть к СМИ. Это особенно верно для Британии. Я никогда не думал, что критика СМИ так распространена в спорах. О них говорят с большой злобой. Современные журналисты вынуждены учитывать это в своих репортажах. Это новое развитие.

Недавно Guardian опубликовала большую передовицу о журналистах, которых привлекли к ответственности жертвы ужасного пожара в лондонском жилом комплексе Grenfell Tower. Символично, когда СМИ привлекают к ответственности по широкому ряду проблем. Сейчас люди начали понимать, что происходит. Они больше не хотят быть потребителями пустой болтовни. Конечно, власть СМИ остаётся. Но моя любимая история – в ночь, когда почти победил Джереми Корбин, в редакции газеты Times была вечеринка во главе с Рупертом Мердоком. Когда появились первые результаты, и стало ясно, что лейбористы добиваются успеха, Мердок вылетел как пробка. Это было очень символично, потому что означало, что его СМИ и другие корпоративные СМИ больше не могут гарантировать, что будут избраны определённые политики. За два дня до выборов Daily Mail посвятила 13 страниц демонизации Корбина. Это была пустая трата денег.

Д.Б.: Недавно мы пригласили на нашу передачу Араба Баргути, сына Мустафы Баргути, который 2 года не видел отца. Мустафа Баргути 15 лет сидит в тюрьме, а недавно он стал лидером голодовки протеста. Сильный, чёткий, его нельзя заставить замолчать. Или ты говорил о докторе Моне Эль-Фарра, которая потеряла свою семью в 2014 году. Она всё ещё служит людям и говорит правду всем, кто хочет её слушать. Это удивительно.
Д.П.:
Да, это удивительные люди, и общение с ними сильно вдохновляет. Даже в разгар резни в мире, они заставляют нас чувствовать себя хорошо, потому что мы люди.

Д.Б.: Как думаешь, почему Нельсон Мандела назвал Палестину самой большой моральной проблемой нашего времени?
Д.П.:
Манделу можно за многое критиковать, но в одном он был интересен и поразителен – он был лоялен к тем, кто поддержал борьбу южноафриканского народа за свободу. Конечно, сидя в тюрьме, он всегда подчёркивал важность этой солидарности. Иными словами, людей стоящих вместе. Это довольно старомодное представление о борьбе. Он связывал борьбу южноафриканского большинства против режима апартеида с положением палестинцев, которые боролись в апартеидом в своей стране. Десмонд Туту, приехав на Западный берег, точно также откровенно повторил мысль Манделы. Туту не раз говорил, что система апартеида в Палестине-Израиле в некотором отношении хуже, чем в Южной Африке.

Думаю, Мандела считал Палестину самой большой моральной проблемой потому, что речь идёт об униженных людях. Палестинцы – не немцы, они не делали ничего плохого евреям. На самом деле, они долгое время мирно жили рядом с евреями. Они были большинством в своей стране. Иудеи, мусульмане, христиане жили вместе и в мире, пока на них не обрушился Израиль. Как сказал Мустафа Баргути: «Сионисты хотели создать государство за счёт палестинцев». Именно это имел в виду Мандела. Палестина – классическая колониальная несправедливость. Израиль – четвёртая по величине армия в мире, поддерживаемая хорошо вооружёнными европейскими, западными странами. Это уничтожает свободу и распространяет угнетение в Палестине.

Д.Б.: И идея освобождения палестинского народа – очень большая проблема для арабского мира, который подчиняется США. Кажется, никто не хочет думать об освобождении Палестины, так как тогда они должны будут думать об освобождении от своих коррумпированных и порочных диктатур. Палестина – реальная проблема войны и мира. Настанет ли когда-нибудь мир, зависит от того, будет ли у них когда-нибудь снова место, которое можно назвать домом.
Д.П.:
Конечно, пока в Палестине нет справедливости, не будет никакого мира в этом регионе. В некотором смысле все дороги конфликта в этом проблемном регионе ведут в Палестину. Решение палестинского вопроса означает превращение Израиля в нормальную страну. Не в вооружённый до зубов, включая ядерное оружие, военный лагерь, запугивающий и угнетающих коренной народ, а в нормальную равноправную страну. Если это произойдёт, если будет принято такое решение, я не говорю, что на всём Ближнем Востоке сразу же наступит мир, но это будет началом.

Д.Б.: Ты считаешь движение бойкота светом в конце туннеля? Известно, что многие американцы, поддержавшие его – студенты и преподаватели – столкнулись с мощными репрессиями. Но, по-твоему, это жизнеспособное движение? В некотором смысле, оно похоже на движение против южноафриканского апартеида.
Д.П.:
Нужно лишь посмотреть на реакцию Израиля. Он напуган им. Он использует все виды давления на правительства, включая британское правительство, чтобы остановить движение Бойкот, Отказ от сотрудничества и Санкции, имеющее большое влияние на людей. На днях появилось решение суда, что местные советы в Британии могут бойкотировать кого захотят. А британское правительство указывает им, что они не могут этого делать. Но они могут.

Движение бойкота Израиля сильно пугает израильский режим потому, что оно народное. В Норвегии его поддерживают крупные профсоюзы. Его поддерживают студенческие организации США. Люди высказываются и голосуют за это движение. Это показывает своего рода местную демократию. Это движение распространено в США и Европе намного шире, чем об этом официально говорится. Бойкот, сам по себе, не принесёт свободу палестинцам. В ЮАР санкции, действительно, оказали влияние. Но белой Южной Африке удавалось обходить санкции. Но потом она потеряла влиятельного друга, когда правительство Рейгана решило, что ЮАР приносит больше проблем, чем выгоды, поэтому апартеид и рухнул.

Я боюсь, что так работает власть. Но нет сомнений, что на власть всегда влияют такие народные движения как бойкот Израиля. В конечном счёте, думаю, что решение зависит от США. Без разнообразной поддержки США у Израиля не будет выбора, кроме превращения в нормальную страну.
Д.Б.: Интересно наблюдать, насколько сильна реакция на движение бойкота. Профессоров увольняют, детей избивают. Корпоративные СМИ замалчивают эти протесты, но среди народа известия распространяются без помех.


Источник: The Price for Criticizing Israel, Dennis J Bernstein, consortiumnews.com, July 19, 2017.

Tags: Англия, Афганистан, Германия, Израиль, Китай, Корея, Палестина, Россия, СМИ, США, ЮАР, война, демократия, идеи, империя, нацизм, пропаганда, протесты, репрессии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments