antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Американский просветительский туризм на Кубе.


Позвольте мне начать с обобщения, почему я захотела отправиться на Кубу именно теперь. Я хотела узнать следующее:
1) Мне показалось важным посетить Кубу до наводнения её американскими туристами и глобальными корпорациями.
2) Я хотела понять последствия многолетней американской экономической блокады.
3) Я хотела узнать о роли кооперативов в кубинской экономике.
4) Я надеялась оценить возможность привести студентов Университета Южного Нью-Хэмпшира на Кубу на краткие курсы или на полноценное зарубежное обучение.

Я знала, что собираюсь в страну, которая тяжело работает, чтобы восстановиться от многолетней экономической блокады. Читая материалы и слушая разговоры о Кубе, я поняла, что многие некритически относятся к тому, что говорится об этой стране, в том числе из уст кубинских учёных. Хотя некоторые люди из нашей туристической группы были такими, но мы всё-таки оказались значительно совместимыми, несмотря на наши идеологические разногласия, и к концу поездки мы с грустью прощались друг с другом.

Куба интересует меня уже давно. Я жила в Гватемале и Коста-Рике с сентября 1974 по декабрь 1975 года. В это время в Гватемале шла гражданская война. Как американцам, нам не грозило то, что происходило в сельской местности. Тем не менее, мы знали о насилии, которое было тогда. Коста-Рика, наоборот, показалась нам «буколической». Я готовила реферат о свержении диктатуры Убико в Гватемале. Во время этой работы, я многое узнала о политической реальности. Люди, рассказывая мне о прошлом и настоящем, упоминали батальоны смерти, которые бродили по стране в поисках диссидентов и вооружённых партизан.

Куба представляла для меня место, которое успешно освободилось от устаревших коррумпированных диктаторов (каудильо), и где люди получили бесплатные медицину и образование. Я не думала, что там «рай для рабочих». Но основные потребности, по моему мнению, удовлетворяются для всех. Во время этой поездки мы увидели, что работа в этом направлении продолжается. Хорошего жилья на всех не хватает. Раса по-прежнему определяет возможности. Социалистический «проект» не выполнил всех своих обещаний. Мы должны были понять, что революция не закончилась. Американская блокада серьёзно повлияла на экономическое развитие Кубы.

Кубинцы находятся в процессе перемен по разрешению частной собственности, продажи недвижимости, семейного малого бизнеса и рабочих кооперативов. Наша поездка должна была показать реалии этих перемен и экономических условий, которые несут ответственность за эти перемены.

День первый: первые впечатления.

Мы прилетели в Гавану 19 июня 2016 года для двухнедельной образовательной поездки при поддержке Института Философии и Университета Гаваны. Из США прилетели 18 человек, а затем к нам присоединялись другие люди, и концу недели наша группа выросла до 28 человек. В Гаване нас встретила турфирма Amistur в лице её гида Рауля Диас Ромареса, водителя Анхеля Абрахам Менендеса и организатора Клиффа Дюрана. Аэропорт напомнил мне аэропорт Доминиканской республики, где я была несколько лет назад. Терминал был очень простым. Воздух был жарким и влажным. Там было много людей, с нетерпением ожидающих родственников и друзей за пределами таможенной зоны. Аэропорт напоминал слаборазвитые страны с ограниченными ресурсами, типа Ганы, Гватемалы и Доминиканской республики.


На таможне офицер спросил меня, была ли я недавно в Африке. После таможни меня опросила служба безопасности. Они посмотрели мой паспорт, и спросили, что я везу в чемодане на колёсиках. Паспорт посмотрел сначала один сотрудник, потом другой. Сотрудница безопасности спросила, одна ли я путешествую. Когда я ответила, что прилетела в группе, она захотела узнать, кто нас принимает. Узнав, что нас встречает Университет Гаваны и Институт Философии, она закончила опрос, вернула мне паспорт и даже не досматривала чемодан. Выйдя из аэропорта, я сразу увидела старые американские машины 1950-х. Рауль сказал, что мы ещё много раз увидим такие автомобили, и он оказался прав!

Поскольку регистрация в гостинице была в 16:00, мы отправились в тур по Гаване. Первая остановка – Пласа-де-ла-Революсьон. Там нас попросили угадать изображения на зданиях (Че Гевара и Камило Сьенфуэгос). На другой стороне площади стоит Мемориал Хосе Марти. Затем мы остановились для прогулки по парку, в котором есть памятник Джону Леннону, сидящему на скамейке. Люди могут взять напрокат круглые солнцезащитные очки как у Леннона и сфотографироваться с его памятником. Из парка мы поехали вдоль Малекона – набережной на кубинском побережье, мимо посольства США, Пласа-де-ла-Дигнидад и Антиимпериалистической платформы. Мне говорили, что Фидель Кастро приказал уставить флаги перед посольством США так, чтобы закрыть вид на океан. В дальнем конце Пласа-де-ла-Дигнидад стоит памятник Хосе Марти, который держит мальчика Элиана Гонсалеса, которого в ноябре 1999 года перевезли на лодке в США. Лодка затонула и его мать погибла. Его американские родственники хотели удержать его в штатах, но по требованию отца его вернули на Кубу.

Затем мы поехали обедать в кооперативный ресторан Эль-Бики. Ресторан относительно новый, очевидно, он затратил немалые деньги на посадку растений, чтобы место выглядело привлекательно. Мы прекрасно пообедали с мохитос (ром, смешанный с лаймом и мятой), который считается кубинском национальным напитком. После обеда мы поехали в гостиницу, и весь вечер были предоставлены сами себе.

Первая неделя: Институт Философии.

В понедельник 20-го мы поехали в Институт Философии. Нам заказали обед в паладоре (частном ресторане) с прекрасным видом на город. Мы по отдельности платили за еду, но не могли выбрать меню. Для любителей мяса еда отличная, но для вегетарианцев выбор не большой. Стоит это 12 CUC (кубинских конвертируемых песо). К концу первой недели меня поразило однообразие меню в ресторанах. Я думаю, что все они, кроме паладорес, принадлежат государству и не имеют стимулов к конкуренции.

Ещё я заметила, что улицы и тротуары в очень плохом состоянии и часто виден мусор. Джон Курл и я гуляли в центре Старой Гаваны по Малекон после завершения экскурсии 23 июня. Мы пообедали в частном ресторане, который открыли каталонка и её кубинский муж. Она работала в Латинской Америке в кооперативах. Переехав на Кубу, они решили открыть ресторан. Она рассказала нам о своём решении открыть ресторан и «новых методах управления», но не кооперативных. Они вложили много денег в реконструкцию здания. Туалет у них - самый лучший, какой я видела на Кубе. Кухня испанская.

Презентации и экскурсии первой недели.

Первые два дня утренние презентации проводила Ольга Фернандес Риос. Ольга работала дипломатом в Вашингтоне, а потом стала президентом Института Философии. Теперь она связана и с институтом и с университетом, продолжая руководить Институтом Философии. В первый день Ольга рассказала о главных сложностях социалистических преобразований. Днём мы поехали в кооператив Конфессионес Моделос, который занимается пошивом одежды. В рабочем помещении было тускло. Всю работу выполняли женщины. Этот кооператив был образован на месте неприбыльного государственного производства два года назад. Я вспомнила венесуэльский фильм «Гаванская Ева» о швее, которая хотела стать модельером. Главный продукт – рубашки-гуаябера и платья. Директор сказал, что все получают одинаковую зарплату. Там было 40 сотрудниц.

Во вторник продолжились презентации в Институте Философии. Ольга прочла двухчасовую лекцию, а другой запланированный лектор не приехал, так как лечил зубы. Ольга рассказала нам о кубинской политической системе. Она попросила нас удержаться от вопросов до конца лекции, но многие люди оказались нетерпеливыми и поднимали руки во время её речи. У меня возникли три вопроса, я их записала в блокноте, но мне постоянно мешали задать их. В течение этих двух недель, я заметила, что кубинцы не часто спрашивают про американскую жизнь. Они читали нам лекции и отвечали на вопросы. Даже на второй неделе, когда состоялась дискуссия, только один раз кубинцы задали нам вопрос.

Поездки в кооперативы на первой неделе были похожими, хотя виды деятельности их различались. Исключением оказался Бамбуковый центр, который был проектом, а не кооперативом, из слов директора я поняла, что это что-то типа организации по развитию рабочих мест с элементами социального кооператива. Проблемы трудовых ресурсов напомнили мне о поезде по северу Италии и о кооперативе Ла Рупе около Болоньи. Оба работают с людьми, которые хотят повысить свои навыки работы в бизнесе, включая эмоциональные и гигиенические вопросы. В Бамбуковом центре было 6 работников: операторы и помощники операторов. Операторы получают 10000 кубинских песо, а помощники – 1000. Дизайнерскую работу осуществляют студенты из Университета Вирджинии и Кубинской школы дизайна. После Бамбукового центра мы поехали в Чайнатаун. Там в полном разгаре шла перестройка и подготовка к скорому празднику.


На третий день презентации были получше. Выступил Умберто Миранда, который работает в сфере развития кооперативов. После его утренней лекции мы пообедали в кооперативном ресторане и посетили автобусный кооператив Кооперативе Рутера 2. Затем мы вернулись в ресторан и прослушали лекцию директора ресторана, а затем выступили четыре молодых человека, которые открыли кооперативную пекарню.

В четверг и пятницу расписание изменилось. В четверг утром к нам приехал представитель строительного кооператива CREA и рассказал о своей работе. Была отменена лекция о разных формах управления. Были также отменены презентации о женском труде, социальной справедливости и стабильном развитии, а также отменён визит в кооператив по информационным технологиям. В пятницу Ольга, Роберто и Умберто провели с нами день вопросов и ответов. Самый интересный аспект дискуссии касался расизма на Кубе. Ольга сказала, что на Кубе нет с этим проблем. После неё ответил Умберто, который сказал, что она многого не знает, потому что белая. Он сказал всё наоборот, что Куба всегда была расистской страной, и хотя сейчас положение улучшилось, нужно провести ещё большую работу, например, в сфере профессиональной сегрегации. «Если вы бедный, скорее всего вы чёрный. Полиция спрашивает удостоверения личности у чёрных туристов, а белых не трогает». Когда он говорил, Ольга и Роберто вышли из комнаты. По поводу кооперативов он сказал, что кооперативы всё ещё в зачаточном состоянии. «Мы ещё не знаем, как нам сделать этого ребёнка».

Затем Ольга сказала, что Старая Гавана закроется для прогулок, потому что начинается перестройка района. Она сказала, что кубинцы не хотят изменений, которые произошли в Старом Сан-Хуане в Пуэрто-Рико. Эти изменения произошли за счёт увеличения налогов и отмены продовольственных карточек. После завершения утренних программ мы отправились в Музей Революции. Самое интересное касалось нападения на Казармы Монкада, Залива Свиней и кубинских ракет. Я не изучала историю кубинской революции, и всё это было новым для меня. Рядом с фотографией кубинской ракеты была информация о том, что хотели кубинцы, и как это расходилось с советскими условиями. Кубинцы хотели, чтобы США покинули военную базу Гуантанамо.

В субботу мы поехали в провинцию Матансас в 56 милях на восток от Гаваны на северном побережье Кубы, известную как место рождения дансона и румбы. Там было так хорошо, что мы покинули Гавану. Если бы мы не выехали из города, я думала бы, что вся страна завалена мусором. На самом деле, покинув город, мы сразу увидели, что люди заботятся о своих общественных местах. Было также интересно сравнить ощущения большого города с деревнями и маленькими городами. В Матансасе есть порт, и когда мы туда приехали, там стояло грузовое судно. Там плавали красивые маленькие парусные лодки. В порту были две различные группы туристов.

Матансас – маленький город с узкими улицами, которые поднимаются в порт. Самая высокая точка – новый кооперативный ресторан. Оттуда открывается вид в двух направлениях на город и долину. Там есть культурный центр, который раньше был католической часовней, основанной монахинями из Каталонии в конце XIX века. Нашу группу не сильно впечатлила часовня, и мы захотели посетить Музей Рабства в Матансасе. У нас было время на его посещение, но наши организаторы не заказали билетов. Вечером мы вернулись в Гавану. Был хороший вечер для прогулки в саду Ла Насиональ с лёгким ужином и напитками.

Воскресный тур по Старой Гаване.

Рауль устроил нам пешеходную экскурсию по Старой Гаване в воскресенье утром. Первая остановка – Центр ремесленников, где многие люди купили кубинские сигары и ром. Затем мы попали в многоквартирное здание, которое планируется перестроить. Рауль сказал, что мы можем прогуляться и посмотреть. Местная жительница, старая женщина пригласила меня в свою квартиру. В ней не было окон на улицу, только на внутренний коридор. Она была очень маленькой: кухня, ванна с душем и туалет. Спальня была на втором этаже, на который надо было подниматься по лестнице. Она сказала, что ничего не знает о перестройке здания. Это было самой интересной частью экскурсии. Жильё было нестандартным, но, вероятно, не таким плохим, как в других местах Гаваны. С учётом сильной жары (33 градуса) и высокой влажности, трудно представить, как люди живут в таких условиях.

Потом мы были на четырёх площадях и говорили об известных местах по пути – бар и гостиница, где обитал и писал Хемингуэй, Кафедральный собор и Центральный парк. Уличная жизнь – важная часть жизни Старой Гаваны. Мы увидели много уличных музыкантов в парках и около гостиниц и ресторанов. Когда я буду вспоминать Гавану, всегда буду вспоминать музыку. Большая часть музыки известна благодаря записям Buena Vista Social Club. Как и старые автомобили 1950-х, музыка – способ привлечь туристов. За исключением одного семейного ресторана около гостиницы, музыка была везде.

Вторая неделя: конференция североамериканских и кубинских философов и социологов.

Вторая неделя началась с четырёх утренних презентаций – две кубинские и две от нашей группы. Днём мы посетили Галлерею Фустера и сообщество художников, вдохновлённых работами Гауди в Барселоне и Эль-Боске-Марти. Сообщество художников было отличным. Я заметила, что работы Фустера вдохновили других художников, которые открыли галереи-магазины на улицах. Потом мы поехали на запад Гаваны в сельскую местность. Там был дендрарий, организованный местным «кампесино». Он хотел создать место, где были бы все виды деревьев. Мы попали туда сразу после проливного дождя. На наших ногах выросли тяжёлые комья грязи. Просматривая потом свои фотографии, я обнаружила, что у пруда были не только утки. Там был и кубинский крокодил.


Там произошли две встречи с работниками кооперативов. Из-за вывихнутой лодыжки, я не была в финансовом кооперативе. Многие члены нашей группы сказали, что это был лучший кооператив, в котором они были. Этот кооператив посетила делегация Национальной ассоциации кооперативного бизнеса, и высоко его оценила. В кабинетах висели таблички о работниках и о самом кооперативе. В конце мы отправились в кооператив Эль-Бики и выслушали его историю. Многие члены группы задавали неграмотные вопросы, и из-за этого выглядело, будто мы ничего не понимаем в бизнесе. Некоторые члены группы были невежливы и перебивали отвечающих. Некоторые вопросы задавались грубым тоном. Но кубинцы проявили большое терпение. Мы узнали, что они работают на частном финансировании и взносы отдельных граждан. Этот кооператив уделяет приоритетное внимание финансированию второго ресторана, а не своей прибыли. Они считают, что прежде всего нужно увеличить количество рабочих мест. В кооператив принимают по личной рекомендации других его работников.

Одна из проблем, которую я увидела в ресторане – официантам дают компенсацию, на основе их способности продавать блюда из меню. Я два раза наблюдала проблемы с заказом нашего обеда. В обоих случаях они неверно исполнили заказ, и блюда оказались дороже, чем мы заказывали. В первый раз мы, по их настоянию, заказали коктейль из креветок и сказали, что больше не нужно креветок, и они вместо второго блюда из креветок принесли более дорогую еду из турецкого гороха. Но в этой еде оказалось мясо. Мы хотели вегетарианскую еду, а они не сказали, что там есть мясо. Во второй раз я заказала макароны с соусом из омара, мне сказали, что соуса нет, и принесли целого омара без макарон, что оказалось вдвое дороже, чем я планировала потратить.

Молодые члены нашей группы больше нас научились во время этого путешествия. Кубинцы с большей охотой болтали с ними. Мы видели, как американская молодежь с интересом бродила по Институту Философии во время первой недели. Наши кубинские коллеги легко и быстро наладили с ними контакт. Наши студенты хотели многое узнать о кубинской революции и о трудностях, с которыми столкнулась Куба из-за американской блокады. Во время более длительного периода обучения у них может быть больше возможностей узнать о городских и сельских кооперативах. Они также смогут изучить кубинскую политическую систему и роль гражданского общества. За длительный срок можно многое узнать о кубинской образовательной системе. В этой стране также разработан другой подход к медицине, учитывая отсутствие дорогих лекарств.


Источник: Reflections On A Visit To Cuba’s Urban Cooperatives, Christina Clamp, geo.coop, popularresistance.org, May 31, 2017.

Tags: Куба, США, идеи, империя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments