antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Страдание и выживание Восточного Тимора.


Тайно снимая фильм о Восточном Тиморе в 1993 году, я следовал за ландшафтными крестами: большие чёрные кресты, запечатлённые в небесах, кресты на вершинах, кресты, марширующие по склонам гор, кресты вдоль дорог. Они засорили землю и мешают обзору. Надписи на крестах говорят об исчезновениях целых семей, уничтоженных за год, месяц, день. Многие деревни превратились в памятники.

Крарас – одна из таких деревень. Её называют «деревней вдов», здесь индонезийские солдаты убили 287 человек. На пишущей машинке с выцветшей лентой местный священник напечатал имена, возрасты, причины смерти и даты убийств всех жертв. В последнем столбце он отметил индонезийский батальон, ответственный за убийства. Это свидетельство геноцида. Я всё ещё храню этот документ, который трудно забыть, словно его страницы пропитались свежей кровью Восточного Тимора. В этом списке перечислена семья дос-Анхос.

В 1987 году я взял интервью у Артура Стивенсона, по прозвищу Стив – бывшего австралийского морпеха, который в 1942 году воевал с японцами в португальской колонии – Восточном Тиморе. Он рассказал мне историю Селестино дос-Анхоса, чья находчивость и храбрость спасла жизнь ему и другим австралийским солдатам, воюющим на японском фронте. Стив рассказал о листовках, сбрасываемых с самолётов Королевских австралийских ВВС со словами: «Мы никогда не забудем вас». Вскоре после этого австралийцам приказали покинуть остров Тимор, бросив людей на произвол судьбы.

Когда я встретил Стива, он только что получил письмо от сына Селестино, Вирджилло, которому было столько же лет, сколько и его сыну. Вирджилло написал, что его отец выжил после индонезийского вторжения в Восточный Тимор в 1975 году, написав далее: «В августе 1983 года индонезийская армия вошла в его деревню Крарас. Они грабили, поджигали и резали, при поддержке авиации. 27 сентября 1983 года они заставили моих отца и жену вырыть себе могилы и расстреляли их из пулемёта. Моя жена была беременна».

Позор индонезийских пособников.

Крарасский список – экстраординарный политический документ, осуждающий фаустовских партнёров Индонезии на Западе. Он показывает нам, как работает эта система. Самолёт, который атаковал Крарас – из США. Пулемёты и ракеты – из Британии. Молчание и предательство – из Австралии. На последней странице священник Крараса написал: «Для капиталистических правителей мира тиморская нефть пахнет лучше, чем тиморские кровь и слёзы. Кто донесёт эту правду до мира? … Очевидно, что Индонезия не совершала бы такие преступления, если бы не получила благоприятных гарантий от западных правительств».

Индонезийский диктатор генерал Сухарто задумал напасть на Восточный Тимор, когда португальцы покинули свою колонию, и предупредил послов Австралии, США и Британии. В позже утекших секретных телеграммах австралийский посол Ричард Вулкотт убедил своё правительство «действовать по такой схеме, которая минимизирует общественное воздействие в Австралии, и покажет, что это частное дело Индонезии». Он сослался на выгодную добычу нефти и газа в Тиморском море, которое отделяет остров от северной Австралии. Никто не высказал ни слова беспокойства о тиморцах.

На моём репортёрском опыте, Восточный Тимор – величайшее преступление конца XX века. Я писал о Камбодже, но даже Пол Пот не убил столько людей (относительно), сколько убил и заморил голодом Сухарто в Восточном Тиморе. В 1993 году Комитет по международным отношениям австралийского парламента подсчитал, что «по крайней мере, 200 тысяч» восточных тиморцев – треть населения – погибли при Сухарто. Австралия стала единственной западной страной, формально признавшей геноцидом индонезийское завоевание. Смертоносные индонезийские спецслужбы под названием Копассус обучались австралийским спецназом на базе около Перта. Ресурсный приз, по словам министра иностранных дел Гарета Эванса, составил «зиллионы» долларов.

Тосты под шампанское.

В моём фильме 1994 года «Смерть нации: тиморский заговор» показан Эванс, который поднимает бокал шампанского во время полёта над Тиморским морем вместе с Али Алатасом – министром иностранных дел Сухарто. Они подписали пиратскую сделку, которая разделила нефтяные и газовые богатства Тиморского моря. Я также снял таких свидетелей как Абель Гуттьерас – нынешний посол Тимора-Лесте (официальное название независимого Восточного Тимора). Он сказал мне: «Мы верим, что мы можем победить, мы можем рассчитывать на то, что к нам прислушаются все народы мира, нет ничего невозможного, мир и свобода всегда стоят борьбы за них».

Примечательно, что они победили. Многие люди во всём мире прислушались к ним, и неутомимое движение усилило давление на покровителей Сухарто в Вашингтоне, Лондоне и Канберре с требованием бросить диктатора. Но было и молчание. Долгие годы свободная пресса в странах-соучастницах практически полностью игнорировала Восточный Тимор. Были такие благородные исключения, как храбрый Макс Сталь, снявший в 1991 году фильм о резне на кладбище Санта-Круз. Ведущие журналисты буквально упали к ногам Сухарто. На фотографии группы австралийских редакторов, приехавших в Джакарту во главе с редактором Мердока Полом Келли, один кланяется Сухарто, виновному в геноциде.

С 1999 по 2002 год австралийское правительство получило около 1,2 млрд. долларов в виде прибыли от одного нефтегазового месторождения в Тиморском море. За этот же период Австралия предоставила Восточному Тимору 200 млн. долларов в виде так называемой помощи. В 2002 году, за два месяца до провозглашения независимости Восточного Тимора, Бен Доэрти заявил: «Австралия тайно вышла из процедур разрешения споров по морским границам в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву, и из аналогичной юрисдикции Международного суда, чтобы не выполнять постановления международного арбитража».

Бывший австралийский премьер-министр Джон Говард называет «благородной» роль своего правительства в провозглашении независимости Восточного Тимора. Министр иностранных дел Говарда, Александр Доунер, однажды ворвался в кабинет в городе Дили (Восточный Тимор) и сказал премьер-министру Мари Алкатири: «Мы очень упорны… Позволь дать тебе учебник по политике…»

Сегодня Тимор-Лесте сам учит других политике. После долгих лет обмана и запугивания Канберрой народ Тимора-Лесте потребовал и добился права вести переговоры в Постоянном арбитражном суде по поводу морских границ и шельфовой добычи нефти и газа. Австралия должна Тимор-Лесте большие деньги – некоторые говорят – миллиарды долларов в виде компенсаций. Австралия должна безоговорочно отдать все отчисления, собранные когда Гарет Эванс хвалил диктатуру Сухарто, пролетая над могилами его жертв.

Угроза глобализации.

Economist называет Тимор-Лесте самой демократической страной в современной Юго-Восточной Азии. Это похвала? Или это подталкивание маленькой и уязвимой страны в пропасть глобализации? Для слабейших, глобализация – коварный колониализм, который позволяет транснациональным финансам и их последователям проникать глубже, чем старые империалисты в своих канонерских лодках, как написал Эдвард Саид.

Это может означать модель развития, которая принесла Индонезии дикие неравенство и коррупцию, выгнала людей с их земель и кричала о темпах роста. Народ Тимор-Лесте заслуживает лучшего, чем уродливая похвала от «капиталистических правителей мира», как выразился священник Крараса. Тиморский народ боролся и голосовал не за бедность и темпы роста. Он заслуживает права на самозащиту, когда истощатся его нефтегазовые ресурсы. По крайней мере, его мужество должно стать маяком в нашей памяти - всеобщим политическим уроком. Браво, Тимор-Лесте. Браво, и будь осторожен.


Источник: East Timor’s Suffering and Survival, John Pilger, consortiumnews.com, May 08, 2017.

Tags: Австралия, Англия, Восточный Тимор, Индонезия, История, СМИ, США, Япония, война, геноцид, демократия, империя, коррупция, неолиберализм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments