antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Двойные стандарты американского гуманизма в Африке.


Мать кормит своего голодного ребёнка в госпитале в Майдугури, Нигерия, август 2016 года.

Две поразительные новости появились этой весной. Я не могу отделаться от мыслей: для чего они говорят, для чего они намекают на умалчивания, для чего они умалчивают. 10 марта Стивен О’Брайен сообщил на заседании ООН, что 20 миллионов человек всего в четырёх странах – три в Африке и одна в Азии – на пороге голода. Многие из них срочно нуждаются в помощи, чтобы остаться в живых. О’Брайен – директор ООН по гуманитарным вопросам. Его описания условий голода в Йемене, Южном Судане, Сомали и Нигерии, в которых он проводил проверки, меняют наши представления о реалиях этого мира:

- В Йемене худший гуманитарный кризис в мире – 18,8 миллионов человек нуждаются в срочной помощи. Это две трети населения. Для более 7 миллионов голод неизбежен.
- В Южном Судане – самой новой стране в мире – более 7,5 миллионов человек находятся в опасности, 22-процентный рост ежегодно, более миллиона остро голодающих детей.
- В Сомали более половины населения – 6,2 млн. человек – нуждаются в помощи, примерно половина из них голодает.
- О’Брайен не даёт никаких цифр по Нигерии, неизвестно почему, но у меня есть информация ЮНИСЕФ, что около 1,4 миллиона местных детей находятся в состоянии «неизбежного риска смерти». Надвигается повсеместный голод. Боко Харам, действующая на северо-востоке страны, вынудила покинуть свои дома 2 миллиона человек. Дома, поля, школы, пресная вода – всё осталось позади.

В прошлом месяце новый генеральный секретарь ООН Антониу Гутьерреш сказал, что организации необходимы 5,6 млрд. долларов до конца марта только для оказания первой помощи, чтобы просто облегчить страдания, не решая причин. Во время его выступления у ООН не было и 2% из этой суммы – 110 млн. долларов или около того. Недавно Гутьерреш сообщил о прогрессе: за восемь дней собрано 4,4 млрд. долларов. Здесь можно почитать официальное резюме О’Брайена на брифинге Совета Безопасности. Через три дня после его оглашения, появилась вторая новость: Бюджетное управление Конгресса сообщило, что правительство Трампа и республиканский Конгресс лишают 24 миллионов человек медицинской страховки в течение 10 лет, если им удастся отменить Закон о доступном здравоохранении. 14 миллионов должны пострадать уже в следующем году.

Поучительно изучить комментарии этих новостей. Много было сказано и написано об американцах, которые вскоре должны лишиться своих страховок. Я сомневаюсь по поводу того, что мы может поделать с этим. Когда масштаб гуманитарного кризиса стал известен, New York Times опубликовала маленькую туманную статью. После шокирующего доклада О’Брайена, мне кажется, я слышал как падает булавка на Первой Авеню, около здания ООН. Разве мы не связываем вместе два этих события? Эти две новости показали нам одну реальность. Они показали нам суть власти. Они раскрыли нам правду о людях, которые имеют власть, о том, как они пользуются этой властью, и что происходит с обычными людьми. Действия властей очевидны во всех четырёх странах списка О’Брайена: эти кризисы возникли из-за различных вооружённых конфликтов. Обмануты ли мы фантазией (а вернее, иллюзией), что нелепые и иррациональные споры о здравоохранении в Америке, которые ведут к миллионам жертв – не такое же безжалостное безразличие власти? Мы думаем, что одно происходит за границей, а совсем другое у нас в стране?

Заметно энергичное негодование по поводу 24 миллионов дома, и полное безразличие к 20 миллионам за границей. Или, может быть, большинство американцев смутно понимает, в глубине души, что они несут ответственность за (на самом деле, создали) мировой порядок, который привёл к голоду 20 миллионов человек? И у меня возникает другой вопрос: что думать в отношении тех миллионов американцев, которые вскоре присоединятся к 29 миллионам незастрахованным на данный момент. Сколько американцев, имеющих страховки, будут действовать ради тех, кто оказался в опасности? И я не имею в виду выступления конгрессменов, или крики в их адрес. Каждый надеется на других, но это поднимает другую более серьёзную проблему. Это проблема национализма, который изменил нашу точку зрения где-то в 1975 году. Чужие для нас менее важны. Это неслучайно. Это раскрывает наше чувство гуманизма. Как общество, мы отказываемся от универсальности, причиняя вред себе и другим. Это привело к ситуации, когда 24 миллиона в США лишены доступа к медицине и 20 миллионов в Африке лишены доступа к еде.

Я написал о двух новостях, но для понимания происходящего, мы должны считать их одной новостью. Мы должны понимать, что безответственная власть ведёт человечество к эпохальному кризису, и американцы не защищены от него. К сожалению, это так. И мне хотелось бы разобраться в этом. Раньше я знал одну рядовую сотрудницу ООН, которая работала на северо-востоке Нигерии. Она всё ещё там, насколько я знаю. Раньше она была в Южном Судане. Рассказы о её работе были унылыми перечнями ужасов. Хронически не хватало времени и людей. Она работала по 12 часов, возвращаясь домой в 8 вечера в лучшие дни, в 11 или позже – в худшие. Финансирование всегда было острой проблемой. По вечерам дела затихали, и крысы хозяйничали в офисе. Она ела ужин, не разогревая, прямо из консервных банок. Транспорт из столицы в лагеря на северо-востоке ходил нерегулярно. Я потерял счёт её приступам малярии.

Я знал и других, кто жил и работал в таких же условиях, когда описывал беженцев в Юго-Восточной Азии в начале 1980-х. Со временем у меня появился вопрос: люди олицетворяют обеспокоенность или безразличие человечества? Мой ответ: по отдельности – обеспокоенность, в коллективе – безразличие. Это только предположение, но имеющее под собой основания. Об этом, например, писала Ханна Арендт. Она описала связь беженцев середины XX века с французской Декларацией прав человека и гражданина 1789 года. В самом названии этого документа кроется проблема. Наша концепция прав человека ограничена отношением к различным людям. Граждане считаются людьми и должны иметь права, все остальные – неграждане и законно не имеют прав. Это характерно и для Франции времён Великой революции и для современного времени, и наиболее заметно в лагерях беженцев.

Мы не знаем, что сказать о человеке, если он просто человек. Это просто «голая жизнь», по словам итальянского философа Джорджио Агамбена. Для того, чтобы определить, имеет ли человек права, мы должны определить: белый ли он, христианин ли, родился ли в соответствующей стране, говорит ли на правильном языке. Как мы определяем человеческие ценности? По какому стандарту? Декларация была эпохальным достижением для 1789 года, но сейчас многое изменилось. Мы мгновенно узнаём, что происходит в мире. Каждое событие происходит рядом. А когда-то «рядом» считалось краем деревни. Мы не можем или не хотим изменить образ нашей жизни, чтобы сочувствовать всему, о чём знаем. Питер Синглер из Принстонского университета сказал однажды: 200 долларов, потраченные на пару дорогих рубашек, могли бы спасти какому-нибудь ребёнку жизнь, если бы попали в правильную организацию. Даже 50 лет назад мы не задумывались над этим.

Со знанием приходит ответственность, другими словами: нет ничего сложного. Любой может говорить о «кризисе беженцев» или (как мы теперь должны привыкать) «кризисе голода». Теперь мы должны говорить о кризисе, усугублённым нашей беспрецедентной информированностью. Думаю задачей XXI века должно стать создание нового взгляда на гуманность. Либералы всегда считали, что гуманность заключается лишь в денежной помощи, но последствия этого сказываются теперь на всех нас. Это происходит дома и за границей. Ситуация стала неуправляемой. Американцы и европейцы переживают сейчас схожие политические кризисы. Десятки миллионов дома, десятки миллионов за границей. В какой-то момент описанные выше гуманитарные кризисы должны сокрушить нас, как показывает сейчас Европа. Главная причина этих кризисов – то, что мы называем либеральным порядком. И нам необходимо искать решение.

Во-первых, мы должны спросить себя, насколько мы стали зависимы от глобального порядка, который сближает нас с сомалийцами, суданцами и йеменцами. Я считаю: очень и слишком. Виной тому либеральный интервенционализм, который стал главной направляющей национальной политики и глобального хаоса с начала 1990-х. Но уже к концу 1990-х «глобальные интервенции» были безнадёжно дискредитированы. Стало ясно, что мы не можем отмахиваться от своих интересов, чтобы действовать в интересах других, с состраданием, которое присуще человеку. Это тоже нужно внимательно рассмотреть и переосмыслить. Уильям Эпплман Уильямс предупредил в своей последней книге об «империи как образе жизни», что мы живём этим. Действительно ли мы насколько поглощены собой, что считаем эту реальность приемлемой?

Во-вторых, нужно обратить внимание на историю последних выборов. Когда все считали, что Хиллари Клинтон станет нашим 45-м президентом, редакционная статья Times иронически вопрошала: «Когда Трамп будет побеждён, пропадёт ли трампизм?». По моему, проблема тут в том, что СМИ не интересовались мнением 60 миллионов американцев, которые поддерживали Трампа, не считая их за граждан или людей. Их мнение не учитывалось, они были словно из другого мира. Но это всё-таки один мир. Сейчас, когда Трамп въехал в Белый Дом и начал бомбардировать другие страны, ситуация поменялась.


Источник: Famine Could Kill 20 Million in Africa and Yemen—Why the Deafening Silence?, Patrick Lawrence, The Nation, commondreams.org, March 27, 2017.

Tags: Йемен, Нигерия, США, Сомали, Судан, бедность, война, демократия, дети, идеи, империя, кризис, терроризм
Subscribe

  • Необходимость ликвидации США.

    26 февраля я побеседовал с Аджамой Баракой. Барака - ветеран массовых общественных организаций, чьи корни уходят в Движение чёрного освобождения,…

  • Ноам Хомский о военной угрозе.

    Современные события разворачиваются быстрыми темпами. Сталкиваясь с тревожной эскалацией по всему миру, мы надеемся, что наши самые уважаемые и…

  • Капитализм и экологический кризис.

    Последствия наводнения 2021 года в Бельгии. Я много говорю о разрушении нашей окружающей среды глобальной системой, в которой человеческое…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments