antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Свободу Калифорнии!


21 ноября калифорнийские сепаратисты, называющие себя «Да, Калифорния», подали документы госсекретарю Калифорнии с предложением провести в ноябре 2018 года референдум по вопросу «должна ли Калифорния отделиться от США и стать независимым государством». Если это пройдёт, то из Конституции Калифорнии будет удалена фраза: «неотделимая часть США, и Конституция США – высший закон этой земли».

А также, в марте 2019 года нужно будет провести ещё один специальный референдум с вопросом «действительно ли избиратели уверены, что они хотят отделиться». Это мероприятие было названо Calexit по аналогии с Brexit – британским референдумом по выходу из ЕС. Автор этого мероприятия на сайте yescalifornia.org отвечает на длинный список вопросов о том, как калифорнийские учреждения могут измениться. Я поговорила на эту тему с Дэвидом Свенсоном – исполнительным директором организации «Мир без войны» и одним из первых писателей-активистов, которые выступили в поддержку Calexit.


Энн Гаррисон: Дэвид, Вы видели, что Calexit возвращается 17 марта, когда написали эссе «Отделение, Трамп и спасение от гражданской войны» после шутки губернатора Калифорнии Джерри Брауна о строительстве стены вокруг Калифорнии, если Трамп победит на выборах. Аналогичные движения уже возникали после второго избрания Джорджа Буша – наиболее заметные в Калифорнии и Вермонте – но тогда СМИ проигнорировали их. Вы думаете, это исторический момент, в котором необходимо проявить больше стойкости?

Дэвид Свенсон: Ну, я надеюсь, что так, и со своей стороны, я отдам страсть, надежду и поддержку. Я не делаю никаких точных или неточных предсказаний, что случится с сепаратистским движением. Я просто рад, что оно есть, оно растёт и поддерживается остальными гражданами США. Это не должно стать шагом к хаосу и балканизации, это может стать шагом к интеграции со всем миром. И поскольку США – страна-изгой, нарушающая международное право, то Калифорния не должна отвечать за их действия, отделившись и став свободным государством.

Э. Г.: Кампании «Да, Калифорния» нужно 600 тысяч подписей или две трети голосов законодателей штата, чтобы внести поправку в Конституцию Калифорнии. Набрать две трети голосов законодателей – это невообразимо, это означает, что необходимы такие же невообразимые усилия добровольцев или порядка 5-10 млн. долларов, чтобы оплатить сбор подписей. Затем, если это действительно будет поставлено на голосование и пройдёт, две трети Конгресса должны проголосовать за выход Калифорнии. Всё это пока довольно неясно даже в будущем, почему же Вы считаете, что об этом стоит говорить?

Д. С.: Ну, я думаю, почти всё важное, что когда-либо происходило, было невообразимо незадолго до этого. Хорошие и плохие события: окончание рабства, окончание детского труда, женское голосование и т.д. Думаю, что избрание Дональда Трампа, если, кто-то вообще может называть это выборами, было невообразимо для большинства людей, но это произошло. Думаю, нынешнее состояние внешней политики США: семь одновременно проводимых войн; президент, который каждый вторник просматривает список мужчин, женщин и детей, чтобы выбрать, кого нужно убить с помощью беспилотников – это тоже когда-то было невообразимо. Для большинства людей это до сих пор невообразимо.

Климатические изменения тоже невообразимы, и большинство американцев не верит в это. Поэтому, думаю, мы должны работать, чтобы невообразимое превратилось в референдум, который закончится отделением. Калифорния, как и любая страна, должна иметь право на отделение, нравится ли это США или нет. Предпочтения других 49 штатов и округа Колумбия не имеют значения. США также относилось к разделу Югославии и других стран, за исключением Украины. Однако, мораль и закон состоят, по-моему, в том, что все люди имеют право покинуть что угодно, и об этом говорится в самых первых словах Декларации независимости США.

Э. Г.: Вы - сторонник отделения, а также пишете и организуете работу в Шарлоттсвилле (Вирджиния). Если Калифорнии удастся отделиться, Вы думаете, что остальная часть США сможет разбиться на мелкие, менее насильственные и более демократические государства?

Д. С.: Я не так хорош в предсказаниях, но думаю, что нынешний режим неприемлем. Это абсолютная, гарантированная катастрофа для климата и мира. Однако, есть шанс успеха, и поэтому надо попробовать. Это нужно сделать аккуратно, но разделение США на несколько кусков может быть очень полезно для интеграции этих новых стран с миром и международным правом, главнейший враг которого – правительство США. Думаю, будет очень хорошо для демократии, для людей, если они будут жить в сотнях миль от столицы страны, чтобы им не приходилось путешествовать тысячи миль для участия в мирных протестах, но это неизбежность для современного большого имперского государства.

Э. Г.: Думаете, Пентагон спокойно отнесётся к разделу, который, разумеется, сократит налоговую базу и количество наёмников для семи войн, 800 военных баз и тайных операций?

Д. С.: Пентагон любит воевать со всеми, так же как правительство США ведёт войну с 1860-х. Но Пентагон должен находиться под гражданским контролем, и контролировать его должны граждане США, а не спекулянты. Однако, многие милитаристы хотели бы, чтобы калифорнийские голоса исчезли из национальной избирательной системы, которая стала более республиканской, поэтому я не могу предсказывать.

Э. Г.: Ладно, давайте поговорим о других сторонах. В своём очерке «Калексит, да», опубликованном 11 ноября, Вы отмечаете, что аргументы против выхода – режим Джима Кроу и аризонский апартеид. Чёрные граждане в возрождённой конфедерации, которая составила бы около 55% чёрных граждан США, как сейчас, могли бы столкнуться с президентом Джефферсоном Борегардом Сешнсом III, а не только с Генеральным прокурором Джефферсоном Борегардом Сешнсом III. Граждане Аризоны могут столкнуться с президентом Джо Арпайо, и потерять права, защищаемые Конституцией США. Что скажете на это?

Д. С.: Может стать даже хуже. В течение многих десятилетий США становятся всё хуже и хуже с каждым годом, и гарантировано дальнейшее падение, если мы не изменим что-нибудь. Я не убеждён, что Аризона, как отдельная страна, не сможет лучше защищать права своего народа, в отличие от Аризоны, как части США, которая, в действительности, мало помогает своему народу.

Калифорния, как отдельная страна, или как часть более крупного государства Западного побережья, если другие государства присоединятся к Калифорнии, окажет хорошее влияние на остальные штаты. Это может быть моделью, особенно, если будет выбран предлагаемый мной путь, включая подписание Конвенции о правах ребёнка, членство в Международном уголовном суде и заключение множества других соглашений и международных стандартов, которые я упоминаю в статье. Думаю, это окажет хорошее влияние на остальную часть США, и мы можем увидеть иммиграцию из одних новых государств в другие, в зависимости от того, какое более просвещенное и прогрессивное.

Э. Г.: Ладно, один из самых спорных аспектов Вашего первого эссе – аргумент, что рабство, возможно, закончилось бы раньше, если бы Север просто позволил Югу отделиться без разрушительной Гражданской войны. Наверно, это создало бы фронт двух конкурирующих держав, рабовладельческой и свободной, что могло бы неизбежно привести к войне?

Д. С.: Ну, это, по сути, и произошло. Не было никаких аргументов по поводу существующих государств, пока не закончилась Гражданская война. Было всеобщее согласие расширяться на запад и разногласие по поводу новых штатов - будет ли в них рабство или свобода. Южные штаты настаивали на том, что Конституция обязывает возвращать так называемых беглых рабов, и они хотели отказать северным штатам в праве не возвращать людей, сбежавших от рабства. По этой проблеме правительство северных штатов, т.е. федеральное правительство, заявило: «Мы не позволим вам отсоединиться, мы будем воевать за Союз». Позже это стало войной за освобождение рабов, но она не имела успеха. Рабство сохранилось на Глубоком Юге под другими названиями – через тюремные программы и обвинения по пустяками и вечным долгам, которые угрожали каждому афроамериканцу на Юге ещё во времена Второй мировой войны. И из-за этого было убито три четверти миллиона человек, разрушены города и сформировалась враждебность, которая существует до сих пор, что символизируется флагом Конфедерации, расизмом и всеми горькими последствиями войны, которой не должно было быть.

Я не могу с уверенностью сказать, что рабство закончилось бы быстрее и полнее, если бы Югу позволили отделиться, сбежавшим рабам позволили бы быть свободными, а Север и остальной мир оказали бы положительное влияние на Юг. Однако, есть вероятность, что оно закончилось бы раньше, если бы южные рабовладельцы согласились на систему компенсации освобождения и выпустили бы на свободу всех рабов без войны и отделения, как делали большинство стран, отказавшиеся от рабства. Это было намного предпочтительнее произошедшей Гражданской войны. Ни одна другая страна не убила столько людей для освобождения рабов, как США.

Э. Г.: Разве не было исключений – Гаити – там убивали людей в борьбе против рабства?

Д. С.: Там было восстание, прежде всего, порабощённого народа Гаити, то же случилось на Ямайке и во многих других местах, но страны не разделялись и не было гражданских войн и убийства сотен тысяч человек, чтобы принять законы, отменяющие рабство. Это не было нормой. Большинство стран продолжало существовать, как единое целое, где сначала было рабство, а потом его отменили без войны.

Э. Г.: Ладно, в своих эссе Вы говорите, что это вовсе не простой моральный вопрос, оставить ли четыре миллиона человек рабами, или начать войну, которая может принести им пользу. Однако, в условиях огромной военной мощи США и выбросов парниковых газов, которые угрожают жизни на Земле, отделение – это сложный моральный выбор?

Д. С.: Мы должны что-то делать. Если мы думаем, что можем получить контроль над правительством США, поставить его под народный, просвещённый и прогрессивный контроль, сохранить благоприятный климат и справиться с угрозой ядерной войны, то мы должны к этому стремиться. Но если мы думаем, что с большей вероятностью этого можно достичь отделением, то мы должны двигаться по этому пути. Это не вопрос. Это абсолютно моральный императив.

Я думаю, что скорее мы сможем добиться положительных изменений в экологии и военных проблемах, если штаты начнут отделяться. Я не думаю, что это вопрос личных предпочтений или местнической самоидентификации с государством. Я думаю, что это совершенно моральное требование – создание правительства с некоторыми полномочиями, которое смогут контролировать жители этой территории. Это было главной идеей создания США, но теперь её нет, и мы должны возродить её, даже если из-за этого США развалятся на куски.


Источник: Calexit: Should California Secede?, David Swanson and Ann Garrison, globalresearch.ca, February 10, 2017.

Tags: История, Калифорния, США, Югославия, армия, война, демократия, идеи, империя, нацизм, экология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments