antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

США: полицейское насилие, расизм и политика поляризации.


Жуткие кадры по телевидению и в социальных сетях неумолимы: подрывы автомобилей, расстрелы в ночных клубах, полицейские-убийцы и убийцы полицейских. Именно это Ленин называл капиталистическим «ужасом без конца». Это происходит не только «где-то далеко» в Ираке, Афганистане или Мексике, но и в самой богатой стране в мире. Это отвратительное лицо капиталистического кризиса, кризиса системы, который угрожает уничтожить весь человеческий род. Через столетие после Русской Революции, которая указала путь вперёд, цивилизация оказалась в тупике. Как писал Маркс в Коммунистическом Манифесте: какое из прежних столетий могло подозревать, что такие производительные силы дремлют в недрах общественного труда? Мир изобилия для всех - прямо в наших руках. Разрыв между идеологическими возможностями и реальностью тяжёлой работы и унижений, которые мы вынуждены терпеть, ощущается миллионами. На пути к по-настоящему гуманному обществу стоит жёсткая система. Капиталистическая система.

В основе её – растущая поляризация – расширение разрыва между классами. Но без ясного плана пути вперёд, эта ситуация приводит к разочарованию, ругани и насилию. С начала года от рук полиции погибло несколько сотен человек. Несмотря на всеобщее негодование, за последние два года, пока существует движение Чёрные жизни имеют значение, которое возникло после убийств Майка Брауна и Эрика Гарнера, ни одного полицейского не осудили. Наглые убийства Алтона Стерлинга в Батон-Руж и Филандо Кастиле в Твин-Сити стали трагическими искрами, которые придали этому движению дополнительный импульс. Спонтанные демонстрации снова вылились на улицы городов по всей стране, сотни протестующих арестованы.

Далласский ветеран армии США, который служил в Афганистане, разозлённый последними внесудебными полицейскими расстрелами, убил пятерых полицейских и ранил ещё нескольких. Но индивидуальный террор, даже для противодействия организованному террору капиталистического государства, может лишь усилить репрессии. Он не может изменить фундаментальные отношения между эксплуататорами и эксплуатируемыми, между угнетателями и угнетаемыми. Лев Троцкий писал: «индивидуальная месть не удовлетворяет нашим интересам. Наши претензии к капиталистической системе слишком велики, чтобы их мог уладить один оперативник». Лучшее, что могут предложить либеральные политики и лизоблюды – крокодиловы слёзы и пустые призывы к единству и отказу от насилия. Они оплакивают «фрагментацию» нации, умоляя прекратить отделять полицию от народа, которому она должна служить, и истерично описывают страну как «бочку с порохом», которая готова взорваться. Вооружённые до зубов, получающие миллиарды долларов от продажи оружия, сбрасывающие бомбы и ракеты по всему миру и стремящиеся разоружить рабочий класс, они ханжески кричат: «все жизни имеют значение». К этому лозунгу Джордж Оруэлл мог бы добавить: «но некоторые жизни имеют большее значение, чем другие».

Относительно-послевоенные бэбибумеры («относительно», потому что «война с наркотиками» стала односторонней гражданской войной против бедного класса) жили во времена экономического роста. Этот период притупил остроту капиталистической диктатуры для значительных слоёв населения. Но это не могло продолжаться долго. Система сгнила изнутри. Количество людей, получающих прибыль от системы, сокращалось. Буфер так называемого американского «среднего класса» практически полностью разрушен. Вместо него на защиту частной собственности олигархи вынуждены призывать армии милитаризированной полиции – а это уже вовсе не мир. Режим террора, установленный государством в бедных районах, необходим для правящих классов, так как рабочие и бедняки оказались в большинстве. Понимая, что в народе ослабляется страх перед властями и полицией, капиталисты боятся, что их стратегия «разделяй и властвуй» может стать бесполезной, и уже не сможет защитить их власть и богатство.

Голодные люди будут действовать, как крысы в клетке. Если бы у всех были рабочие места, доступ к медицине, образованию, безопасности, жилью, то отношения между людьми улучшились бы без полиции, полиция для этого не нужна. Но при дефиците возникает необходимость обеспечивать неравное распределение ресурсов. Абсурдная реальность, которую мы должны принять, состоит в том, что капиталистический дефицит искусственен. Его возникновение выгодно. Он связан с прибылью, которая стоит на пути эффективных систем производства, распределения и торговли, в гармонии с окружающей средой.

Рабочий класс обладает силой, чтобы раз и навсегда покончить с капитализмом, при наличии руководства, которое сможет правильно использовать огромную энергию нашего класса. Пока не будет такого руководства, тупик нестабильности будет продолжаться годы и десятилетия. Вина за этот тупик, в конечном счёте, лежит на нынешних прокапиталистических руководителях рабочих организаций, которые сидят на вулкане революционного потенциала, но отказываются дать выход скрытым силам рабочих. Необходимо набирать новое руководство. Поскольку мы стоим на пороге «мусорного пожара», как выразился один республиканский сенатор, поляризация и хаос будут только усиливаться. Берни Сандерс предал доверившихся ему левых, которые вынуждены теперь выбирать одно зло из двух. Избиратели, которые называют себя «независимыми», согласно статистике, составляют 39% - это большинство электората. Миллионы избирателей не могут решить, какой из кандидатов – «меньшее» зло. В этих условиях независимая социалистическая партия может мгновенно стать популярной, и оказаться у власти.

Как марксисты, мы понимаем, что для прекращения полицейского террора, расизма, насилия, бедности, эксплуатации и угнетения, мы должны уничтожить капитализм. Классово-независимая политическая и экономическая борьба – единственный способ преодолеть власть капиталистов. Мы понимаем, что существуют влиятельные центробежные силы, которые стремятся разорвать единство рабочего класса. К счастью, они компенсируются более мощными силами, которые подталкивают нас к совместной защите своих интересов. Но классовое единство – не в декларациях, а в борьбе. В этом состоит задача ближайшего периода. Создание организации, способной теоретически обосновать и организовать борьбу – не простая задача. Но у нас есть старый добрый американский прагматизм – «у каждой проблемы есть решение» и «каждый инструмент подходит для своего дела». Наша проблема – капитализм, а инструмент – народная революционная партия, уходящая корнями на каждое рабочее место, в каждый район и университет.


Источник: USA: Police Brutality, Racism, and the Politics of Polarization, John Peterson, marxist.com, July 12, 2016.

Tags: США, армия, демократия, идеи, нацизм, полиция, протесты, расстрелы, статистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments