antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Category:

Пропаганда в СМИ.


В ходе недавнего опроса британцев спросили: сколько иракцев было убито во время вторжения в их страну в 2003 году. Полученные ответы оказались шокирующими. Большинство ответило, что было убито менее 10000. Научные исследования сообщают, что в аду, разожженном лондонским и вашингтонским правительствами, погиб миллион иракских мужчин, женщин и детей. А на самом деле, эта цифра существенно больше. Геноцид иракцев приравнен к геноциду в Руанде. И эта резня продолжается. Каждый день.

Эти ответы показали, как нас обманывают те, кто обязан составлять статистику. Американский писатель и академик Эдвард Херман называет эту ситуацию «нормализацией невероятного». Он описывает два типа жертв в новостях: «подобающие жертвы» и «неподобающие жертвы». «Подобающие жертвы» - те, кто страдает от наших врагов: Ассад, Каддафи, Хусейн. «Подобающие жертвы» претендуют на то, что у нас называется «гуманитарной интервенцией». «Неподобающие жертвы» - те, кто мешает нашим карательным операциям и нашей помощи «хорошим диктаторам». Саддам Хусейн был «хорошим диктатором», но стал наглым и непокорным, и был понижен до «плохого диктатора».

Индонезийский генерал Сухарто был «хорошим диктатором», несмотря на его массовые убийства порядка миллиона человек, при активной помощи Англии и США. Кроме того, он, при помощи английских бомбардировщиков и пулемётов, истребил одну треть населения Восточного Тимора. В Лондоне королева радушно встретила Сухарто, а когда он умер в своей постели, его хвалили как просвещённого реформатора и почти англичанина. В отличие от Саддама Хусейна, он никогда не проявлял непокорства.

В 1990-х я путешествовал по Ираку и видел, что две мусульманские ветви (шииты и сунниты) сильно различались, но жили вместе, даже женились между собой, и все гордо называли себя иракцами. Там не было никакой Аль-Каиды, не было джихадистов. В 2003 году мы взорвали это благополучие своим «шоком и трепетом». И сегодня шииты и сунниты воюют друг с другом по всему Ближнему Востоку.

Я пишу от первого лица, «мы» и «наш», как пишут и говорят в газетах и в телевизоре, предпочитая не отделять преступления нашего правительства от нас, народа. Мы, как они подразумевают, согласны с действиями властей: тори, лейбористами, обамовским Белым домом. Когда скончался Нельсон Мандела, BBC, первым делом, отправилась к Дэвиду Кэмерону и Обаме. Кэмерон поддерживал режим апартеида и летал в ЮАР, когда Мандела отбывал своё 25-летнее тюремное заключение. А Обама, пустивший слезу в камере Манделы на острове Роббен, сам управляет камерами в Гуантанамо.

Что они действительно оплакивали в Манделе? Ясно, что не его экстраординарное желание сопротивляться деспотической системе, чью развращённость долгие годы поддерживали правительства США и Британии. Скорее, они благодарны ему за его роль в подавлении восстания негров против несправедливой белой политической и экономической власти ЮАР. Конечно, именно по этой причине его освободили. Сегодня та же самая безжалостная экономическая власть организует апартеид в другой форме, сохраняя ЮАР самым неравным обществом в мире. Некоторые называют это «примирением».

Мы все живём в информационном веке, мы болтаем по телефонам, водим пальцами по своим смартфонам как по чёткам, склоняем головы, проверяем почту, смотрим видео, пишем в социальных сетях. Мы всегда на связи, мы строчим смс-ки, и большая часть нашей болтовни – о нас самих. Эгоизм – дух времени. Целую жизнь назад Олдос Хаксли в романе «О дивный новый мир» предсказал эти чрезвычайные средства общественного контроля, которые выглядят добровольными, увлекательными и создают иллюзию личной свободы. Скорее всего, правильнее говорить, что мы живём не в информационном веке, а в веке средств массовой информации. Память о Манделе была успешно уничтожена с помощью СМИ. От BBC до CNN - эта машина огромна.
Принимая нобелевскую премию по литературе в 2005 году, Гарольд Пинтер сказал о «манипуляциях власти по всему миру под маской силы всеобщего добра, в рамках блестящего, остроумного и успешного гипноза». Но, как выразился Пинтер: «этого никогда не было. Ничего никогда не было. Даже если это есть, его нет. Это не имеет значения. Это не интересно».

Пинтер намекал на системные преступления США и на необъявленную цензуру, которая скрывает важную информацию, чтобы мы не понимали, что происходит в мире.
Сегодняшняя либеральная демократия стала системой, в которой люди несут ответственность перед корпоративным государством, а не наоборот, как должно быть. Британские парламентские партии проповедуют одну и ту же доктрину заботы о богатых и борьбы против бедных. Это противоречит реальной демократии. Вот почему отвага Эдварда Сноудена, Челси Мэннинг и Джулиана Ассанжа – величайшая угроза для властителей. И это наглядный урок для тех из нас, кто хочет знать, что происходит в мире. Отличный репортёр Клод Кокберн сказал по этому поводу: «Никогда и ничему не верьте, пока это официально разрешают». Представьте, если бы правительственная ложь натолкнулась на адекватную реакцию общественности и была разоблачена на этапе подготовке войны с Ираком, возможно, миллионы убитых иракцев были бы сегодня живы.


Источник: Is media just another word for control? – John Pilger, John Pilger, truepublica.org.uk, February 27, 2016.

Tags: Англия, Ирак, СМИ, США, ЮАР, война, геноцид, демократия, идеи, империя, неолиберализм, пропаганда, статистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments