antizoomby (antizoomby) wrote,
antizoomby
antizoomby

Categories:

Развитие австралийской тайной полиции.

Иностранные журналисты падают со стульев в шоке от нашего драконовского закона о сборе данных, а мы даже пальцем не шевелим.

Несколько дней нас как идиотов пугали мельбурнскими подростками, которые, вероятно, планировали напасть на полицейских в День АНЗАК*. Хорошие копы схватили их, но это была сомнительная угроза нашему обществу.
Тем временем, за девять дней до этого была принята поправка к закону о телекоммуникациях (перехвате, доступе и сборе данных), после прохождения через обе палаты парламента.

Слежку за вашими цифровыми коммуникациями (кому вы звоните, электронные письма, СМС и другие сообщения, когда вы это отправляете и в какое время) должен в течение минимум двух лет осуществлять ваш оператор связи. И более 20 правоохранительных служб будут иметь доступ к этим данным, и для этого не нужен ордер и (само собой) не нужно уведомлять вас.
Ну, Генеральный прокурор Джордж Брандис (George Brandis) удивляется: чего тут волноваться? В конце концов, до принятия этого закона ваши метаданные уже были доступны для 85 правительственных агентств.
«Единственное изменение, которое этот закон вносит в отношения государства с гражданами», - сказал он в Сенате, - «это введение гарантий доступа правоохранительных служб к метаданным, которых раньше не было».

В частности, сенатор Брандис обратился к так называемому «эффекту запугивания» независимых журналистов – т.е. СМИ будут бояться, что власти, имеющие доступ к данным репортёров, будут ловить разоблачителей. Он заверял нас, что теперь это исправлено. Новый закон содержит «огромную и подробную архитектуру защиты журналистов… что не является частью действующего законодательства».
Такие дела. Я размышлял об этой архитектуре две недели, по несколько часов перелетая на самолётах в качестве иностранного корреспондента ABC. Я разговаривал об этом с журналистами в Париже, Вашингтоне и Нью-Йорке, которые специализируются на терроризме и контртерроризме. И когда я описывал им конкретный аспект этого закона – о котором почти ничего не говорилось в Австралии – они все чуть не падали со стульев.

Раздел 4C поправки к закону утверждает, что если правоохранительные службы захотят собирать метаданные профессиональных журналистов для определения их информаторов, то сначала они должны получить «журналистский информационных ордер» у «выдающей ордера инстанции» (обычно у судьи), а в случае Австралийской организации безопасности и разведки – у Генерального прокурора.
В законе написано, что чиновник должен просто выписать ордер, если связанный с этим общественный интерес перевешивает все остальные общественные интересы, включая право информатора на неприкосновенность частной жизни. Этот чиновник должен также оценить все аргументы, приведённые общественным адвокатом.

Этот загадочный чиновник (разумеется, ведущий юрист с необходимым статусом допуска) будет назначаться премьер-министром, не ниже. И как успокаивающе заявил представитель оппозиционного министра обороны лейборист Стивен Конрой (Stephen Conroy): «чиновники должны будут примерять на себя обувь журналиста и обсуждать, почему выдача ордера противоречит общественным интересам».
Ну, замечательно. Не считая уловки-22 в стиле Кафки. Общественный адвокат не будет иметь права сообщать журналисту или его организации, что ордер выдан, т.е. он не сможет защищать общественные интересы, и не сможет раскрыть, что информатор, который считается конфиденциальным, уже известен гос. безопасности.

Действительно, общественный адвокат не будет уже общественным. Он будет приватным: один юрист будет втайне спорить с другим юристом, почему шпик или коп не должен просматривать данные репортера, а в это время репортёр (и его информатор) остаются в блаженном неведении.
И тут подходит момент для главного удара, который заставил иностранных журналистов падать со стульев, но почти никем не был упомянут в парламентских обсуждениях этого закона. Раздел 182A нового закона утверждает, что тот, кто «раскрывает и использует» информацию о журналистском информационном ордере (был ли он выписан или уже применён, существует или даже не существует), может быть лишён свободы на два года. Задумайтесь об этом.

Чем можно оправдать такое чрезвычайное положение? В конце концов, эти ордера не имеют никакого отношения к терроризму или национальной безопасности. Их будут выдавать любому агентству, которое занимается расследованиями различных преступлений (в том числе, преступлений государственных служащих Содружества, которые раскрывают журналистам официальную информацию – см. Раздел 70 Закона о преступлениях).
Раздел 182A – продолжение ужесточения драконовской политики секретности, с которой австралийцы беспечно согласились после 11 сентября 2001 года.

Закон 2003 года, например, разрешает Австралийской организации безопасности и разведки задерживать и допрашивать людей в течение семи дней, даже если они не подозреваются в совершении терактов, и не разрешает разглашать об этом любую информацию. Закон 2014 года утверждает, что любого, кто раскрывает информацию о «специальных разведывательных операциях», можно лишить свободы на 10 лет. И таких примеров великое множество.
Во время обсуждения нового Закона о сборе данных, Конрой сделал экстраординарное заявление: «Лейбористская партия полна решимости гарантировать, что наши службы национальной безопасности и полиции получат абсолютно полную власть для сохранения безопасности австралийцев».

«Абсолютно» - весьма опасное слово. При демократии не должно быть абсолютизма, особенно, по отношению к службам государственной безопасности. Чем больше вы даёте полномочий любой организации, тем больше нужно света, чтобы знать, как она использует эти полномочия. Для спасения от террористических «угроз», мы отдаём всё больше и больше власти нашим органам гос. безопасности и полиции, которые окружены постоянно ужесточающейся секретностью: больше власти, больше секретности, чем в остальном демократическом лагере.
Не будет преувеличением сказать, что Австралия создаёт свою тайную полицию. Это полный триумф всех террористов.

Автор - Джонатан Холмс (Jonathan Holmes) - обозреватель Fairfax и бывший ведущий программы Media Watch на ABC.

Примечание.
* - День АНЗАК - день нападения австралийской и новозеландской армии на Турцию во время Первой мировой войны, причём попытка оккупации провалилась; официально считается днём ветеранов, армии и национальным праздником в Австралии и Новой Зеландии.


Источник: A chilling step closer to Australian secret police, Jonathan Holmes, theage.com.au, April 22, 2015.

Tags: Австралия, СМИ, аресты, демократия, дети, полиция, протесты, слежка, суд
Subscribe

  • Слава предателям.

    Дэниел Хейл на мирном протесте около Белого дома. В октябре 2011 года аналитик разведки ВВС Дэниел Хейл в военной форме стоял среди палаток…

  • Продолжение американской войны с Афганистаном.

    Обещание вывести американские войска из Афганистана было встречено резким скептицизмом, не только в США, но и во всём мире, и в этом правительство…

  • Массовые самоубийства в армии США.

    Новое исследование показывает, что в результате войн, развязанных армией США после 11 сентября 2001 года, американские солдаты и ветераны…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments